Эту информацию областное управление по взаимодействию со СМИ распространило после очередного антипедагогического скандала. Преподаватель Воронежского музыкально-педагогического колледжа отказалась пустить на занятия семиклассника из-за того, что у парня не было сменной обуви, а родители задержали оплату за его питание в местной столовой.
По сообщению руководителя областного Департамента образования, науки и молодежной политики Олега Мосолова, в колледже была проведена проверка управленческой деятельности, выявившая «серьезные упущения в вопросах организации и содержания воспитательной работы, контроля руководства образовательного учреждения за работой педагогического персонала». Результатом проверки стал выговор директору учебного заведения Виктору Ермилову и обещание руководителя департамента провести в марте - апреле комплексную проверку «состояния управленческой деятельности» не только в колледже, но и в других подведомственных учреждениях.
Последствия для педагога-воспитателя, не пустившего на урок ученика и отправившего его домой за сменкой и деньгами на питание, оказались самыми плачевными - женщину уволили «за допущенные грубые нарушения действующего законодательства». А маме семиклассника объяснили, как оформить документы на освобождение сына от платы за питание из-за сложного финансового положения семьи.
Олег Николаевич Мосолов позицию своего департамента обозначил как принципиальную и бескомпромиссную: «...если установлены факты педагогического произвола, нарушения законных прав детей и их родителей или лиц, их замещающих, департамент будет последовательно и незамедлительно, в установленном порядке пресекать противоправные и антипедагогические действия».
Все произошедшее навело меня на совсем невеселые мысли и вызвало ряд вопросов. С точки зрения закона сменная обувь в учебном заведении, как совсем недавно выяснилось, есть нарушение прав и свобод ребенка. Например, прокуратура Каменского района Воронежской области в прошлом месяце высказалась на этот счет вполне определенно. После изучения правоохранительными органами документов в школах района, в особенности директорских приказов, прокурором было принесено несколько протестов на эти самые приказы, потому что в них помимо других нарушений содержался «незаконный запрет на пребывание детей на уроках в верхней одежде и без сменной обуви». Выходит, если учитель или директор требует от ученика, чтобы тот переобулся перед уроками, они нарушают права ребенка и закон «Об образовании». Не о здоровье этого самого ребенка заботятся и не о чистоте помещения и воздуха, а нарушают права. Кстати, по этой же причине надо отменить школьную форму и любые разговоры о ней, а также ношение портфелей и рюкзаков с книгами - это тоже нарушение прав, потому что, если ученик не хочет носить, пусть не носит. Так получается? Если да, то цепочку можно продолжать бесконечно и закончить, например, незаконностью обязательного пользования туалетами и ношения одежды, разве нет? Или это уже абсурд? Тогда сколько процентов свободы отмерено сегодняшнему школьнику и разве топтать грязными сапогами школьные классы и коридоры полдня, а то и больше, не абсурд?
Учитель подчиняется распорядку учебного заведения и его требованиям, он подневолен и поэтому требует с ребенка сменную обувь, а также соответствие принятому в данном учебном заведении внешнему виду. И это нормально и правильно. И разве за это надо увольнять?
Что касается денег за питание, это вопрос деликатный, и решать его надо с директором и родителями ученика, разбирая каждую конкретную ситуацию. В нашем случае обиженной родительнице все было разъяснено - и какую справку принести, и при каких условиях ребенок может не платить вообще. Значит, и это не причина увольнения педагога. Иначе, вспоминая, как сегодня собирается плата за питание в школах, мы рискуем остаться вообще без педсостава. Ведь каждое родительское собрание заканчивается, а часто и начинается с традиционного «Кто не сдал деньги на питание - подходим и сдаем!». И не бывает такого, чтобы не нашлось двух-трех родителей, которые окажутся без денег и обязательно скажут, что передадут потом через ребенка. Ситуация более чем привычная. И в том, что эти деньги потом учителя вынуждены «вытрясать» из учеников, ставя в неприятное положение и себя, и ребенка, виноваты прежде всего родители. Не можете платить, не получается - идите в школу и объясняйтесь с директором, а не подставляйте под удар собственных чад.
Но за что же все-таки уволили педагога? Если учесть все вышесказанное и перевести на обывательский язык чопорные формулировки о нарушении прав учащихся и требований педагогической этики, можно найти только одну вескую причину: ребенок оказался на улице в учебное время, тогда, когда родители и государство возложили на педагога и учебное заведение полную ответственность за здоровье и жизнь подростка. Обидно, что некоторые учителя иногда (чаще всего в сердцах, повздорив с учеником) забывают об этой ответственности, а заодно и о том, что машин на улицах и во дворах стало в сотни раз больше, чем не то что даже в советское время, а каких-нибудь пять-десять лет назад. И что неадекватные взрослые мужики со своим «пойдем, покажу щенка» или «там, за углом, твоей маме плохо» сегодня встречаются на улицах гораздо чаще и чувствуют себя практически в полной безопасности (они чувствуют, а не дети!). Случись что с ребенком в учебное время, отвечать будут педагог и директор. Забывать об этом нельзя ни при каких обстоятельствах. В этом и была главная ошибка преподавателя колледжа.
Кстати, специально не называю ее фамилии и имени, не хочется лишний раз, да еще и на всю страну, указывать человеку на совершенную ошибку, тем более что, слава богу, ни к каким трагическим последствиям она не привела, а свое наказание женщина получила. Хотя, на мой взгляд, наказание более суровое, чем нужно в данном случае. Но пройти мимо и «замолчать» ситуацию нельзя, уже хотя бы из-за ее обычности и повторяемости. На моей памяти только за последние пару лет в Воронежской области произошло несколько подобных инцидентов, но они такой огласки и внимания со стороны Департамента образования не удостаивались, хотя даже были случаи, когда выставленные с уроков дети получали травмы.
Возвращаюсь к нарушениям законодательства и к сменной обуви. Недавно была в сельской девятилетней школе. Так там еще недавно вообще жили без уборщицы. Подушевое финансирование, НСОТ и деньги, потоком льющиеся на школу вслед за всеми 60 учениками (именно так обещали вдохновители реформ - «деньги идут за учеником»), привели школу к полному сокращению техперсонала, в первую очередь техничек и дворника. На сокращении настаивала районная администрация, ссылаясь на хроническую нехватку финансирования. Разве это не является нарушением прав ребенка и требований закона? Когда ни государство, ни муниципалитет не в состоянии обеспечить элементарные условия существования учебного заведения, как это соотносится с правами ребенка? А с правами учителей, которые драют школьные коридоры при отсутствии «сотрудников клининговой службы» или летом, во время отпуска, переклеивают обои в классах?
Мало того что учитель сегодня самое бесправное существо в школе, так теперь на него еще и предлагается жаловаться по специальному телефону. Чтобы знал и еще больше боялся?!
С такими примерно мыслями я сама набрала телефонный номер и услышала женский голос:
- «Горячая линия» Департамента образования. Здравствуйте! - Пауза. - Вы что-то хотели?
- Да, я хотела узнать, могу ли рассказать о школьной проблеме?
- Конечно, можете. Вы педагог?
- Нет, я родитель, у меня дочка учится.
- У нас порядок следующий: вы представляетесь, оставляете свой контактный телефон и рассказываете о том, что произошло. И потом вам в течение суток, в крайнем случае двух, перезванивают и дают ответ.
- И что же, я могу вам пожаловаться на учителя?
- Ситуации разные бывают, вы можете спросить о том, что вас волнует, можете получить консультацию по вопросам образования, узнать, как правильно поступить...
Вот такой разговор. Обнадежили спокойный тон беседы и требование назвать свои данные, может, хотя бы это остановит сплетников и стукачей. Подумалось, а куда пожаловаться учителю, кому и по какой «горячей линии» звонить?

