Обидчиками могут быть как люди с высшим образованием, так и с более низким уровнем образованности, как с высоким материальным обеспечением, так и находящиеся на грани нищеты. Однако уголовное законодательство большинства стран не позволяет наказывать преступника по заслугам - не всегда против них можно возбудить уголовное дело. И это несмотря на красноречивые цифры, которые свидетельствуют о том, что проблема начинает принимать все более глубинный и острый характер.

В результате домашнее насилие вышло на первое место среди всех видов преступности в мире, и это при том, что не везде этот вид преступления даже правонарушением-то считается. В США женщина подвергается побоям каждые 15 секунд, в Великобритании о том, что такое физическое насилие, знает каждая четвертая женщина. В Австрии 54 процента всех убийств совершается внутри семьи, и в 90 процентах этих преступлений жертвами становятся женщины и дети, в остальных случаях убийства совершают сами бывшие жертвы, доведенные до полного отчаяния безысходностью своего положения. В России ежегодно от рук партнеров погибают 14 тысяч женщин. По самым скромным подсчетам, 75 процентов мужей хотя бы раз ударили свою жену, четверо из пяти на этом уже не останавливаются. Около половины избиваемых женщин подверглись нападению со стороны самого близкого им человека в то время, когда они были беременны или кормили грудью, то есть находились в состоянии крайней уязвимости и беспомощности. Ежегодно 50 тысяч детей уходят из дома, но сколько из них бежали в никуда, в смерть, в неизвестность именно от родительских кулаков, статистика умалчивает.

По мнению психологов, дети, выросшие в семьях, в которых отец избивал мать, их самих, в будущем переносят такое поведение на собственную семью. Причем растет все это в геометрической прогрессии, как снежный ком. Специалисты говорят, что если ситуацию не изменить сейчас, то нынешние мальчишки и девчонки, которым только предстоит вступить во взрослую жизнь, могут превратить домашнее насилие в норму, когда сами станут женами, мужьями, родителями. И тогда мы даже перестанем возмущаться происходящим. Уже сейчас исследователи обнаружили, что общественное мнение, скажем, в нашей стране достаточно лояльно к избиениям жен и детей. От трети до половины опрошенных в разных регионах России готовы найти причины и оправдать мужа, ударившего жену, или отца, избившего своего ребенка. А в Госдуме давно уже - несколько созывов! - «варится» законопроект «О предотвращении насилия в семье», однако пока на первом месте у наших парламентариев явно другие заботы вроде порядка процесса подачи заявок на проведение митингов и демонстраций.

Фактически жертвы находятся в неком социальном вакууме, когда всем все равно, что с ними происходит, - до тех пор, пока не свершится убийство.

- Большинство женщин по многу лет скрывают свою беду, и прежде всего именно потому, что общество наше загружено стереотипами вроде пресловутого «бьет - значит любит», - объясняет психолог Ассоциации кризисных центров для женщин «Остановим насилие» Анна Дадеко. - Вся ответственность за эмоционально-психологический климат в семейных отношениях, как правило, возлагается на женщину, и априори получается - если в семье что-то не так, то она сама же и виновата. И фактически женщина оказывается в психологической ловушке - с одной стороны, именно она и подвергается насилию, а с другой - ее же за это и осуждают, стоит ей только с кем-то о своих бедах поделиться.

Милицию вообще вся эта «бытовуха» интересует мало. Объясняется это, в частности, тем, что семейное насилие не воспринимается обществом как нечто криминальное. Но, с другой стороны, что сетовать на милицию, если даже близкие и родные люди не выказывают пострадавшей женщине зачастую никакого сочувствия. Самое лучшее, что ей могут сказать, это посоветовать уйти от мужа, развестись. А, мол, если терпит, не разводится, не уходит, значит, положение ее вполне устраивает и нечего плакать и рыдать по пустякам. Но, во-первых, какой смысл в разводе, если жить, как правило, и жертве, и обидчику все равно предстоит под одной крышей? Ведь никто после развода женщине новую квартиру не предложит, а разменять старую порой объективно невозможно. Куда женщине спрятаться от своего обидчика, даже если она подала на него заявление в милицию (откуда его после трехчасового пребывания благополучно выпускают порой еще более разъяренным), если у нее нет ни родных, ни знакомых, готовых принять ее с распростертыми объятиями на довольно длительный срок, пока раскручивается уголовное дело, которое еще неизвестно как закончится? Это на Западе обидчику запрещают подходить к подавшей на него заявление женщине ближе, чем на пару километров, у нас же он спокойно возвращается в свою законную квартиру, дабы отметелить свою законную супругу еще крепче. Во-вторых, существуют еще и субъективные факторы. Помимо жилищных проблем, есть еще и экономическая зависимость от мужа, и недостаток поддержки от друзей, отсутствие финансовой или любой другой помощи от государства. В-третьих, нельзя забывать и про эмоциональную привязанность - все ж таки он не чужой человек, была когда-то любовь, возможно, она еще и не до конца умерла под его кулаками. И, наконец, есть страх. Страх, что он еще больше рассвирепеет и станет более агрессивным. Что чаще всего, кстати говоря, и происходит. Характерно, что мотив поведения обидчика, независимо от формы насилия (словесные оскорбления, запрет на общение женщины с близкими ей людьми, запугивание, манипулирование детьми, угрозы, экономическое, сексуальное или физическое насилие), всегда один - власть и контроль. И дело здесь совершенно не в том, насколько правильно или нет женщина себя ведет. Домашнее насилие - это система поведения одного человека для сохранения всей полноты влияния над другим, не более того.

Однако ситуацию все-таки можно изменить, несмотря на то, что пока конкретных предпосылок для ее улучшения нет. И во многом это станет реальным благодаря нам с вами - если мы (казалось бы, посторонние люди - соседи, коллеги по работе, учителя) перестанем делать вид, что нас это совершенно не касается. Если к вам обратилась за помощью, например, ваша коллега или знакомая, не отталкивайте ее - мол, это твои проблемы, напротив, постарайтесь отнестись к ее ситуации с пониманием. Скажите ей, что очень многие женщины находятся в подобной ситуации, что она очень сильный человек, раз решилась заговорить об этом. Дайте ей понять, что она совершенно не заслуживает угроз, оскорблений и побоев, что абсолютно ничто и никто не может оправдать ее мужа. Если это необходимо, проводите ее в травмпункт на медицинский осмотр. Так что ваша поддержка может стать для кого-то спасением. В России практически нет пока, как во многих западных странах, специальных убежищ для людей, подвергшихся семейному насилию, и все же кое-что делается и у нас. Так, во многих наших крупных городах - от Москвы до Мурманска - уже работают общественные кризисные центры с телефонами доверия, юристами и психологами, так сказать, убежище по-русски, где женщине при необходимости помогут выбрать индивидуальный план спасения и ее самой, и ее ребенка.

Учитель, как известно, не только человек, который учит правильно решать задачки или отличать суффиксы от приставок, он еще и воспитатель, педагог и в определенной степени психолог. Иногда он - последняя инстанция, где может найти защиту затравленный ребенок. Только, к несчастью, замотанные нагрузками и собственными проблемами учителя не всегда столь внимательны к своим ученикам. И только потом, когда кто-то из детей бежит из дома, или в отчаянии выпрыгивает из окна с 9-го этажа, или внезапно оказывается сиротой, потому что папу забрали в тюрьму из-за того, что он убил маму, мы охаем, хватаемся за голову и удивляемся - ну как же мы могли проморгать такую беду!..

P.S.

Телефон Ассоциации кризисных центров для женщин «Остановим насилие» в Москве (095) 250-91-71

Телефоны кризисных центров:

Казань - 12-43-80,

Мурманск - 24-03-91,

Саратов - 27-91-70,

Тюмень - 32-22-94.