Анатолий ЕРМОЛИН, подполковник ФСБ в запасе:

- Школьники вышли на площади. Кто это организовал? По моим ощущениям, никто, потому что, к сожалению, националистическая идея приобретает масштаб сетевого эффекта, и это очень опасно. Это гораздо опаснее, чем инспирирование. Как работает любая сетевая система? Должен быть какой-то воодушевляющий «мессидж», какой-то простой метод, и должна быть какая-то символика, атрибутика. К сожалению, страшный лозунг, который мы слышали: «Москва - для москвичей, Россия - для русских», - становится сетевым, мы видим, что он находит отклик у части населения. Когда никто не занимается позитивным развитием молодых людей, происходят процессы самоорганизации.

Исаак КАЛИНА, министр образования Москвы:

- Я не буду говорить о количестве подростков, которые выходили на московские площади, - сегодня никто не назовет точных цифр. Они, с одной стороны, к счастью, не так велики, как подают их СМИ, с другой стороны, это не уменьшает тяжести, сложности этого момента. Самое главное - сделать так, чтобы все содержание нашего образования, той воспитательной работы, которую ведет школа, формировали в человеке - в учащемся, в студенте - позитивное отношение к окружающему миру, к другим людям, которые живут в этом мире. Мы все должны понимать, что образование - это, наверное, не единственный, но важнейший ресурс консолидации общества. Когда получение такого образования идет нормально, тогда и не бывает таких всплесков, какие были в декабре. Если же кто-то из наших учеников имеет другое отношение к миру, то, значит, мы где-то недоработали, когда изучали с ним любой предмет (не только историю, не только литературу, не только обществознание), так как любой предмет должен формировать у человека позитивное отношение к миру, в котором он живет, умение приносить пользу этому миру и не приносить вреда. Поэтому я думаю, что главное - это хорошее образование, интересное, увлекательное занятие для наших ребят, конечно, демонстрация нами, взрослыми, уважительного отношения друг к другу, тогда и дети будут вести себя по-другому. Я очень боюсь, что часто дети (они хуже нас, взрослых, скрывают свои мысли) иногда делают и говорят то, что какие-то авторитетные для них взрослые скрывают. Поэтому поступки детей - это всегда проявление позиции взрослых. Нам, взрослым, нужно задуматься о себе.
Я думаю, что есть еще одна вещь, о которой мы все, наверное, не часто говорим. Люди, приезжающие в Москву, встречаются, скажем, с культурой того общества, которая есть в Москве, в Подмосковье и которая для них не совсем родная. Задача школы - помочь этим людям гораздо быстрее изучить, уважать культуру того общества, в котором они оказались. Это вовсе не означает, что им нужно потерять уважение к родной культуре, но, наверное, уважение к родной культуре подразумевает и уважение к другой культуре. Поэтому люди, которые приехали в Москву, в Московскую область и живут здесь, должны более уважительно относиться к культуре того общества, в котором они оказались. Этому школа тоже должна помогать. Мы не должны ни в коем случае разделять детей на приехавших, давно живущих, мы должны им помогать как можно быстрее адаптироваться.

Александр АСМОЛОВ, директор ФИРО:

- Если мы не превратим школу в подлинный ресурс толерантности, то никто к этому не придет, если мы не поймем, что идеология России - идеология уважения к другим и диалог с другими, если мы не сделаем поддержку разнообразия культур главной линией страны, тогда мы будем иметь те риски, с которыми мы сталкиваемся уже сейчас. Поэтому я всегда повторяю слова гениального философа Павла Флоренского: «Культура есть среда, растящая личность. Какова культура, такова личность». Поэтому я считаю, что стратегия развития взаимоотношений между взрослыми и детьми должна быть нацелена на то, чтобы не было межпоколенческих конфликтов, межпоколенческих непониманий. Это одна из ключевых, социальных задач образования. Сегодня психологи, которые традиционно работали с учениками и учителями, должны трансформировать свое влияние еще и на семьи. Не случайно и в Москве, и в Московской области в разных формах созданы блестящие социально-психологические службы, которые в фокусе своего внимания имеют прежде всего семью, а не отдельно ребенка, отдельно учителя, отдельно разные другие реальности. Сегодня говорят, что отношение к учителю в обществе ухудшилось, что учитель перестал быть тем авторитетом, к которому прислушиваются ученики. Что касается уважения учителя в обществе, то тут все гораздо сложнее. К учителям, которые действительно уважаемы и любимы, придут всегда и везде, они проходят сквозь время, и в этом смысле уважение к этим личностям всегда будет высоким. Я вспоминаю слова Слуцкого: «Умирают мои старики, мои боги, мои педагоги, прологатели долгой дороги, где шаги мои были крепки». Мне очень хочется, чтобы сегодняшние наши действия помогли сделать так, чтобы вернулось все то, что мы испытываем к нашим учителям, - любовь и уважение, чтобы и мы сказали о своих учителях: «Наши боги, наши педагоги!»