Порт-Артур - название народное, прижившееся со времен русско-японской войны. Здесь всегда жили самые отчаянные воины и вояки. А когда-то в этих местах стояли казачьи станицы - дымились курени и били копытами кони.

Коней на привязи возле профессионального училища №2 не было - казаки прибыли в гости на обычном «жигуленке». Зато лихих молодцев в ПУ оказалось достаточно. Атаманы тоже присутствовали.

- Здорово дневали, братья казаки! - приветствует ребят атаман Омского отдела Сибирского казачьего войска Геннадий Алексеевич Туленцев.

- Слава Богу! - хором отвечают пацаны в камуфляже. Идет урок казачьего быта. 40 мальчишек, склонив головы, слушают «Отче наш». Не все из них - крещеные, не все - верующие, не все -православные. Но все - братья, независимо от происхождения. В молодежную казачью организацию училища «Ермак» - конкурс, как в институт. Собственно, это и есть своего рода институт - институт патриотизма.

А вот чтобы поступить в училище, конкурса нет. Хотя в Порт-Артуре их всего два: в одном готовят металлообработчиков, в другом - железнодорожников. Мало стало молодежи.

Надежда Георгиевна Евграфова, заместитель директора по воспитательной работе ПУ № 2, говорит:

- Токари, фрезеровщики, сварщики - это же творчество! Наши ребята - уважаемые люди, за выпускниками даже с Урала приезжают. Мастеров по металлу, станочников теперь мало где готовят.

«Конкурентная» борьба за первокурсников - не шутка. Сейчас в ПУ № 2 занимаются 500 человек, когда-то было в два раза больше. Собственно, оно и рассчитано на тысячу человек - два огромных трехэтажных корпуса, соединенных просторным коридором. Рядом пустыми глазницами окон зияет четырехэтажка без крыши - как памятник перестройке. Как раз к ее началу успели воздвигнуть стены будущих современных мастерских. С тех пор работа не продвинулась, и ребята по-прежнему ездят в старые мастерские на территорию завода Транспортного машиностроения. Официально и теперь считается, что училище готовит для него кадры. Только кадров заводу нужно все меньше. Будущее ПУ туманно - базовое предприятие, судя по всему, скоро перестанет относиться к оборонной промышленности. Ему грозит банкротство. Что ждет учебное заведение, возникшее еще до революции, в 1910 году, как технический класс при паровозо-ремонтных мастерских, - неизвестно. Тем более когда профобразование переведут на финансирование из местного бюджета. Половина учащихся - как раз не местные, приезжают из сел области. Живут на квартирах, потому что в общежитие пэушников Трансмаш давно поселил своих работников.

Благодаря селу училище перестало быть сугубо мужским заведением. Деревенские девчонки рвутся на новые отделения - оператор ЭВМ и секретарь со знанием ПК. Теперь сильная половина старается показать себя перед слабой в лучшем свете. Большинство учащихся, по мнению Евграфовой, знают, чего хотят в жизни. 35 процентов выпускников остаются работать на тех же предприятиях, где проходили практику, 36 - поступают в вузы и техникумы, остальные разъезжаются по родным местам или уходят в армию.

Но девичьего благотворного влияния на порт-артуровских парней маловато. К тому же ПУ № 2 - одно из двух учебных заведений города, которое принимает восьмиклашек, изгнанных из школ за плохое поведение. За одной партой каждый из них задерживался по два-три года, а здесь, получая профессиональные навыки, отъявленные хулиганы и двоечники становятся людьми мастеровыми и вполне серьезными. В училище строгое правило - никого не исключать, стипендий не лишать. Пить, курить и материться в стенах учебного заведения запрещено. Дежурные - и ребята, и педагоги - следят за этим неустанно. Проблемы свободного времени практически не возникает, училище плотно работает с районным центром молодежной занятости. Так что мальчишки и девчонки имеют возможность в дни каникул зарабатывать на жизнь самостоятельно.

Одна беда - педагогически коллектив состоит в основном из женщин. Пацаны - почти сплошь безотцовщина. Мужского воспитания явно не хватает, несмотря на спортивные секции, которые ведет профессиональный тренер Виктор Кузенков.

Вот потому, когда в 1994 году в администрацию училища пришли представители Омского отдела Сибирского казачьего войска с предложением взять шефство над мальчишками, идею поддержали и преподаватели, и родители. Патриотическое воспитание - в традиции училища.

Поначалу была создана даже казачья сотня - желающих набралось больше ста. Это сейчас молодежная казачья организация «Ермак» состоит из 40 человек, причем половина - пока кандидаты, хотя и этого звания нужно добиваться. Принимают лучших. Ставят условия - подтянуть «хвосты», обратить внимание на поведение.

- Казак должен быть исправным, - убеждает их атаман Туленцев. Это значит - иметь ясные мысли, четкое мировоззрение, быть верным своему долгу.

Пацаны изучают историю Сибири и казачества, занимаются строевой подготовкой, работают в конюшнях, скачут на лошадях. В планах - совместное патрулирование улиц по вечерам. Чтоб самыми лихими молодцами на них были только казаки. За 10 лет школу молодого казачества прошли 300 человек. Два десятка человек из них поступили в институты и военные училища. Ни один не пытался «отвертеться» от армии. Про наркотики в училище давно забыли, на учете в милиции состоят всего 7 человек.

Впрочем, на смену алкоголизму и наркомании, кажется, приходит новая беда. После урока казачий старейшина Василий Иванович Максименко остался, чтобы поговорить с «эвээмщиком» Стасом и его бабушкой. Старушка одна тянет мальчика, а тот просаживает деньги в компьютерном клубе. Василий Иванович обещал походатайствовать перед атаманом, чтобы нерадивого ученика взяли в отряд в виде исключения. Старейшина, доцент Омской медицинской академии, и сам вырос в этих местах. Знает, как тяжело объезжать рысистых коней и обламывать порт-артуровских парней.

Но и то, и другое вполне по силам юным казакам. Такому, например, как командир отряда, красавец, гитарист и заводила всех культпоходов Алексей Алексеев. А может, над Стасом возьмет шефство Паша Матва, заканчивающий отделение автослесарей. Об этой профессии он мечтал с детства. И вовсе не потому, что денежная.

- Что деньги? Это дело наживное. Главное - семья и Родина, - рассуждает Пашка. Потом, смутившись, добавляет: - Ну и девушка моя, Настя.

Омск