Лужа в солнце
Жила-была Лужа. Лужа как лужа: она представляла собой незыблемое доказательство наличия причинно-следственных связей и закономерностей, которые существуют в нашем мире и управляют им. Она появлялась всегда после, а не до нужного события (дождя), на одном и том же месте: на углу улицы, около оживленного перекрестка. Ей казалось, что ею управляют само Время и Пространство.
Люди, видимо, тоже чувствовали это: старательно и аккуратно обходили ее стороной. Только дети (неразумные существа!) норовили прошлепать по ней или весело пробежаться, одаривая возмущенных прохожих брызгами.
Лужа терпеливо сносила это: ведь она осознавала свое предназначение и миссию в обществе. Правда, однажды случилась катастрофа, которая разрушила все ее представления о себе и мире.
В этот день несколько часов шел дождь...
Лужа вместе со своими коллегами-соседками привычно заняла свое место в жизни прохожих, но дождь все не прекращался - и скоро этого места стало не хватать. Лужи вышли из берегов и соединились вместе в одну бегущую по асфальту речку. Она подмочила репутацию не одних ботинок и туфель, пока не выплеснулась на шоссе и не скрылась в колодце под землей...
Потом вдруг выглянуло солнце. Оно осветило мокрый тротуар и брызнуло ослепительными лучиками в лица прохожих... И тут случилось чудо: люди заметили, что идут по небу. Они шествовали по небу вместе с облаками, а их зонтики казались волшебными кораблями, которые плыли в прекрасное далеко...
Лужа завороженно наблюдала это, хотя никак не могла наладить привычный ход мыслей и чувства. Солнце отражалось в ней вместе с облаками и людьми - взрослыми и детьми - и она казалась себе частью Вселенной, а не просто лужей - дном и краями, оставшимися от водной стихии...
Прошло несколько часов - и все встало на свои места. Она снова была обычной лужей - со своей ролью и местом в обществе. То спокойной, то взбаламученной ногами прохожих. То чистой, то мутной от грязи и пыли, которыми полны московские улицы. Иногда - радужной от бензина проезжавших машин. Но это чередование событий, составлявших раньше всю ее жизнь, теперь не радовало ее. Она ждала, когда снова небо станет землей, а она - его частью. Когда после дождя выглянет солнце и улыбнется прохожим: и детям, и взрослым, не различая, кто из них хороший, а кто - плохой, кто умный, а кто - неразумный...
Это ожидание чуда заставляло ее светиться изнутри и вспыхивать расплавленным золотом при взгляде на солнце. Соседки недовольно морщились: «Ты и солнце? Вы несовместимы! Вода и огонь! Спустись на землю и не летай в облаках!»
Она и не летала в них. Лужа сама была облаком, которое уносилось вдаль, нежно обнимая всех, кто встречался ей на пути: вечно спешащих и озабоченных людей, собак и голубей, даже воробьев, которые устраивали на ее берегах совещания и потасовки. Прохожие останавливались и удивленно оглядывались вокруг: «Неужели наступила весна?! Как прекрасен мир вокруг! Этого не может быть!»
«Нет, мир вокруг отвратителен! Он полон грязи и несправедливости!» - ворчали им в ответ колеса тормозивших у перекрестка автомобилей. - Только разгонишься и обрадуешься, что наконец тебе повезло, как зажигается красный свет!»
«Да! Да! - подхватывали их недовольство урны у кафешки на углу. - Всем на все наплевать! То ли еще будет: вот по телевизору, который стоит в витрине, недавно прогноз передавали, что даже солнцу уже все надоело. Бросило оно нас, грешных - целую неделю не будет показываться из-за туч, а может быть, и месяц!»
Лужа грустно улыбалась и вспоминала, как солнце вместе с прохожими плыло по земле-небу. Небо снилось ей. Оно наполняло ее до краев своей бесконечностью и верностью, отражалось в глазах детей и взрослых, которые приходили к ней...
Лужа в солнце сияла в ответ. Она светилась на дороге куском расплавленного золота среди серого дня - и ни время, ни пространство не могли заставить ее стать прежней Лужей.
