Первое - государство в лице Министерства образования и науки твердо и непреклонно берет дело повышения квалификации работников образования в свои государственные руки, тем самым давая явный и недвусмысленный ответ всем и всяким любителям «разрушать до основания».
Второе - из этого также следует, что повышение квалификации и профессиональная переподготовка работников образовательных учреждений будут осуществляться в соответствии с федеральными государственными требованиями к содержанию образовательных программ, уровню подготовки и условиям реализации этих программ. Здесь речь идет об укреплении государственной составляющей федеральной системы повышения квалификации работников образования.
Начнем с многочисленного отряда работников учреждений дошкольного образования. В стране действует около 45 тыс. дошкольных учреждений, в них трудятся 350 тыс. специалистов: руководители, воспитатели, медицинские работники, технический и обслуживающий персонал.
Основная масса этих работников повышает свою квалификацию на базе муниципальных методических служб путем участия в краткосрочных семинарах под руководством муниципальных методработников. Лишь небольшая часть руководителей дошкольных учреждений поднимается на уровень областного ИПК.
Внятно разработанного порядка повышения квалификации, согласованного с учредителями, а также образовательных программ, отвечающих государственным требованиям для работников дошкольных учреждений, не существует вообще.
Однако же потребность в ежегодном обязательном повышении квалификации 75-80 тыс. «дошкольников» реально существует. Иными словами, ежегодно в каждом из 84 региональных государственных учреждений повышения квалификации от 500 до 1500 «дошкольников» должны проходить повышение квалификации. Как говорится, «ни дня без дошкольников!».
Выборочная проверка периодичности (1 раз в 5 лет) повышения квалификации дошкольных педагогов неутешительна. До 30% работников этой категории не придерживаются установленной нормы.
Идем дальше. В системе общего среднего образования действует 54 тыс. общеобразовательных учреждений, руководят которыми около 100 тыс. директоров и их заместителей. То есть ежегодно необходимо обеспечить повышение квалификации примерно 20 тыс. школьных руководителей. Существующая практика организации повышения квалификации руководителей образовательных учреждений по региональным моделям крайне несовершенна. Нет слов, она должна учитывать региональную специфику, но еще в большей мере она должна включать в себя как обязательный инвариант вопросы современной государственной образовательной политики. Здесь так и просятся пусть не стандарты, а государственные требования к программам повышения квалификации руководителей образовательных учреждений. Для государственных учреждений повышения квалификации эти требования будут обязательными к исполнению. Будут ли они обязательными для всех иных структур, кому «реформаторы» хотят предоставить право беспрепятственно повышать квалификацию директоров школ?
В стране на муниципальном уровне задействовано более 2,5 тыс. местных органов управления муниципальным образованием и столько же муниципальных методических служб, в которых, по нашим подсчетам, трудятся около 50 тыс. специалистов. Где и как повышают квалификацию работники этих учреждений? Какими документами регламентируются порядок, периодичность повышения их квалификации?
Как нам известно, руководители муниципального образования как государственные чиновники муниципального уровня повышают свою квалификацию преимущественно в федеральных образовательных учреждениях повышения квалификации, созданных для госслужащих (РАГС и ее филиалы). Знакомство с образовательными программами, реализуемыми в РАГС и ее филиалах, свидетельствует о том, что они страшно далеки от современной образовательной проблематики.
Что бы ни говорилось и ни писалось о достоинствах (в меньшей степени) и недостатках (в гораздо большей степени) муниципальных методистов, они есть, их много, как говорится «на каждом километре», и они по своему статусу и профессиональным обязанностям ближе всех находятся к учителю. Нередко именно они являются первоисточником в трактовке тех или иных изменений, происходящих в образовательном сообществе. Именно их-то и надо бы изначально «проучивать» на федеральном образовательном уровне, в федеральной академии. Но сделать это мы не можем, так как по существующему ныне положению федеральная академия повышения квалификации и переподготовки обучать работников образования муниципально-региональной принадлежности на средства федерального бюджета не имеет права. В академии могут повышать квалификацию на бюджетной основе (внимание!) только работники образования государственных федеральных образовательных учреждений. Все остальные - на платной основе. Тем самым головное учреждение в системе повышения квалификации работников образования лишено возможности принять на обучение директора школы, завроно, методиста, не говоря уже о простых учителях.
