А вот интегрированные предметы необходимы. Наши реформаторы образования, поверхностно копируя западные системы, не заметили, что в американской школе с подготовительного класса и до выпускного двенадцатого изучается предмет Social Sience - проще говоря, обществознание. Меня поразило, как убедительно в программах этого предмета для начальных классов интегрированы элементы истории, географии, экономики, политологии, права и практического житейского здравого смысла. И все это на доступном, соответствующем возрасту детей уровне. Я привез из Штатов эти программы и пару учебников. Пробовал на разных уровнях поделиться соображениями и предложениями. И чем выше был уровень, тем строже меня «приземляли» - мол, у нас и так не хватает часов для освоения программ по русскому языку и математике!.. А позже именно эти часы и стали систематически урезать.
Точно подмечена в статье и чехарда с учебниками. У нас в Ленинградской области макулатуру еще принимают, раза два в год мы опустошаем внушительную кладовку на втором этаже, выкидывая в кузов стоящего внизу грузовика практически новые учебники...
Убежден, ни темпы развития современной науки, ни вызовы времени, ни иные объективные факторы не требуют постоянной и такой стремительной смены школьных учебников по многим предметам. И наверняка ни авторы учебников, ни издательства не возвращают деньги, заработанные на этих учебниках. Поэтому в учительской среде уже поговаривают о том, что чехарда с учебниками, вероятно, выгодный и хорошо отлаженный бизнес с умело формулируемой и постоянно обновляемой научно-методической «крышей»...
А сокращение часов по базовым предметам - это действительно преступление перед будущим. Учителя русского языка и литературы буквально стонут. За эти предметы, формирующие национальную идентичность, самосознание и менталитет, яростно бьется в «Учительской газете» Лев Соломонович Айзерман - земной поклон ему за его поистине донкихотское упорство. Я в своих школьных дневниках с 5-го по
10-й класс не нашел случая, чтобы число уроков английского языка было больше, чем уроков русского. Теперь же в 5-8-х классах их поровну, в 9-м классе иностранного в полтора раза больше, чем русского, а в 10-11-х классах и вообще втрое больше.
Но меня-то, физика, очень тревожит сокращение часов и на этот важнейший мировоззренческий предмет. Два недельных часа в старшей школе - это вообще нонсенс, особенно при провозглашаемых ныне инновационных подходах к экономике и научным исследованиям. Да, можно сократить программу до бесконечно малой величины. Думаю, что именно понижение общего уровня естественно-научного образования способствовало небывалому распространению и процветанию у нас разных магов, ясновидящих, предсказателей, потомственных колдунов и колдуний. И ведь кто-то выдает им лицензии...
О едином государственном экзамене сказано и написано много, но все же... С одной стороны, мы гордимся высокими результатами. С другой стороны, непонятно, почему под возвышенные разговоры о престиже учителя государство унижает этого учителя, отстраняя от итоговой аттестации и превращая в надсмотрщика и конвоира. Не уверен, что в цивилизованных странах, откуда пришел к нам ЕГЭ, учителю приходится сопровождать выпускников в туалет и обратно... Когда мне приходилось этим заниматься, очень хотелось взять из театрального реквизита винтовку со штыком, чтобы полностью (по Станиславскому) вжиться в предлагаемые обстоятельства... И еще: почему под разговоры о здоровьесберегающих технологиях мы устраиваем выпускникам немалый стресс, заставляя сдавать экзамены в разных школах? Может быть, распространить этот опыт и на вузовские сессии - пусть студенты-политехники пишут свои экзаменационные работы в залах театральных институтов и балетных академий под присмотром режиссеров и балетмейстеров, а будущие артисты и искусствоведы - в лабораториях по электротехнике? И наконец о лавине отчетности. Правы директора двух продвинутых петербургских школ в том, что «тотальная информатизация часто приводит к странным непрогнозируемым последствиям» («Учительская газета» №50 от 14.12.2010 г.). А один московский директор школы горько пошутил, что ему часто хочется собрать учащихся и сказать им: «Дети, уходите прочь из школы и не мешайте директору работать с документацией!»

Михаил КИСЛОВ, преподаватель лицея №3, Гатчина, Ленинградская область