Чудо входит в жизнь педагога незаметно. Сначала это чудо вспыхнувших удивлением и пониманием детских глаз, озаренных радостью открытий лиц мальчишек и девчонок. Это чудо раскрывшейся души ребенка - его искренности и доверия, разделенного переживания добра, справедливости и красоты. Наконец, благодарности и преданности педагогу, который открывает этот мир вместе с ребенком, делает его «своим».
Мимо таких маленьких чудес легко пройти. Их можно (а иногда и хотелось бы) не замечать: они делают жизнь и сам педагогический процесс более сложным, несмотря на то что так ничтожны. Это как смотреть на мир после взгляда на солнце: все вокруг кажется тусклым и серым, от напряжения рябит в глазах. Между тем жизнь продолжается - и нужно смиряться со светом электрических лампочек. С тем, что дети не слушаются и не откликаются на педагогическое воздействие, не понимают того, что педагог желает им добра, - с поспешной радостью выбирают противоположное, поступая назло, или ради интереса экспериментируют с чувствами взрослого, вынужденного их воспитывать и обучать. С тем, что родители воспитанников и учеников обвиняют педагога во всех неудачах и промахах и ни во что не ставят его авторитет. С тем, что коллеги уже давно приписали его к категории «идеалистов-неудачников», у которых не складывается личная жизнь или нарастают проблемы в семейных отношениях, при этом безумно и страстно завидуя тому, что их «просто так», «ни за что» любят воспитанники и ученики...
Сталкиваясь с этим, педагогу сложно все время гореть и дарить свой свет и тепло - понимание и веру в торжество добра - подопечным. Сложно все время ощущать себя «лужей в солнце» или казаться таковой. Наполненный такими мыслями и чувствами, педагог может срываться и запираться в своем отчаянии, как в стеклянной клетке, задыхаясь от безысходности. Тогда кажется, что чуду не остается места в его жизни.
Истории и сказки, которые придумывают такие педагоги, кажутся ранеными. Это самый простой тест на профессиональное выгорание: попросить воспитателя или учителя, преподавателя вуза придумать сказку - волшебную историю про то, как решилась та или иная - любая - проблемная педагогическая ситуация. Сочиняя такие истории, педагоги, у которых есть профессиональный надлом, вносят в них не только содержание своих «педагогических кошмаров», о которых говорил А.С.Макаренко. Они четко и ярко демонстрируют свою неготовность взглянуть на проблему глазами воспитанника или ученика и изменить себя ради изменения ситуации. В их сказках происходят изменения с детьми. Их запугивают, применяя педагогику насилия: «Не будешь убирать за собой - все игрушки тебя бросят и уйдут», «не будешь слушаться маму - она заболеет и умрет, но ты не расстраивайся, потому что это только сон: ты проснешься, исправишься - и все будет хорошо», «будешь злиться и драться - все тебя бросят, потому что такой ты никому не нужен», «будешь плохо заниматься - тебя перестанут уважать и любить окружающие, а вырастешь - станешь дворником» и т. д. Таких историй - около 20%. Другая стратегия такого педагога: убежать от проблемы, предоставив возможность действовать волшебному персонажу, который все исправит: фее, палочке-выручалочке, волшебной книге, Пиши-Читаю. Так поступают около 25% современных педагогов. В итоге через такие сказки и истории детям демонстрируют совсем не веру в чудо, а неверие в него. Потому что в педагогике чудо - это результат душевного труда, напряжения всех сил педагога: интеллектуальных, волевых и эмоциональных. Если нет осознания этого труда - озабоченности «правами Бога» в душе каждого ребенка, как говорил Антуан де Сент-Экзюпери, то не будет и чуда.
Как солнечный зайчик, оно проберется в душу педагога через внимание и сочувствие детей, их ласку и заботу, любовь. И тогда педагог снова возрождается, как мифическая птица Феникс, из пепла собственных надежд - это случается, когда дети дарят ему свои сказки, свою веру в торжество добра.


