Свою оценку происходящему дали многие уважаемые люди Петербурга. В частности, доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО Олег Лебедев уверен в необоснованности претензий, предъявленных бывшему руководителю дворца:

- В теории управления есть три четких критерия оценки любого управленческого решения. Это решение должно быть правомерным, целесообразным, этичным. С точки зрения этих трех критериев можно сказать так: решение об увольнении Киселева было законным. По существующему законодательству можно уволить руководителя организации без объяснения причин. С точки зрения этики это решение неэтично, потому что увольнение произошло в 24 часа, без объяснения причин, без консультаций с попечительским советом дворца, с работниками ДТЮ и системы допобразования.
Что касается целесообразности, то каковы цели принятого решения? Что должно измениться в судьбе дворца, после того как его руководителя заменяют на кого-то другого? Формальным основанием стала справка по результатам проверки деятельности ГДТЮ. Справка очень любопытная. Особенность ее попробую проиллюстрировать на примере. Один из разделов справки называется «Обеспеченность городского Дворца творчества юных кадрами». Давайте попробуем представить, о чем может идти речь в этом разделе. Наверное, исходя из специфики дворца - о том, что за люди работают в нем. Если смысл ДТЮ - выявление и поддержка одаренных детей, то какие люди могут выращивать таланты здесь, каковы условия их работы, могут ли эти педагоги удовлетворить запросы современного поколения? Наверное, такие вопросы должны возникать, если мы хотим оценить обеспеченность кадрами. В справке же нарушением выведено то, что было утверждено штатное расписание, которое предусматривало фонд оплаты труда 12 миллионов 835 тысяч рублей в месяц, этот фонд остался, а штатное расписание с учредителем не согласовано. Хотя по Закону «Об образовании», который еще действует, образовательное учреждение самостоятельно в определении своего штатного расписания. Какие грубые нарушения здесь были найдены, что нужно было согласовывать? Скажем, есть детсад в загородном центре «Зеркальный», и должно быть по нормам 4 воспитателя, а там 3,5. Помощников должно было быть 2,5 единицы, а там 3,25. Но если такой ерундой будут заниматься управленческие структуры, то они не смогут управлять более серьезными вещами. Весь стиль этой справки - это стиль милицейского протокола, в котором фиксируются многочисленные частные нарушения, относящиеся в основном к бумагам. И при всей тщательности этой проверки в справке нет ни одного серьезного замечания по содержанию деятельности дворца.
Можно анализировать этот 37-страничный документ долго, но члены попечительского совета пришли к выводу, что справка основанием для увольнения быть не может. Там нет ничего такого, за что следует освобождать от работы руководителя, и если весь смысл в том, чтобы убрать частные недостатки, это не приведет к каким-либо существенным изменениям в деятельности дворца.
Один из вопросов, которые возникают, - это четкое определение новых задач, которые ставятся перед дворцом. Не будет четких задач - не будет движения вперед. Возможна ли ситуация, когда при постановке новых задач меняют руководителя? Возможна. На смену даже успешному руководителю нужен человек с новыми взглядами, новыми подходами. Ни у кого не вызывает сомнения, что руководителей управленческих структур нужно часто менять, но с образовательными учреждениями дело обстоит сложнее, потому что там складывается определенная педагогическая школа. Владимир Киселев был пятым директором дворца, и из пяти память о себе оставили только трое. Поэтому смена возможна, но не такая частая и под определенную программу, и тогда обращение к дворцу со стороны города должно носить иной характер. Нужно не концентрировать внимание на мелких недостатках, а сказать, в чем заслуги, в чем возможности, что позитивного сделано и каковы ожидания города в отношении дворца. Ибо для того чтобы снять неясности, была бы полезна какая-то публичная защита перспективной программы развития дворца, в которой бы приняли участие его работники, родители, эксперты со стороны, и правительство города ясно бы сказало, что имущественный комплекс останется в неприкосновенности.
Резкую оценку произошедшему дал депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Ковалев:
