В 1963 году основатель новосибирского Академгородка академик Михаил Алексеевич Лаврентьев предложил организовать при Новосибирском государственном университете физико-математическую школу для одаренных детей. В первые десятилетия ее существования туда набирали учащихся 8-10-х классов, отличившихся своими успехами в точных науках на олимпиадах, конференциях, на летних школах, и тех, кто имел рекомендации учителей. С конца 1980-х годов набор стал производиться в 9-10-е классы, позднее они стали называться 10-11-ми, как во всех школах. Обучение проводится по четырем основным профилям: физика, математика, химия, биология. В школе постоянно обучаются около 500 ребят, формируется 20 классов по 25 учеников. Помимо углубленного преподавания профильных предметов ведутся занятия по обычной программе средней школы. Ребята сдают ЕГЭ и получают аттестаты. Практически все школьники по окончании учебы поступают в НГУ и другие вузы для дальнейшего обучения. За неполные полвека более пятисот бывших выпускников физмат-школы стали докторами наук, каждый четвертый - кандидат наук. С 1989 года физико-математическая школа стала официально называться СУНЦ (Специализированный учебно-научный центр при НГУ). В Академгородке ее по-прежнему называют ФМШ, а учеников ласково зовут фымышатами.
С 2006 года ФМШ - СУНЦ возглавляет Николай Иванович Яворский, доктор физико-математических наук, профессор, заведующий лабораторией моделирования Института теплофизики СО РАН (Сибирского отделения Российской академии наук).
- Николай Иванович, почему вы согласились стать директором школы при таких больших нагрузках, научной работе?
- Это то, что я мог и могу делать. Михаил Алексеевич Лаврентьев заложил основы, сформулировал принципы работы нашего научного центра. При его участии был организован КЮТ (клуб юных техников), где занимались дети младшего возраста, имеющие технический склад ума. Затем была основана ФМШ (физико-математическая школа), куда набирали учащихся со всего региона. Дальнейшие ступени - обучение в НГУ и работа в научно-исследовательских институтах Академгородка. Мы стараемся поддерживать традиции и развивать новое. Лаврентьев открыл ФМШ практически на свой страх и риск, и сразу стало понятно, что дело стоящее. Мне кажется, сейчас такое было бы невозможно.
- Почему?
- СУНЦ почти нелегалы в системе профессионального образования. Школы сегодня относятся к муниципалитетам, к городским и областным бюджетам. СУНЦ - подразделение университета, то есть находится в ведении федерального бюджета. Мы ведем профильное обучение по предметам естественно-научного цикла плюс даем программу общеобразовательной школы, ученики сдают наши собственные экзамены плюс ЕГЭ. Профессорско-преподавательский состав ведет занятия на базе НГУ, есть специально оборудованные аудитории, лаборатории. Финансирование и заработная плата, все доплаты ведутся через университет. Но в то же время мы школа.

Статфакт

В России 5 специализированных учебно-научных центров (СУНЦ), они существуют при различных университетах:
    СУНЦ при МГУ им. М.В.Ломоносова;
    Физико-математическая школа
им. М.А.Лаврентьева при Новосибирском университете (СУНЦ НГУ);
    Академическая гимназия СПбГУ при Санкт-Петербургском университете
(АГ СПбГУ);
    Специализированный учебно-научный центр при Уральском университете (СУНЦ УрГУ);
    лицей №1580 при МГТУ им. Н.Э.Баумана (СУНЦ МГТУ им. Н.Э.Баумана).


