​Сергей БАБУРИН, ректор Российского государственного торгово-экономического университета, доктор юридических наук:
Нам надо остановить хаос

У официального проекта есть две изначально порочные позиции - ликвидация социального государства в нашей стране и превращение образования в одну из услуг. Если образование из публично-правовой сферы будет сдвинуто в гражданско-правовую, когда соглашение об оказании образовательных услуг с вузом будут подписывать и те, кто учится за плату, и те, кто учится на бюджетных местах, любые нарушения со стороны вуза могут обжаловать в суде, а к таким нарушениям могут быть отнесены даже неудовлетворительные или не очень удовлетворительные оценки, в результате мы до абсурда доведем нашу систему образования.
По двум позициям я не могу не согласиться ни с тем документом, ни с другим - по основным видам высших учебных заведений и по отношению к Болонскому процессу. Я исхожу из того, что свобода свободой, но мы должны, конечно же, четко понимать необходимость цельной системы, если же мы будем говорить, что кто-то имеет право идти по Болонскому процессу, а кто-то имеет право не ходить, то это не свобода, а хаос.
Совершенно правильно в альтернативном законопроекте предлагают сохранить статус «академия», ведь, допустим, есть Московская государственная юридическая академия - крупный центр юридического образования. Ее что, обратно возвращать в статус института, понижая уровень научной работы, или заставлять приобретать статус «университет», чтобы имелись семь основных направлений, групп специальностей, а значит, открывали ветеринарию, сельхоз, коммерцию и все остальное? Это же будет абсурд.
Но не могу согласиться в альтернативном проекте с отказом от статуса высшего образования «колледж». Нам нужно, сохраняя среднее профессиональное образование, трансформировать его в позицию практического бакалавриата.
Я убежден, что нам необходимо остановить хаос с расслоением высшей школы. Если раньше вузы могли отличаться друг от друга заслугами в научной работе, в воспитании и подготовке профессиональных кадров, то сейчас уже не потенциал, не результат работы, а формальное решение исполнительной власти устанавливает: Московский и Петербургский университеты - небожители, федеральные университеты - бояре, исследовательские университеты - дворянство. Но кто сказал, что исследовательский университет уступает в каких-то позициях федеральному?

Олег СМОЛИН, заместитель председателя Комитета по образованию ГД РФ, доктор философских наук, президент общества «Знание России»:
7 процентов от ВВП

Наш альтернативный законопроект во многом написан на основе закона «Об образовании» 1992 года и других наших законодательных инициатив. Из 44 позиций в двух законопроектах полностью или в основном совпадают 8 (менее 20 процентов), 36, увы, не совпадают, причем по 18 ключевым позициям преимущественно социального характера министерский законопроект вообще не содержит ответов.
Образование не может жить без денег. Мы из международного опыта знаем, что ни одна страна не смогла провести модернизацию, если она тратила на образование меньше 7 процентов от валового внутреннего продукта. Во всем мире образование налогов не платит или почти не платит. Мы предлагаем вернуть положение о том, что в части, используемой на нужды образования, образовательные учреждения налогов не платят, что соответствует мировой практике.
Наш законопроект предлагает, чтобы заработная плата педагогических работников была выше средней заработной платы по стране и даже выше, чем в промышленных отраслях народного хозяйства. Сейчас в России зарплата педагога составляет 64 процента от средней зарплаты по стране, в Соединенных Штатах Америки - 129 процентов.
Правительство дает самому себе право отбирать не только учебники для школы, но и издательства, которым будет позволено эти учебники выпускать. На мой взгляд, речь идет об искусственном создании крупных монополий, об ограничении конкуренции и росте коррупции.
В официальном законопроекте как уровень ликвидируется начальное профессиональное образование. У меня есть огромное количество обращений с протестами от Газпрома, шахт Кузбасса, от десятков академиков, от многих ассоциаций, которым понятно: большинство тех, кто сейчас учится в ПТУ, среднее профессиональное образование получить не смогут, а значит, будут обречены на элементарную профессиональную подготовку без всякого образования. Авторы правительственного законопроекта предлагают поменять структуру вузов, исключив академии, ввести по искаженному американскому образцу колледж, институт, университет, в результате будут потеряны научные школы, закрыты кафедры.
Чем активнее образовательное сообщество будет участвовать в обсуждении официального и альтернативного законопроектов, тем больше шансов, что те или другие положения из нашего законопроекта окажутся принятыми и войдут в итоговое решение российского парламента и президента.

