Листая старые страницы

Профессор, ректор Красноярского пединститута В.Сафронов возмущен: «От нашего абитуриента требуется не только знание школьной программы. Он должен быть человеком устойчивым, зрелым. Все студенты вуза солидарны с преподавателями, считая, что есть ошибки, которые нельзя прощать. Особый и справедливый гнев вызывают тунеядство, неискренность, эгоизм. Молодежь считает это несовместимым со званием советского студента, будущего учителя». («УГ» № 5, 1966 год).

Тему подготовки учителя газета исследует глубоко. Л.Генулер, преподаватель Новосибирского пединститута, сетует: «Нет диссертаций по вопросам воспитательной работы в высшей школе». Учитель должен быть эстетически развит. На полном серьезе газета ставит вопрос о предоставлении педагогам (настоящим и будущим) права преимущественного посещения музеев, концертных залов, театров. (Ст. «Об эстетическом воспитании будущих учителей», «УГ», № 93, 1967 год). Воспитательная работа в высшей школе, роль преподавателя в ней, взаимоотношения между педагогами и студентами - вот неполный круг вопросов, поднимаемых почти в каждом номере.

«УГ» часто печатает снимки выпускников школ. Обычно их предваряют стихи. Общий рефрен их таков: «Какие хорошие выросли дети! У них удивительно ясные лица, должно быть, им легче живется на свете, им проще пробиться, им легче добиться».

Репортаж из «Артека» спецкора Э.Щербаненко выдержан в духе времени. «Мир, дружба, радость» - эти слова звучат в Артеке постоянно. Голоса пионеров присоединяются к могучему голосу народов: земля должна быть счастливой» («УГ» от 9 августа 1987 года).

В канун нового, 1966-1967 учебного года газета обратилась к известным людям с вопросом: «Что бы вы сделали, если бы вдруг стали маленьким и надо было завтра идти в школу?»

А.Маркушевич, вице-президент АПН СССР, доктор физико-математических наук, честно признался: «Я бы прилежно посещал школу, а дома сидел бы за уроками, а не слонялся с утра до вечера две зимы подряд (в 20-м и 21-м году в Семипалатинске) по дворам и улицам с мальчишками. И отец не заставлял бы потом меня силой читать начальные страницы геометрии, которые никак не лезли мне в голову». А писатель Н.Грибачев прежде всего попросил бы ботинки, потому что в первый раз в школу шел босиком - не было ни башмаков, ни лаптей. Писатель Ю.Сотник стал бы лучше слушать учителей. «Сколько учителей, глядя на мой отсутствующий взгляд, - признается автор «Архимеда Вовки Грушина», думали, ну что можно ему втолковать? Никто ведь не знал, что я в это время думал о подводных лодках. Но если бы я о них не думал, то не написал бы потом про Вовку Грушина...»

Своими сокровенными желаниями делятся и школьные учителя. М.Чистякова из 37-й школы города Шахты, что в Ростовской области, думает приобщить как можно больше учеников к краеведению. Ведь к учителю-краеведу, - пишет она в статье «Основная, а не дополнительная работа», - ребята относятся с особой любовью. Они готовы для этого учителя сделать все на свете.

«Преподавателям слово дано не для того, чтобы тешить свою мысль, а чтобы будить чужую». Эти слова известного историка В.Ключевского взяты на вооружение всеми учителями, о которых в 66-67-е годы рассказывает «Учительская газета». В 1966 году широко отмечается 125-летие одного из самых видных представителей исторической науки - В.Ключевского.