- Чем отличается СУНЦ от других школ?
- Мы школа-интернат. К нам приходят дети 15 лет. Все проживают в общежитиях, где постоянно находятся воспитатели, дежурные, врач. Питаются школьники организованно, в столовой. Учебная нагрузка у нас повышенная, детям нужны здоровый режим дня, хорошее питание, нормальные условия проживания. Сейчас они живут в довольно спартанских условиях, хотя мы проводим регулярный ремонт, следим за порядком. Вы же представляете себе, что такое 500 подростков, получивших свободу от родительского надзора. Какими бы гениальными они ни были, это дети. Им нужны участие, внимание, поддержка взрослых. Кроме того, мы всегда стараемся поделиться опытом с коллегами. Организуем курсы повышения квалификации для всех специальностей, семинары и консультации. Работа с одаренными детьми включает в себя самые разные направления. Да, конечно, у нас особенные, насыщенные учебные программы. Мы стараемся поддерживать учителей, поднимать престиж профессии. Школьники должны уважать человека, который дает им знания, учит думать. Нужно воспитывать в учениках уважение к предмету, к профессии. В обществе сейчас не самое лучшее отношение к науке, к ученым, потому что это не денежные направления деятельности. Выступая в каком-нибудь шоу, можно заработать миллионы. Работая в научно-исследовательском учреждении, миллионером не станешь. Фундаментальные исследования требуют времени. Новое по заказу не является, практическая польза от какого-либо открытия понятна не всем и не сразу.
- Как вы считаете, может ли государство оказать реальную поддержку будущим ученым?
- Конечно. Государство должно поддерживать специализированные школы, вузы, фундаментальную науку. В обычных школах соотношение учитель-ученик сегодня 1:10, а то и 1:15. Идет укрупнение школ, сокращение числа учителей. У нас соотношение 1:4. Для развития творческой личности необходим постоянный личный контакт. Здесь нет единых рецептов, технологий. Дети загораются, стремятся к новому, если есть Учитель. В идеале хорошо, если есть поддержка и в семье. Но здесь закономерностей нет, вспомнить хотя бы, из какой семьи вышел Ломоносов. Наша задача - рассмотреть такого Ломоносова и помочь ему реализовать себя.
- Что еще вы делаете в своей школе для обмена опытом с коллегами?
- Помимо курсов повышения квалификации учителей мы организуем всероссийские конференции по работе с одаренными детьми. Есть удивительные люди, которые достигают замечательных результатов в тяжелых условиях. Приезжает очередной самородок из отдаленной деревни - диву даешься, как же его научили! Россия жива, пока есть такие подвижники.
- А как осуществляется связь с отдаленными сельскими районами?
- Ежегодно организуются летние школы, куда приезжают дети со всей Сибири. Слушают лекции, посещают семинары, разбирают задачи, решают, будут ли учиться у нас. Организуем выездные школы, чтобы люди на местах получали знания и идеи. Нужно учить детей и взрослых думать, находить информацию. Сегодня бывает так: молодой человек не найдет что-то в Интернете - и все, руки опустились, полная катастрофа. Это потребительский подход. Учим, как справляться с проблемами самостоятельно.
- Какие еще есть способы распространения опыта?
- Мы издаем методическую литературу, труды наших педагогов. Выпускаем «Вестник НГУ», где печатаются актуальные статьи по различным проблемам. Есть премии за лучшие издания. В последние годы обмениваемся опытом с Южной Кореей, наши педагоги ездят туда, корейцы приезжают к нам. Они организовали у себя СУНЦ по примеру нашего. Школа-интернат - это особый социум. Мы круглосуточно общаемся с детьми, у которых есть Божья искра в сердце, наша задача - не дать ей потухнуть.
- Николай Иванович, о чем мечтает директор школы для одаренных детей?
- Есть традиционные мечты: капитальный ремонт, новый корпус, современное оборудование во всех кабинетах,  роскошное общежитие, хорошо оснащенная столовая. Мне кажется, первоочередная задача - это получить четкий статус. Правительство должно обратить внимание на нас как на ресурс для поднятия и сохранения научного потенциала, четко определить финансирование. Главное в нашей работе - дети. Будут нормальные, стабильные условия для педагогов и учащихся - наши выпускники будут трудиться на благо отечественной науки, в конечном счете обеспечат расцвет всей страны.

Комментарий

Ирина БАРИЛЕНКО, заведующая кафедрой иностранных языков СУНЦ:

- Существует своя специфика работы в учебном заведении с профильным образованием для одаренных детей. К нам приходят подростки
15-16 лет. Иностранный язык является обязательным предметом, все выпускники сдают экзамен в школе, плюс около 50 детей выбирают ЕГЭ по иностранному языку как экзамен по выбору. Талантливые дети, показавшие отличные успехи по физике и математике, приходят к нам из самых разных школ. Уровень знаний иностранного языка у них бывает от нулевого до высокого. Мы же должны всех их за два года поднять до нужного уровня, а также не дать растерять уже имеющийся запас. Мы, взрослые, прекрасно понимаем, как трудно поначалу детям. Им нужен период адаптации: новый класс, новые учителя, новая школа плюс проживание в общежитии. Требуются большая помощь взрослых, внимание и понимание. Наши ученики участвуют в районных, городских, областных олимпиадах по всем предметам, делают доклады на конференциях, участвуют в спортивных соревнованиях, то есть делают то же самое, что и все школьники. В то же время у них повышенная нагрузка, учебная программа существенно отличается от общеобразовательной в плане преподавания профильных предметов. Иностранный язык не является профильным, но школьники прекрасно понимают, как он им нужен, и не только в будущем. Недавно, например, мы готовили группу учащихся к международной олимпиаде в Индии. Все дети прекрасно осознали, что помимо знания математики и физики им необходимо умение общаться на иностранном языке.

Новосибирск