Люди дождя
Живут на свете люди дождя. Во время дождя, особенно сильного, можно услышать и увидеть их. Можно увидеть, как люди дождя подходят к спешащим прохожим и прикрывают их своими руками-крыльями, тихонько разглаживая морщинки на их лицах и душах. Можно почувствовать их прикосновение и догадаться, что они плачут от сострадания к нам. Они учат нас жалеть друг друга и верить в то, что все плохое пройдет. После ненастья обязательно выглянет солнышко. И мы всегда найдем дорогу домой. Можно даже услышать их легкие ритмичные шаги, провожающие нас до дома, и стук дождевых капель в его окошки. Ты только послушай шум и внимательно всмотрись в дождь - и ты все поймешь сам.
Педагог совершается в своих воспитанниках и учениках, студентах. Без них он ничто. Рядом и вместе с ними - он все. Он - часть божественной силы, которая управляет Вселенной. Это тоже чудо: ощущение того, что через тебя действует Бог. Это невозможно объяснить. Можно только проиллюстрировать.
Коля, 6 лет, остался в детском саду на второй год. Несмотря на то что он во многом опережал своих сверстников, мама побоялась, что в школе ему будет трудно из-за маленького роста и нарушений звукопроизношения. Поэтому он вот уже 2 месяца наблюдал из окна, как его бывшие одногруппники радостно шагали каждое утро в школу. Иногда он сталкивался с ними на улице и смущенно опускал глаза. Они жалели его, звонили и приглашали в гости - он не приходил... Пока не наступил день рождения лучшего друга Коли Сережки - и ребята впервые встретились после долгого перерыва...
Через день Коля нашел веревку и мыло и попытался повеситься в туалете. Конечно, у него ничего не получилось. Да еще сработала интуиция у бабушки - она решила проследить за мальчиком... Коля понял, что сопротивляться бесполезно - и замотался, как в кокон, в рулон туалетной бумаги...
В таком виде его часто стали видеть близкие. В детский сад тоже пришел другой ребенок: замкнутый, колючий и настороженный, с обиженными и печальными глазами. Он тихонько входил в группу и присаживался на стульчик. Если нужно было что-то делать, то серой мышкой следовал за детьми в ходе проведения всех режимных процессов и... молчал. Он был там, но его там не было...
Чудо случилось, когда дети из соседней группы узнали про беду Коли. Они смастерили ему посылку с бумажными журавликами, на каждом из которых написали: «Держись!», «Не сдавайся!», «Мы с тобой!», «Все будет хорошо!» - и отнесли мальчику...
Когда он разбирал их корявые послания, то по лицу Коли текли слезы, а он впервые за несколько недель начал улыбаться...
Потом он весь тихий час готовил им ответ: сделал из газет и наклеек лабиринт, в который можно было играть всей группой, нарисовал «препятствия» и «призы»... Пришел к ребятам и проиграл с ними весь вечер...
С тех пор эту группу в детском саду прозвали «спасателями», а Коля стал их другом...
В этой истории кажется, что нет педагога: его переживаний и установок, усилий и труда. На самом деле он есть: он присутствует в чистоте и силе побуждений детей, в их умении сочувствовать и готовности действовать, в стремлении облегчить чужую боль, сделать ее частью своей жизни и взять ответственность за происходящее на себя. Это передача НЕРАВНОДУШИЯ и СОПРИЧАСТНОСТИ жизни другого - «чужого», который становится «своим». Это чудо в жизни педагога и его воспитанников, которое заставляет говорить о подрастающем поколении как о «совершающемся» в настоящем.

Наталья МИКЛЯЕВА, заведующая кафедрой педагогики и методики дошкольного образования МГПИ

Елена ШУВАЛОВА

Из забытого

Говорила мама: «В лужу не ходи!» - и малыш послушно лужу обходил.
Он возил машиной солнечный песок, но косил на лужу озорной глазок.
А над нею мимо плыли облака, из нее котенок бирюзу лакал...
И все уже почему-то становился круг.