Иван МЕЛЬНИКОВ, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова:
Не для рынка, но для человека

Ныне действующий Закон «Об образовании» предусматривал высокую степень социальных гарантий, в том числе и бюджетного финансирования системы образования, предоставлял образовательным учреждениям экономическую свободу, возможность самостоятельно зарабатывать деньги и расходовать их в образовательном процессе, надежно опирался на категорический запрет на приватизацию образовательных учреждений. В тяжелые девяностые годы этот закон помог сохранить систему образования. В этот закон были внесены многочисленные поправки, но даже после принятия законов о ЕГЭ, о двухуровневой системе образования, об АУ закон 1992 года оставался оазисом в сохранении отечественных традиций в образовании, фундаментальных подходов в образовательном процессе. Теперь появился новый проект закона, подготовленный в Министерстве образования и науки РФ. Мы подготовили свой вариант закона «Об образовании в РФ». Закон власти идет под флагом «Образование для рынка», наш закон - под знаменем «Образование для человека». В законе власти проповедуется принцип «образование для избранных», мы проповедуем принцип «образование для всех». Разница всего в одном слове, но законопроекты как разные полюса, наш проект закона - абсолютно практичный и современный документ, который готов работать в нынешних условиях, делать это эффективно, с прицелом на решение задач развития страны, он впитал в себя лучшее из опыта СССР, полезное из западного опыта и необходимое из закона 1992 года. Я уверен, что отказ от нашего проекта закона будет отказом от стратегии модернизации, причем любой - хоть президентской, хоть социалистической. Мы будем вносить свой законопроект как альтернативный тому, который подготовило Министерство образования и науки РФ.

Тамара ПЛЕТНЕВА, депутат ГД РФ:
Запрет на ликвидацию

Если бы я была президентом, я бы вернула советскую систему образования в нашу страну. Для меня эталоном учителя всегда был и остается историк Мельников из фильма «Доживем до понедельника», который в свое время сказал, что надо тренировать не ноги, а мозги.
Нравится ли мне проект, который мы выдвигаем как альтернативный проекту Минобрнауки РФ? Многое мне и там не нравится. Разве можно сегодня говорить о том, что подушевое финансирование принесло положительные результаты? Мне в прошлом году пришлось в Тамбовской области бороться за сохранение школ и с прямым нарушением Закона «Об образовании», где есть требование: чтобы закрыть школу, нужно собрать сельский сход. Ничего подобного не делается, собирают учителей, пугают, дают школе статус филиала, а потом его закрывают, детей перевозят в соседнее село и говорят, что там лучше знания, там лучше учителя, хотя учителя те же самые. Мы должны прописать в новом законе запрет на ликвидацию сельских школ.

Михаил КАРПЕНКО, доктор технических наук, профессор, президент Современной гуманитарной академии:
Качество - соответствие стандарту

Система российского образования должна быть не похожа ни на одну систему в мире, это определяется тем, что Россия самая большая в мире страна по территории. Мы уникальные, и система нашего образования тоже должна быть уникальной. Значит, для такой страны, как Россия, подходит распределенная система образования, должны быть распределенные вузы. У нас есть телекоммуникационные, информационные, интеллектуальные технологии, которые позволяют развить распределенную систему образования в нашей стране и, кстати говоря, приступить к широкому экспорту российского образования.
В России сейчас 27 процентов занятого населения имеет высшее образование. Со времен введения в 1992 году нового Закона «Об образовании» количество студентов увеличилось в 2,5 раза - с 3 миллионов до 7,5. Доля людей, имеющих высшее образование, в составе занятого трудом населения доходит до 60 процентов.
У меня довольно высокое мнение о том интегральном законе, который разработан Министерством образования и науки РФ. Он решает, например, вопрос кооперации вузов, но там есть принципиальная ошибка: во всем мире качество образования определяется уровнем удовлетворенности потребителя, а этот законопроект определяет качество образования как меру соответствия стандартам, с таким ошибочным подходом мы никогда не добьемся подлинного качества образования.

