Сегодня подчас патриотизм и фашизм в нашей стране идут рука об руку. Это самая больная и самая тяжелая тема, о которой надо говорить очень осторожно не потому, что мы кого-то боимся, а потому, что здесь каждое слово золото. То зло, которое происходит сегодня, имеет мощнейшие глубинные корни, оно последствие зла вчерашнего (сталинского, брежневского и других лет советского режима), с которым мы еще не разобрались.
Сегодня многие взрослые схватились за голову: «Давайте мы введем новые предметы, введем гражданскую зрелость, новую мифологию, научим детей любить Россию!» Сразу после печальных событий на Манеже появились идеи создать новую современную мифологию, профинансировав авторов, готовых создать более искренние произведения о любви к Родине. Под хороший гонорар в сжатые сроки, конечно, можно издать любой учебник, но грош цена такому словоплетению, если окружающая жизнь ежедневно дает молодым примеры трусости, лицемерия и приспособленчества. Еще в семидесятые годы прошлого века Василий Шукшин, которого трудно упрекнуть в русофобии, выдвинул формулу: «Нравственность есть правда». Честный разговор о прошлом нужен для выхода из того нравственного тупика, в котором мы оказались.
Как объяснить вконец запутавшимся взрослым, что гражданская зрелость не может стать предметом учебного плана, что трудно требовать гражданской зрелости от юношества, если взрослые люди в полной мере ею не обладают?
Если мы действительно имеем мужество прямо взглянуть на вещи и честно говорить о тех проблемах, которые были, то тогда для нас патриотизм будет вещью взвешенной. В патриотизме есть две части, там есть чем гордиться и есть чего стыдиться. Попытка представить себе патриотизм как любовь только к успешной родине, большая беда. Патриот не тот, кто лжет своей матери, а тот, кто говорит: «Ты больная, давай будем вместе лечиться, мы часть тебя». Рецептов быстрого выздоровления не бывает, не надо строить иллюзий, что все можно сделать какой-то волшебной палочкой, нам нужно все делать последовательно. Первое - прекратить работу по разделению и начать работу по сплочению, потому что совершенно очевидно, что, если есть наши, значит, есть и ненаши; если есть местные, значит, есть неместные. То есть когда мы дружим против кого-то, это инициация ненависти, вещь преступная, с этим нужно кончать и заниматься другими делами. Я участвовал в одной телепередаче, солидные люди - депутаты - сидели передо мной и говорили: «Да, надо объединяться». Но они не знают, как объединяться, кто будет объединяться. Когда же власть расписывается в бессилии, то наступает привыкание, возникает ощущение монотонного скандала, ощущение, что сделать ничего нельзя. Надо перестать обвинять друг друга, нужно вырабатывать общую стратегию, начать очень серьезный разговор о прошлом, но в другой стилистике. Посмотрите, как устроены наши сегодняшние ток-шоу: нет спокойных бесед, нет споров во время выяснения истины, все орут друг на друга.
Когда задерживают на площади тысячи детей, это вопрос уже не к силовикам, а вопрос к нам - к журналистам, к писателям, к учителям. Давайте постепенно учить людей слушать друг друга, других путей нет. На память приходят два афоризма Г.Померанца: «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступающего в борьбу за правое дело» и «Стиль полемики важнее предмета полемики». Мы, взрослые, демонстрируем юношеству худший вид спора, цель которого не разъяснение истины, а победа любой ценой. Возьмем современные телевизионные ток-шоу. Сам их формат разлагающе действует на сознание людей, параллельно с рейтингами передач повышая градус взаимного неприятия. Стоит ли после этого удивляться, что следующими аргументами в спорах становится кулак и пуля?
Сегодня, как никогда, важно бесконечно напоминать о том, что спокойный диалог - единственный достойный человека способ решения самых сложных проблем.
Патриотизм предполагает мужественное и честное отношение к тому, что происходит, в этом смысле я за патриотизм. Я предлагаю задуматься серьезно, без истерик, перестать друг друга обвинять и понять, что мы на краю, объединяться в хорошем смысле слова. Я понимаю, что это трудно, у нас у всех разные взгляды, но перед нами наши собственные дети, и дальше уже некуда.
Атмосферу в стране устанавливают все. Я далек от идеализма кота Леопольда, уповавшего на призыв «Ребята, давайте жить дружно!». Болезнь слишком запущена, чтобы надеяться на простые и скорые средства излечения. Но есть огромное количество способов нормально общаться с молодыми людьми.
Это комплексное решение вопросов, быстрым оно не будет, но и ждать тоже нельзя.
В отечестве нашем накопилось столько боли, что сравнивать, чья боль больнее, все равно что тушить пожар бензином. Нормально когда русский юноша проникается сочувствием к чеченцу, героически сражавшемуся в Брестской крепости, оказавшемуся после великой победы в ГУЛАГе, а чеченский парень знает, что в результате войн и репрессий русские пострадали не меньше, а больше остальных народов. Они тоже нуждаются в сочувствии.
Подняться над собственной болью способен не каждый, но такие примеры есть.
Сегодня больше всего дебатируется вопрос о том, кто вышел на площадь: провокаторы, экстремисты, националисты, фанаты. Для меня как педагога первостепенно, что вышли наши дети, ощущающие несправедливость и фальшь окружающей жизни.
Ну и что прикажете: девочек позвать от улицы на курсы кройки и шитья, мальчиков заманивать в секции рукопашного боя с военно-патриотической направленностью, где они отточат навыки уличных баталий? Или того хуже: применять жесткие меры воздействия? К кому? К девятиклассникам? Может быть, взрослым, ответственным людям стоит начать с себя?
Стране, пережившей столько исторических травм, необходима длительная педагогическая терапия, направленная на сплочение людей, а для начала надо попытаться научиться разговаривать человеческим языком, перестав видеть в другом врага.

​Евгений ЯМБУРГ, директор Центра образования №109: