Нас часто хвалили...

Мама часто брала меня, маленькую, с собой на работу, сажала за последнюю парту к ученику-«переростку» и надолго забывала обо мне.

Школка, построенная еще до революции, имела всего 4 кабинета (поэтому занятия проходили в 2 смены), маленькая учительская, просторный коридор, где ученики резвились в перемены, и чистый, теплый туалет.

Сейчас мы часто сетуем, ворчим на трудности в работе с подростками - их действительно немало. Но в военные годы было не легче. В классах учились по 40 ребят, семьи бедствовали, учителя - тоже. И все же в зимние вечера они собирались в учительской - женщины вязали носки, варежки, шили кисеты для бойцов, а кто-нибудь один вслух читал газеты, в том числе «УГ». Иногда запевали песню, но как-то тихо, осторожно, будто фронт рядом. Пели довоенные песни и о войне, но не грустные, а те, в которых жила надежда: «Моя любимая», «Ты ждешь, Лизавета»...

Было голодно всем. Часто ученики засыпали на уроках - слабели от истощения. Оживали, когда учительница предлагала решить задачки о еде. Однажды Екатерина Федоровна попросила нас, малышей, составить задачу на деление в одно действие. Первой подняла руку Люся... «Хозяйка купила на базаре 7 кг картошки на неделю. Сколько картошки она варила каждый день?» Екатерина Федоровна поднесла платок к лицу и отошла к окну (у Люси в семье, мал мала меньше, от отца давно нет известий с фронта). А Люся поняла это по-своему и так решила задачу: «Не расстраивайтесь, Екатерина Федоровна! Хозяйка варила картошку каждый день по целому чугуну»... Учительница улыбнулась Люсе своими ямочками на щеках и похвалила ее за доброту.

Надо признать, нас, детей военного времени, часто хвалили, жалели. Мы научились отличать оттенки похвалы - с этой радостью бежали к родителям: «Мама, а мне учительница сказала, что я молодец» или «Ах ты, моя аккуратница!». Когда мы с улицы вваливались, заснеженные, в школу, нянечка тетя Таня спешила помочь нам раздеться: кого веником похлопает по спине, стряхивая снег, на кого поворчит, кого-то укутает своей шалью.

На большой перемене мы не срывались с мест, чтобы побегать, а сидели тихо и ждали. Екатерина Федоровна входила с деревянным подносом, на котором лежали 50-граммовые кусочки черного хлеба - наш детский паек военного времени. Мне кажется, вкуснее этого хлеба не было ничего. Так хотелось получить горбушку! Но на это была очередь. Ели молча.

В школе был особый запах доброго, теплого крестьянского дома. Тетя Таня кипятила в кастрюлях воду и настаивала сушеные ягоды и травы, чтобы напоить этим живительным чаем истощенных ребятишек. Еще она вялила ломтики свеклы и ими также одаривала нас.

Я держу в руках мамину «трудовую книжку», в которой две записи: «Чернышева Серафима Филипповна. Принята... в 1929 году», «Уволена в связи с уходом на пенсию» и записи о наградах: медаль «За трудовую доблесть», орден Трудового Красного Знамени.

В Курловской начальной школе, что находилась во Владимирской области, прошла вся мамина жизнь. Здесь воспитался и мой характер.

Нина КОЗЛОВСКАЯ, заслуженный учитель РФ, Правдинск, Калининградская область