Ответ, который лежит на поверхности, - извечное пристальное внимание толпы к власти предержащей. А если они к тому же еще и не выходцы из низов или среднего класса, если быть главным - это данная от рождения привилегия... Принимая во внимание нынешнюю звездоцентричную иерархию мира, по которой политики приравниваются к деятелям шоу-бизнеса, легко понять интерес публики к вымирающему роду представителей голубых кровей: каково это быть даже не мега и супер, а самой-самой большой звездой, чей статус нельзя приобрести за деньги или способности?
Король Георг VI в исполнении Колина Фёрта мог бы честно и непечатно ответить им, если бы посмел: король вынужден держать в себе слишком много того, что дозволено простым смертным. И с годами этот груз обязанностей, запретов, условностей становится только больше. Даже проявления любви здесь регламентированы. Так, королева-мать шокирована бурными слезами старшего сына после известия о смерти отца. Вероятно, это, а не стресс от пережитого на войне, держит речь герцога Йоркского, будущего короля, на замке - он не может справиться с огромным давлением своего положения. Колин Фёрт, воплощение английской актерской школы, психологически безукоризненно рисует этот внутренний конфликт с самим собой. Он играет человека, который хотел бы быть просто мужем, отцом и даже «обычным офисным работником», каковым он себя ощущает, но не имеет права на другой выбор, чем стать королем.
«Почему он не может бросить эту работу?» - в недоумении спрашивает, еще не зная, кто его пациент, доктор Лонг. Джеффри Раш блестяще играет гениального логопеда-самоучку, который интуитивным путем докапывается до психологических причин возникновения заикания у герцога. Герой Фёрта этого хочет, но не может себе позволить из чувства ответственности - его старший брат Эдуард, который и должен наследовать трон, уже позволил себе «уволиться» по личным обстоятельствам - женился на разведенной женщине. Теперь все надежды семьи и нации должен оправдать принц Альберт. И его страх (и как следствие заикание) кажутся уже непреодолимыми. В этой ситуации единственный, кто способен помочь ему справиться со страхами, - странный логопед без диплома. Он позволяет ему быть самим собой: стать просто Берти, рассказывать о своих детских обидах, клеить самолетики и даже сквернословить, чтобы выпустить напряжение. Сцена, в которой принц без труда выкрикивает хорошо нам известное по голливудским фильмам слово, аналогичное нашему трехбуквенному, - одна из лучших в этой остроумной картине.
Ирония судьбы состоит еще и в том, что логопед - неудавшийся актер, который учит Берти, как ему войти в роль короля Британии Георга VI, отца нынешней королевы Елизаветы II. Как стать тем самым актером (по сути, статистом), про которого ему говорил отец. Это просто работа, а не пожизненный крест, как бы говорит ему доктор, снимая с него излишнюю ответственность. И герцог с этим соглашается, стремясь хорошо играть свою роль отца нации, ее защитника и вдохновителя. Руководящие функции все равно берут на себя другие - премьер-министры (в одном из них легко узнать Уинстона Черчилля) и прочие политики, среди коих мелькает Гитлер, произведший на короля впечатление своим магнетическим красноречием.
Умение казаться, а не быть, может быть, не менее важная тема фильма, чем победа над самим собой. XX, а за ним и XXI век произвели его в важнейшее из искусств, что сделало шекспировский афоризм «вся жизнь - театр, а мы - актеры» слишком буквальным. Думается, эти смыслы считали не только киноакадемики, но и простые зрители. Удивительно, но умная и неординарная «Королевская речь» (таково точное название ленты) при скромном бюджете в 15 миллионов собрала в мировом прокате более 310 миллионов долларов.