Я работаю с 1993 года учителем и с декабря 2008-го директором сельской школы, расположенной в двух старых деревянных зданиях, отстоящих друг от друга на расстоянии в километр. Одно из зданий отапливается школьной котельной, другое получает тепло от поселковой котельной. Оба здания без центрального водопровода.
За два года мне, к сожалению, так и не удалось выяснить, почему не финансируется в полном объеме сельская школа. Почему родители учащихся по «своей» инициативе должны постоянно скидываться для решения проблем школы? Почему государство, прикрываясь словами о том, что дети должны учиться в нормальных условиях, и создавая кучу ведомств и контрольно-надзорных органов в этой сфере, в то же самое время постоянно урезает финансирование, но требует повышения качества образования, воспитания и т. д.?
В течение двух лет в нашей школе я провожу сокращение расходов и действительно согласно приведенным выше расчетам у нас есть, а точнее,  должны быть средства на обеспечение техническими средствами обучения, на материальное стимулирование работников и прочее. Но спросите, сколько закуплено учебников, нового оборудования и мебели за государственные средства за эти два года? Отвечу - ноль! Сколько выплачено работникам из стимулирующего фонда? Ноль! Почему это происходит? Потому что любая экономия с нашей школы перебрасывается чиновниками на покрытие расходов других школ. Разве, уважаемый господин Астахов, это не ущемление прав детей нашей школы на получение образования в нормальных условиях?
Почему директор школы должен у государства выпрашивать то, что государство гарантировало? Да, по проекту КПМО в 2009 г. благодаря настойчивости родителей государство выделило на ремонт школы и закупку оборудования (неучебного) 692700 руб. + 69270 руб. софинансирование района, но деньги были выделены в мае 2009 г., а поступили только 29 июля 2009 г. Мой вопрос к властям - где все время были эти деньги? - остался без ответа. Затем школе в спешном порядке пришлось осваивать эти деньги и при этом умудриться угодить всем надзорным органам, чтобы школу открыли к 1 сентября. А сколько бумаги было изведено на отчеты - просто уму непостижимо. При этом обязательства по оплате договоров (за счет софинансирования района) до сих пор не выполнены полностью.
У нас в порядке вещей стало отключение электроэнергии за долги. В середине учебного года отключают то мастерские, то кабинет директора, а второй год подряд на лето полностью обесточивают школу. Как делать ремонт? А это уж твои, директор, проблемы! Нет воды? Носите воду ведрами из колодца на уборку помещений, а это 300-400 литров в день. Разве это не издевательство над работниками?
Интересно, до каких пор будет продолжаться эта вакханалия с финансами и сколько мне еще придется выслушать от родителей нелестных слов по поводу отсутствия денег на нужды обеспечения образовательного процесса? Сколько штрафов лично мне, директору, придется выложить различным надзорным органам за то, что не выполняются их предписания?
А куда смотрят Министерство образования и науки РФ, уполномоченный по правам ребенка и Рособрнадзор, когда наши дети, несмотря на обращения по инстанциям, вынуждены ехать за 90 километров по ямам и колдобинам в райцентр сдавать ЕГЭ? Или всем нужны только отчеты, сколько денег удалось сэкономить на проведении ЕГЭ и т. д.?
С 2011 г. районная больница сокращает должность фельдшера, который обслуживает школу. Как нам выполнять хотя бы нормы СанПиНов по обеспечению детей горячим двухразовым питанием? Опять проверки, суды и штрафы для нас... и очередные рапорты чиновников в адрес президента о сокращении расходов и о том, как все у нас розово и красиво!
Господин Фурсенко с высокой трибуны провозглашает о необходимости сокращения учительского корпуса на 200 тысяч. Он что, не знает, что уже сейчас в некоторых сельских школах острая нехватка кадров? Возникает резонный вопрос: может быть, дальше в школах будут работать господа Фурсенко, Астахов и иже с ними?
Возвращаясь к статье «Жертвы нелюбви», предлагаю высоким чиновникам занять посты уволившихся директоров детских домов и при скудном финансировании сделать так, чтобы воспитанникам детских домов жилось так же хорошо, как их сверстникам в Германии.

​Сергей ФАЛЬКОВ, директор Ледмозерской школы, Муезерский район, Республика Карелия