Не секрет, к аккредитации школ во всех регионах относятся одинаково - щадяще. Во всяком случае никто пока ни одну школу по причине неуспеваемости учеников не закрывал.  Оптимизировать, реструктуризировать - это пожалуйста, но закрывать по причине плохой успеваемости учеников,   уж извините. Конечно, процесс  аккредитации всегда вызывает волнение, комиссии принимают в учебных заведениях  так же радушно, как консилиум врачей, выносящий решение - жить или не жить, но  диагноз всегда положительный: на недостатки укажут, вот, собственно, и все. В  таком случае  комиссии и принимающих  окончательные решения  больше волнует судьба школы и педагогического коллектива, чем детей, в этой школе обучающихся. Москву в этой ситуации с аккредитацией одной из школ взволновала судьба детей. Причем по очень простой причине - школа существует и работает именно для того, чтобы дети были обучены и воспитаны.
Что, собственно, случилось? Перед аккредитацией проходит проверка знаний. Первая проверка в 874-й школе потрясла: оказалось, что пять из 12 предметов  более половины учащихся 5-11-х классов знают на неудовлетворительную оценку; с работой по математике в 9-м классе не справились более 50% учеников, по русскому языку - 62%, по химии - 68%, по английскому - почти 70% учеников.  Аккредитационная коллегия в это не поверила, решено было провести еще одну проверку, но результат был тот же. Вот тут нужно было сказать правду и принять трудное решение. С одной стороны, на кону репутация столичной системы образования, с другой -  профессиональная честность. Честность победила, хотя  по репутации определенный удар  был нанесен - школе №874 в аккредитации отказали с формулировкой «за   нарушения в выполнении государственного образовательного стандарта общего образования по содержанию и качеству подготовки обучающихся и выпускников».
Сказать, что  случившееся вызвало шок в педагогической и не только педагогической среде,  значит ничего не сказать.  Свое мнение высказали мэр Сергей Собянин («Это ЧП!»), педагогическая общественность («Происшедшее - сигнал, что к нашей работе будут относиться по-другому?»), родители («Выходит, наших детей учат так плохо?»), общество потребителей («Если это не пиар-ход, то нам такой жесткий подход нравится!»).
Однако мало  делать выводы и волноваться без меры, важно еще и сказать о том, что нужно делать. Министр образования Москвы Исаак Калина причины произошедшего определил сразу: «На снижении качества  образования сказались очень низкий уровень кадровой политики, огромная текучесть педагогических кадров, отсутствие внутреннего мониторинга за качеством образования каждого ребенка».  Отсюда однозначный вывод: во всем виноват директор. Это так, но ответственность вместе с ним разделили еще двое: заместитель начальника Западного окружного управления образования и руководитель окружного методического центра, которых тоже освободили от работы. В такой постановке вопроса содержится вторая причина того, почему таким  жестким был подход к аккредитации школы. В самом деле, в столице меняется система контроля, причем не только качества обучения, но и  качества управленческих решений.
Развитие, как говорили классики, происходит по спирали. Лет двадцать пять назад «Учительская газета»  первой заговорила о том, что органы управления должны принимать  именно управленческие решения. Тогда нас поддержало не только Министерство образования, но и регионы, в том числе Москва. Управленческие решения и по сию пору принимаются, вот только сегодня они должны быть иного качества и иного уровня. И требования к управленцам должны быть иными.
Директора 874-й школы  в столице и в округе считали, скажем так,  неплохим. Но каковы критерии оценки директорского труда? Школа имеет свое лицо, свою программу - директор хорош. Школа №874 была Школой здоровья (таких в столице немного), а значит, сумела доказать, что может отличаться программой развития и роль директора тут значима, ибо он смог мобилизовать педколлектив на введение инноваций. Если даже такой благополучный директор, как  член Общественной палаты РФ Ефим Рачевский, отмечает хорошее материальное положение школы (и  ремонт проведен, и  современное оборудование есть,  и спортивный зал хорош), то кто кинет в директора 874-й упрек в том, что он не выполняет свои обязанности? Это сейчас в него кидают все возможные камни, а еще в декабре никто на это не решился. Тут самое время подумать, а во имя чего затеваются все эти программы и изменения статуса,  для чего улучшается материальная база? Конечно, для того чтобы лучше учить детей, а вот этого и не случилось в школе №874.