Воронежская область

Выходит, если учитель или директор требует от ученика, чтобы тот переобулся перед уроками, они нарушают права ребенка и закон «Об образовании». Не о здоровье этого самого ребенка заботятся и не о чистоте помещения и воздуха, а нарушают права.

Учитель подчиняется распорядку учебного заведения и его требованиям, он подневолен и поэтому требует с ребенка сменную обувь, а также соответствие принятому в данном учебном заведении внешнему виду. И это нормально и правильно. И разве за это надо увольнять?

Мало того что учитель сегодня самое бесправное существо в школе, так теперь на него еще и предлагается жаловаться по специальному телефону. Чтобы знал и еще больше боялся?!


Комментарий


Виктор ЕРМИЛОВ, директор Воронежского музыкально-педагогического колледжа:


- Через несколько дней после того, как случилась вся эта история с мальчиком, ко мне обратилась его мама, мы поговорили, я пообещал разобраться и разъяснил, какие документы она должна предоставить, чтобы получить льготы по оплате за интернат и питание сына. После этого мы собрали совещание коллектива, и в итоге эта преподавательница была отстранена от должности воспитателя, однако в колледже она осталась, так как она еще и концертмейстер. Другими словами, совсем лишать ее работы мы не стали. Но все-таки сам факт удаления с урока - это неправильно: доучи ребенка, а потом пригласи маму и поговори с ней, а ребенок ни при чем.
По оплате за питание у нас очень много льгот, и маме надо было просто самой прийти заранее и поговорить. Я ей объяснил, что нужна справка о совокупном доходе семьи. Если на ребенка доход ниже прожиточного минимума, семья освобождается от оплаты. Так, из 310 учеников у нас полностью освобождены от оплаты 40 детей, еще 12 платят на 70 процентов меньше, а 50 процентов, то есть половину стоимости, оплачивают 35 детей. Полная стоимость в месяц за проживание в интернате и четырехразовое питание составляют 500 рублей. Сами понимаете, эта сумма не покрывает затрат, потому что одно только четырехразовое питание в день обходится в 117 рублей на ребенка.

P.S.

Столь жесткие меры по отношению к педагогу, наверное, можно объяснить еще и перестраховкой, к которой в последнее время вынуждены прибегнуть некоторые воронежские руководители. Два громких, прозвучавших на всю страну антипедагогических скандала и требование детского омбудсмена Павла Астахова наказать ответственных за «сбой в системе образования региона», видимо, стали тем молоком, после которого теперь усиленно дуют на воду.