- Никаких здравых объяснений увольнения Киселева нет. Это кому-то понадобилось из материальных соображений. Какие это могут быть соображения? Первое - сесть на это место. Второе предположение - кому-то понадобились здания дворца. ГДТЮ - лакомый кусок, он владеет историческим комплексом - Аничковой усадьбой, круглогодичным загородным центром «Зеркальный», театрально-концертным комплексом «Карнавал», парусно-моторным судном «Юный балтиец». Всего в комплекс входят 140 зданий и инженерных сооружений. Это большое количество объектов при необходимости может быть перепрофилировано под что угодно - от офисных центров до развлекательных комплексов. В 2008 году Аничков дворец попал в перечень объектов, которые должны быть зарегистрированы за Санкт-Петербургом. Но есть и другая сторона процесса. Все объекты, закрепленные за городом, могут быть приватизированы. Такие возможности есть. Никаких юридических гарантий сохранения за ГДТЮ всего комплекса памятников культуры не существует. Сможет ли директор защитить дворец от приватизации? Не сможет, конечно. Решение принимается на другом уровне, и понятно, что человек с более активной гражданской позицией в такой ситуации менее удобен. Поэтому я бы поставил вопрос перед губернатором города о закреплении юридического статуса Аничкова дворца в структуре ГДТЮ. У нас принято постановление правительства о знаковых объектах на территории города, куда, например, входят «Пышечная» на Малой Конюшенной, Елисеевский магазин, а вот Аничков дворец не входит.
По мнению Нины Гущиной, преподавателя Аничкова лицея, ГДТЮ - уникальная совокупность зданий и людей:
- Дворец - это такое место, которое реализует право ребенка на то образование, которое ему нужно. Нам в последнее время никто не говорит, что происходит, но очень тревожно жить. В пресловутой справке Аничков лицей прописали отдельной строчкой, дескать, мы своим конкурсным набором нарушаем доступность образования. Но самый простой способ уничтожить образование - запретить конкурсный набор. Сейчас мы набираем детей в соответствии с их возможностями и желаниями. На что нам предлагают это заменить? На конкурс родителей по бегу - кто первым добежал и записался. О настоящей работе дворца в справке не сказано ни слова, а ведь его работа заключается не в том, чтобы писать бумажки, а в том, чтобы развивать чудесных, талантливых людей.
Председатель группы общественной поддержки Нина Арцишевская отмечает, что протестное движение против действий Комитета по образованию уже достаточно организованно и объединяет большое число родителей, детей и выпускников ГДТЮ:
- Нашим детям подали пример неуважения к человеку, и мы собираемся обращаться в ЗакС, к уполномоченному по правам ребенка, потому что считаем, что затронуты интересы детей, к правозащитникам. Нас также волнует попытка разделения имущества дворца, разделения комплекса, в который входят исторические здания. Очень хочется понять, как дальше будут складываться взаимоотношения дворца с Комитетом по образованию. Будет ли это по-прежнему диктатура, когда без обсуждения снимается руководитель, или все-таки будет применим демократический стиль управления?
Как считает сам Владимир Киселев, ему не в чем оправдываться. Он проработал во дворце 31 год и убежден, что это самые счастливые годы жизни. Вышеупомянутая справка, на его взгляд, была, мягко говоря, состряпана. Оскорбительна сама ситуация стремительной замены.
- Когда меня попросили вечером в пятницу за выходные освободить кабинет, я в растерянности спросил, кому должен передать дела. Мне ответили: «Можете не волноваться, оставьте ключи от сейфа». Последние 50 лет во дворце были два директора - я и Галина Михайловна Чернякова, и передача учреждения шла из рук в руки, от сердца к сердцу, глаза в глаза - передача атмосферы, понимания, что есть команда. Я ведь с Галиной Михайловной проработал рядом десять лет, готовясь к миссии директора, видя, какая это непростая ноша. А потом все двадцать лет директорства пытался держать оборону, когда шли нападки. Ее легко было держать, потому что меня окружал потрясающий коллектив звездных людей. Я вырос с этой командой. Если мы смогли многое привнести и увеличить на 50 процентов количество зданий и сооружений, которые принадлежат дворцу, то мы это сделали вместе.
Владимир Киселев сожалеет, что не успел реализовать несколько проектов, в частности, он мечтал, что рядом с Фонтанкой, 37, будет построен пятиэтажный комплекс, в который переедет Аничков лицей, и уверен, что где бы он ни стал работать в дальнейшем, все его мысли будут по-прежнему принадлежать любимому детищу - городскому Дворцу творчества юных.

Только факты

26 января сего года губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко написала письмо Путину, где указала, что Петербургу не нужен контроль за строительством в городах - исторических поселениях, закон о которых был принят летом прошлого года. (Федеральный закон №73 «Об объектах культурного наследия» от 29 июля 2010 года.) По ее словам, бумажная волокита грозит срывом инвестиционных и строительных проектов. Так, согласованию с Росохранкультурой подлежит градостроительная деятельность в административных границах города, а это требует пересылки колоссальных объемов документации. Поэтому градоначальница просит рассмотреть вопрос об исключении Санкт-Петербурга из перечня исторических поселений. Однако в Росохранкультуре считают подобные аргументы надуманными, ссылаясь на то, что закон дает возможность контролировать требования к содержанию каждого здания, включая архитектурные решения застройки. А бесконтрольность позволит городским властям строить или сносить строительные объекты без согласования и только на собственное усмотрение.

Санкт-Петербург