Николай РАЗВОРОТНЕВ, депутат Госдумы:
Выпускник получает больше мастера

Убежден, что все, кто сегодня трудится в профессиональных училищах, техникумах и колледжах, конечно же, целиком и полностью поддержат альтернативный проект закона «Об образовании в РФ», потому что там предложены норма расходов консолидированного бюджета на образование, нормативное, а не подушевое финансирование, более гибкое налогообложение, сохранение НПО как уровня образования, установление зарплаты мастеров производственного обучения на уровне работников аналогичной квалификации соответствующей отрасли, зарплата преподавателей СПО не ниже 150 процентов от средней зарплаты в промышленности, привязка стипендий учащихся НПО и студентов СПО в процентном отношении к прожиточному минимуму. Нынче есть такая дифференциация в уровне оплаты труда: выпускник металлургического колледжа получает в первый год работы 13-15 тысяч, со стажем - 25-30, начальник цеха - от 30 тысяч и выше, а квалифицированный преподаватель-специалист, который готовит выпускника, получает сегодня всего 10-12 тысяч рублей.

Геннадий ЗЮГАНОВ, руководитель фракции КП РФ в ГД РФ:
Школа - не лавка

Проект закона, который предлагает наше правительство, убирает государство из образования, пытаясь превратить школу в лавку. Я считаю, что это абсолютно неправомерная политика, которая приведет к потере наших позиций в мире. Перед 1917 годом царская Россия подряд проиграла три войны - Крымскую, Русско-японскую, империалистическую. Напомню, что во время Русско-японской войны все солдаты-японцы умели хорошо читать, а в русской армии восемь из десяти солдат были неграмотными. После этого премьер-министр Столыпин внес предложение гарантировать всем начальное образование, но такой закон в России был принят лишь в 1916 году, когда мы проиграли и империалистическую войну.
После запуска нашего первого искусственного спутника Земли американцы в 10 раз увеличили ассигнования, посчитав, что соперничество в космосе они проиграли прежде всего за школьной партой и на студенческой скамье. Сегодня в Америке работают 17 тысяч докторов - воспитанников нашей школы и наших вузов. Все, что связано с так называемыми реформами высшей школы и образования, сегодня ведет к разрушению классической русской советской образовательной школы, без которой выход из кризиса невозможен. Поэтому очень важно, принимая закон, помнить об этом.

Шахбала ВЕРДИХАНОВ, депутат Московской областной Думы, доцент Московского государственного областного педагогического института:
Правило станет исключением

Мои родители были безграмотные, у них было 9 детей, благодаря советской власти все выжили и получили то или иное образование, а пятеро из девяти - высшее образование. В советское время это было не исключение из правил, а само правило. В сегодняшних реалиях это будет как раз исключением хотя бы потому, что 70 процентов студентов сами оплачивают свое образование. В результате дифференциации образования наряду с социальным имущественным расслоением происходит и интеллектуальное расслоение общества. Прошлый год был объявлен Годом учителя, но как насмешка прошла оптимизация, что привело к сокращению штатов и снижению заработной платы работников образования. Может ли нищий учитель в рыночной системе образовывать современных школьников, будет ли он пользоваться у них авторитетом? Три года в Московской области не объявляют прием на первую специальность по таким дисциплинам, как физика и химия, а ведь известно, что научно-технический прогресс, уровень инноваций в конечном итоге будут зависеть от того, на каком уровне эти предметы и, конечно же, биология и математика преподаются в школе.

Игорь СМИРНОВ, член-корреспондент Российской академии образования:
Рабочих скоро не станет

Появление альтернативного проекта, который сегодня нам представили, на наш взгляд, вполне логичное следствие не только недостатков опубликованного официального законопроекта, но и невнимания к характеру развернувшейся общественной дискуссии. В стране остались 5 процентов высококвалифицированных рабочих, теперь их не будет совсем, ведь МОН предлагает отказаться от «тупикового характера начального профобразования». Сохранить НПО предлагают Совет директоров колледжей Москвы, Союз ректоров России и многие другие. Интересно, в какую урну министерство выбросило тысячи заявлений по этому поводу?

Александр СЕРЕБРОВ, Герой Советского Союза, летчик-космонавт:
Наш космос - самый космический

