Прошлый вторник, двадцать второе февраля, начинался в редакции с праздничной суеты - мы должны были поздравлять двух наших юбиляров - Ольгу Мариничеву и Викторию Молодцову, приготовили цветы, подарки, открытки с пожеланиями, но в тот момент, когда почти все собрались, в приемной раздался звонок. Надежда Константиновна Смирнова, мой помощник, вскрикнула, как подстреленная птица, и я понял, что кто-то умер. «Кто?» Она ответила: «Ковешников», не веря тому, что говорит.
Ушел Юрий Михайлович Ковешников, мой друг, мой коллега, мой учитель. Ушел человек, дружбой с которым я гордился, я ценил эту дружбу, как дар, доставшийся мне случайно. Юра был сильным, мужественным и смелым. Он умел ставить цели и добиваться их. Он был профессионалом высокой пробы. Таких все меньше и меньше в современной журналистике и издательском деле. Он был человеком-оркестром. Умел все - мог сам сделать газету от начала и до конца. Придумать идею номера, написать все тексты и сделать фотографии, нарисовать макет, сверстать полосы и рассчитать стоимость выпуска. Однажды он выиграл тендер на образовательный проект для газеты у серьезного заказчика, сказав лишь, что никто лучше, чем его команда, этот проект не сделает, потому что равных им нет... И это было в самом деле так.
Объездив весь мир и во многих местах побывав по несколько раз, он больше всего на свете любил свою уютную дачу в Подмосковье, куда в последнее время все чаще убегал от городской суеты, от гари и копоти столичных улиц, от пробок. Это был второй его дом, он многое там сделал собственными руками. Юра любил, когда вся семья собиралась там вместе, когда приезжали друзья, жарили-парили, накрывали на столы, разговоры вели до утра. Всем хватало места, чтобы переночевать.
Он любил свою работу - он знал, как ее делать. Везде, где бы он ни работал, начиная с ленинградской «Смены» и заканчивая «Учительской газетой», он делал ее превосходно. Но больше, чем свою работу, он любил свою семью. Был потрясающим отцом, заботливым, чутким, нежным, умеющим разговаривать со своими девочками на очень сложные и щекотливые темы. Ему нравилось чувствовать себя уже дедом...
Юра пришел в «Учительскую газету» в восемьдесят девятом году из «Собеседника» ответственным секретарем. Это было непростое время - команда Селезнева меняла команду Матвеева. Проработав два года в газете, ушел в бизнес. В девяносто пятом снова вернулся в «Учительскую» первым заместителем главного редактора.
Главным его проектом у нас было создание приложения к «Учительской газете» «Открытый урок» - газеты, которая служила как для учителей, так и для учащихся ориентиром в зарождающейся рыночной экономике, помогала учителям при разработке собственных курсов по экономике. Проект был успешным, ежегодно на разных конкурсах издание награждали дипломами и грамотами. Он просуществовал пять лет, а потом Юра закрыл его, сказав, что приложение выполнило свою задачу - создало базу учебно-методических материалов для реального преподавания экономики в школе...
...Я помню, что однажды, когда мне показалось, что я попал в западню и мне из нее никак не выбраться, Юра сказал мне: «Отчаиваются только слабые. Ты сильнее, чем ты думаешь, и ты справишься...» Я справился... Но отчаяние гложет меня: «из глухого того далека», куда ушел Юра, никто не возвращается назад. Мне будет очень его не хватать. Всегда...