Сегодня многие педагоги ищут причины неудачи в том, что учащиеся в этой школе, мягко говоря, не те: и русским языком многие не владеют, и занимались больше физкультурой, чем другими предметами, и живут на окраине Москвы ребята, не испытывающие особого желания учиться. Словом, как говорят некоторые политики, все  было хорошо,  только не тот народ России достался. По аналогии с образованием все в школе было бы  хорошо, если бы не ученики. Но задача настоящего педагога  как раз в  том, чтобы учить всех, а не отобранных специально, для того чтобы ему легче работалось. Не могут, значит,  профессионально несостоятельны, как бы горько эти слова ни звучали.
Учителя в России сетуют, что работать  им мешает низкая зарплата. В столице она в среднем доходит до 40 тысяч рублей в месяц, и  мэр  на полном серьезе говорит, что в настоящее время  она должна быть еще больше, так как  выше стала средняя зарплата в промышленности. Школы Москвы  (пусть и не все) содержатся достойно. Но коль скоро власть вкладывает такие деньги в  систему образования, то не вправе ли она говорить и об отдаче педагога, которая должна заключаться прежде всего в качестве обученности учеников?  Мы об этом никогда не говорили по тем или иным причинам, а теперь такой вопрос поставлен на повестку дня командой Исаака Калины. Директор, который не понял своей  управленческой задачи, конечно, потерпел фиаско. Как и тот управленец в окружном управлении образования, который отвечал за проведение аккредитации. Особый вопрос тут, конечно, о руководителе окружного методического центра, который в Москве считался одним из самых сильных. Надо сказать, что перед аккредитацией методический центр предлагал директору школы провести особую процедуру - день регулирования и коррекции, чтобы проверить  готовность,  но директор отказался по причине... большой   занятости, связанной с подготовкой к аккредитации (интересно, в чем же заключалась эта подготовка, если при этом директору некогда было заниматься контролем качества?). К слову, методический центр по своим нынешним  функциональным обязанностям за подготовку к аккредитации не отвечает,  все  действительно решает исключительно директор школы. Более того, мне известны случаи, когда тот или иной методический центр говорил  окружным управленцам о недостаточно качественной работе той или иной школы, но в ответ слышал: дескать, во-первых,  делать такие заключения не ваше дело, во-вторых, вы что, хотите, чтобы мы  закрыли школу. Управленцы не хотели закрывать, но, как видим, все же пришлось, хотя управленческое решение  они могли бы принять и раньше. Новое направление в столице связано именно с управленческими решениями, но не в освобождении управленцев и методистов от  работы дело, а в выстраивании такой системы, при которой ответственность каждого и всех вместе  за результат работы школы была бы  высокой,  при которой иным станет взаимодействие.  Исаак Калина прав, когда так обрисовывает схему работы  и ответственности. Если школа вышла на процедуру аккредитации, значит, она к успешному прохождению готова. Кто определяет степень этой готовности? В первую голову директор, потому что если  он принял такое решение, то, значит, по-своему  высоко оценивает эту готовность. Не увидел прорех в  готовности, значит, несостоятелен как управленец, не сумел организовать работу педагогического коллектива на результат. Прав ректор Московского института открытого образования Алексей Семенов, который считает, что аккредитация - это не  экзамен, который можно сдать или не сдать случайным образом, это часть системной работы по  оценке качества образования  в отдельном  учреждении или во всей системе, а выход ОУ на  заседание аккредитационной коллегии  и позволяющие этот выход аттестационные процедуры - рабочий элемент всей этой работы.

История с аккредитацией школы №874 для столицы стала не пиар-ходом, а измерением температуры процесса обучения, температура   показала, что есть симптомы  некоторого качественного нездоровья.

 Во вторую очередь  готовность  школы должны оценить методисты и управленцы на более высоком, окружном, уровне. Если школу выпустили на аккредитацию, говорит Исаак Калина, значит, уверены в том, что она ее пройдет успешно,  если этого не произошло, значит,  управленцы, основываясь на данных методистов (или, наоборот, не основываясь), не смогли принять правильное управленческое решение, понадеялись на случай.