Нужен ли нам новый закон об образовании? Да, конечно, нужен - время меняется. Этот закон должен быть основан на базовых, фундаментальных принципах нашего российского образования, которое создавалось веками.
С 88-го года я президент Всесоюзного, а теперь Всероссийского аэрокосмического общества «Союз», общества дополнительного образования. Дополнительным образованием занимались Ломоносов, Королев, Раушенбах. Циолковский свою формулу создал сам, а окончил всего 3,5 класса, это было высшим проявлением того, что может сделать дополнительное образование.
Почему нам нужно обязательно дополнительное образование? Потому что человек мотивируется и становится высококлассным специалистом, когда у него есть желание изучать предмет. У меня, например, двое парней из Новомосковска Тульской области сейчас работают в Звездном городке: один космонавтом - скоро полетит в космос, а другой учит инструкторов, как управлять «канадской рукой» - роботом. Они прошли школу общества ВАКО «Союз», выиграли финал конкурса «Космос», без экзаменов поступили один в МВТУ, другой - в МАИ, блестяще учились. Подобных им ребят уже тысячи.
В свое время я говорил американцам: «Вы будете вынуждены покупать наши корабли!» Они хохотали, но сейчас хорошо смеется тот, кто смеется последним. Они покупают наши корабли, потому что вынуждены это делать, а мы должны быть сильной, технически образованной державой, для того чтобы выжить в ХХI веке, а это можно сделать только с помощью космоса и космических технологий.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ, заместитель директора по научной работе Института прикладной математики имени Келдыша РАН, доктор физико-математических наук:
Быть, а не казаться!

Каждый исторический рубеж приводил к тому, что создавалось новое учебное заведение - символ своего времени. Когда Россия занималась модернизацией, в конце ХVIII века, был создан Московский государственный университет. Когда Россия осваивала огромные пространства Сибири, был создан Казанский университет. Что будет символом нашего времени - сокращение вузов? Нынче людей нужно учить быстро и качественно, если мы этого не сделаем, у нас нет никаких шансов. Барак Обама сказал: он будет судить об уровне американского образования по единственному параметру - сколько американских школьников занимают первые места в мире по физике и математике, потому что та страна, которая выращивает сегодня таких школьников, через 20 лет будет править миром. Давайте посмотрим открытые сайты, мировые сайты по информатике - первые места занимают Южная Корея, Китай, отчасти Бразилия. Нам надо решить: мы хотим быть или казаться? Тот законопроект, который предложен правительством, - это, конечно, проект для того, чтобы казаться. Альтернативный проект, скорее всего, закон для того, чтобы быть, но, по-моему, он все же недостаточно радикален.

Яков ТУРБОВСКИЙ, председатель Совета директоров школ России, заслуженный учитель, доктор педагогических наук:
Набор формулировок

Я не могу понять, куда ведут наше образование, каким хотят его видеть, так как из текста официального законопроекта это неясно. Законопроект - набор эклектических формулировок, часть которых можно выкинуть, а можно и оставить.
У нас до сих пор нет стратегии развития образования. Это значит, что у нас нет ответа на вопрос, куда мы движемся. Образование наше должно быть и оставаться вариативным, чего официальный законопроект никак не учитывает. Закон должен укреплять целостность и единство образования, этот же законопроект его разрушает. Что говорить о целостности образования, когда у нас программы вузов и программы школ изначально совершенно никак не сопряжены, в школе учат одному, а вузы требуют совершенно другого? Любой закон должен исходить из того, кому он служит, поддерживается ли он обществом или нет, беспокоится ли законодатель о том, что этот закон будет поддержан кем-то в реальной действительности, в этом законе должны быть сформулированы такие положения, которые служат обществу и поддерживаются большинством народа. Если этого в законе нет, то это не закон, а административное насилие.
Поэтому наша задача заключается в том, чтобы мы сегодня вывели на передний план проблемы, которыми живет школа, для решения которых ей нужен этот закон. Закон альтернативный, который позволяет преодолеть недостатки существующего официального законопроекта.

Михаил ЛОБАНОВ, ассистент механико-математического факультета МГУ:
Прощай, стипендия

В законопроекте Правительства РФ фактически отменяется социальная стипендия, но речь идет о студентах, а ведь еще есть и аспиранты. Не так давно я сам был аспирантом, год назад защитился и сейчас сотрудник на кафедре. Когда я только поступил в аспирантуру, профессор моей кафедры сказал, что пришел к выводу о том, что полноценный выпускник университета - это кандидат наук, человек, который не только освоил какие-то методы научных исследований, но и сам решил какую-то одну конкретную задачу. Но сегодняшняя стипендия аспирантов не позволяет человеку вести научные исследования. У нас еще много молодых людей, которые готовы тратить годы своей жизни на то, чтобы развивать науку, но фактически их вынуждают искать дополнительные источники заработка. Они либо уходят в бизнес и потом полностью исчезают из науки, либо пытаются совмещать и то и другое с соответствующим результатом.

От редакции

Судя по всему, авторы альтернативного законопроекта не рассчитывают, что он будет принят. Остается надеяться, что некоторые его положения все же будут учтены при рассмотрении в ГД РФ, хотя бы те, что могут улучшить положение системы образования и нацелить ее на развитие.