Но вернемся к нашим подсчетам. К названному количеству ежегодно повышающих квалификацию прибавляются порядка 10 тыс. работников, руководящих образованием на уровне субъектов РФ, которые обязаны повышать квалификацию в образовательных учреждениях для госслужащих, по образовательным программам этих учреждений, вряд ли согласованным с Минобрнауки. Напоминаю, обучать эту категорию работников в отраслевой академии за счет федерального бюджета запрещено.
А задавались ли мы вопросом, где и по каким программам повышают свою квалификацию научные и преподавательские кадры педагогических вузов? Представляется само собой разумеющимся, что для всех работников образования (включая и педвузовских работников) должны быть согласованные и скорректированные, отвечающие гостребованиям образовательные программы повышения квалификации. Не было такого случая, чтобы директор школы и ректор педвуза сидели рядом на курсах повышения квалификации.
Растаскивание повышения квалификации работников образования по различным, нередко неоправданным основаниям может иметь необратимые последствия. В целях сохранения и укрепления единого государственного образовательного пространства целесообразно всячески укреплять федеральную государственную отраслевую систему повышения квалификации работников образования.
Применительно к сложившейся ситуации спасение утопающих должно быть в первую очередь делом рук самих утопающих.
Лучшим способом обустройства системы повышения квалификации могли бы стать целевые федерально-региональные программы развития системы повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования.
Во-первых, мы должны предоставить слушателям возможность выбора путей и способов повышения квалификации за счет предоставления широкого спектра образовательных услуг, состоящих из образовательных программ и модулей для различных целевых групп. При этом до 40% содержания программ должно обновляться ежегодно.
Во-вторых, разнообразие предлагаемых к реализации программ и модулей помогало бы обеспечить слушателю возможность проектирования индивидуальных образовательных маршрутов.
В-третьих, необходимо создать условия, при которых повышение квалификации происходит при сетевом взаимодействии, с использованием опыта и потенциала инновационных школ и лучших учителей.
В-четвертых, следует заметно усилить практическую направленность занятий, доведя ее до 70%. Ориентироваться при этом на включение освоенного опыта в практику для решения конкретных проблем, широко применять при этом задания аналитического характера, решение нестандартных, ситуативных задач.
В-пятых, активно развивать сеть стажерских инновационных площадок, включая их в программы повышения квалификации как обязательную часть стажировки слушателей.
Но вернемся к спасению утопающих руками самих утопающих. Ключевым обновлением изнутри должен стать решительный отказ ИПК от излишнего академизма и псевдонаучности. Привлечение учителей - носителей инновационных практик в качестве штатных работников - магистральный курс кадрового обновления учреждений повышения квалификации.
Чрезвычайно значимыми факторами улучшения деятельности всей системы повышения квалификации должны стать четкие критерии оценки результативности деятельности институтов повышения квалификации работников образования.
Теперь о документах, подтверждающих повышение квалификации. Как нам представляется, процедура аттестации и ее результаты целесообразно отразить в аттестационной книжке работника образования. Сложившаяся практика аттестации требует от аттестуемого представления многих бумаг, или, как это ныне принято именовать, портфолио. Положение о подобной аттестационной книжке следовало бы разработать. Каждые пять лет аттестационная книжка может обновляться и храниться в дальнейшем у ее владельца. Одним из разделов этого документа должно быть повышение квалификации работника. Запись в такой книжке о сроках прохождения, продолжительности обучения и освоенной программе являлась бы фактом официальной регистрации повышения квалификации работника системы образования. Следует сформировать всероссийский банк данных образовательных программ и модулей повышения квалификации, отвечающих государственным требованиям к образовательным программам дополнительного профессионального образования. Содержание банка данных (депозитария) размещается на сайте Министерства образования и науки РФ. Работник образования, выбравший для себя модуль или программу, а также место обучения, передает свой финансовый сертификат (ваучер) на повышение квалификации в выбранное им образовательное учреждение.

​Эдуард НИКИТИН, президент АПК и ППРО, доктор педагогических наук, профессор

P.S.  Полный текст читайте на сайте «УГ» www.ug.ru.

P.P.S.  Первая статья Эдуарда Никитина «Кавалерийские наскоки ни к чему» о реформировании системы повышения квалификации опубликована в «УГ» №51 от 21 декабря 2010 г.