История с аккредитацией школы №874 для столицы стала не пиар-ходом, а измерением температуры процесса обучения, температура   показала, что есть симптомы  некоторого качественного нездоровья. Нужна система лечения, и она начата с того, что школу присоединили к другой, более сильной и благополучной,  - центру образования №97, теперь другому директору,   Ирине Мальчевской,   придется  брать на свои плечи тяжкую ношу - исправлять те ошибки коллеги, которые  тот допустил в своей управленческой деятельности. Уже сейчас Ирину Мальчевскую беспокоит, смогут ли сдать ЕГЭ по математике и русскому языку ученики 11-го класса, как пройдут ГИА 9-классники. Кстати, вот еще одно направление для управленческих решений: мы часто сетуем, что ученики, скажем, плохо сдали ЕГЭ, но не знаем, какой анализ работы школ делают управленцы более высокого уровня,  какие управленческие решения принимают. Однако понятно, что именно на  качественные управленческие решения обречена система образования. Москва, судя по происшедшему, поняла это первой. Но теперь  интересно другое: что последует за этим пониманием?

Директора школы в столице и в округе считали, скажем так, неплохим. Но каковы критерии оценки директорского труда? Школа имеет свое лицо, свою программу - директор хорош. Школа здоровья (таких в столице немного) сумела доказать, что может отличаться программой развития, и роль директора тут значима.

Пока следуют очень конкретные шаги. Заместитель мэра Москвы Ольга Голодец провела совещание с заместителями префектов всех десяти округов столицы и объяснила: задачи  у школы  сложные, поэтому она вправе рассчитывать на поддержку властей предержащих, на следующей встрече заместители должны представить свои планы по такой поддержке тех школ, которые находятся в их округах. Департамент  образования, поддерживая позицию Ольги Юрьевны, намерен активизировать работу школ с  профсоюзными организациями, родительской и ученической общественностью, считая, что без такой поддержки, без качественной самопроверки  и своевременной «работы над ошибками» школа не сможет добиться высоких результатов в работе. «Я не знаю, каким уникальным должен быть директор, который рассчитывает справиться с управлением школой без помощи профсоюза, родителей и учеников, - говорит Исаак Калина. -  Я очень прошу всех директоров школ обратить внимание на использование таких мощнейших ресурсов в обеспечении качества работы школы. Не нужно будет никаких внешних проверяющих, если   участие в управлении в самом деле всерьез будет доверено  общественности».   Кстати, в Западном округе  сейчас принято решение о создании общественной методической  службы. Управление контроля и надзора МДО  тоже внесло многие изменения в процедуру аккредитации, считая ее  во многом показателем работы школы, в частности, серьезно обновлен состав государственной аккредитационной коллегии, а количество предметов, по которым будут проверяться знания учеников, увеличено с  12 до 14. Но самое главное -  в столице начата разработка  плана поэтапного развития   московской системы оценки качества. «Нельзя  сказать, что такой системы нет, - отмечает  заместитель руководителя Департамента образования Москвы Наталья Шерри. -   Но надо менять подходы,   думать прежде всего об усовершенствовании  этой системы. Это будет связано с контрольно-измерительными материалами, с огромным объемом работ по внешней экспертизе, без которой мы не сможем обойтись.  В целом мы берем на себя обязанности внедрить  окончательно усовершенствованную систему до 1 сентября 2012 года».  Департамент считает важным  завести  такой  механизм, который позволит без дополнительной нагрузки учителей, педагогического коллектива  получать   полноценную картину того, что происходит в образовательном учреждении, определяя в числе важных две задачи  - и своевременно увидеть ситуацию, в которую необходимо вмешаться, и рассматривать все процессы, происходящие в образовательном учреждении, с точки зрения их дальнейшего усовершенствования, работы на развитие всей системы.
Согласитесь, только действительно сильная, инновационная   региональная система образования в состоянии реально  и честно оценить положение дел и наметить такую масштабную работу по повышению качества своей работы.