Почему нас так пугает словосочетание «интеллектуальная элита», неужели не заслуживает внимания и заботы этот «заповедник» общечеловеческих духовных ценностей, то самое горнило, в котором выплавляется культурный и цивилизационный прогресс? Особенно в Москве, где специфика мегаполиса дополняет задачи, поставленные в Законе «Об образовании».  Особенно сейчас, когда само слово «духовность» теряет свой космический смысл.
Слова «модернизация» и «реформирование» стали совершенно неотделимы от слова «образование». Конечно, новое время диктует новые условия деятельности, предъявляет к человеку новые требования, но, наверное, не стоит забывать, что учитель  так и остается самой консервативной профессией в том смысле, что человеческий фактор в этой области, как нигде, определяет результат: нельзя не любить детей, нельзя не любить свой предмет, а все остальное - информатизация, инновация, модернизация -  зависит от самого учителя, от его желания, его стремления к творчеству, его способности к внутренней перестройке сознания. Не случайно говорил В.О.Ключевский: «Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь». А Петр Федорович Каптерев утверждал: «Личность учителя в обстановке обучения занимает первое место. Те или другие свойства его могут повышать или понижать воспитательное влияние обучения».
Безусловно, те учителя, чье целеполагание лежит в области формирования культурной и интеллектуальной элиты, своей деятельностью не только передают соответствующие знания, но и ищут отвечающие современным требованиям способы мышления,  в этом случае любые инновации уместны и приемлемы, потому что осуществляются не ради них самих, а становятся частью учебного процесса. Отсюда  большая научная и методическая деятельность учителей, принципы подхода к учебному материалу и его структурирование, разработка новых программ и экспериментальная деятельность  как неотъемлемая часть образовательного процесса (в том числе, что характерно для нашей гимназии,  в рамках классно-урочной системы, а не только вне ее).
На сегодняшний день гимназии наработали большое количество методического и научного материала не только по работе с одаренными детьми, но и по развитию способностей ребенка, по пропедевтике его успешности. Проведена огромная работа по созданию благоприятной образовательной среды. Гимназии могут и должны стать своеобразными научно-методическими центрами, трансляторами собственного опыта.
Мы стараемся сделать ученика еще более знающим и умеющим, более компетентным (теперь именно это качество учащегося положено в основу государственного стандарта),  мы в соответствии с требованиями времени (впрочем, любого)  ставим во главу угла самосознание ученика, его мотивацию. Что должен сделать учитель? Мотивировать на учебное действие, создать интерес и его поддерживать. Но самому-то учителю тоже необходим тот самый интерес, он-то тоже должен быть мотивирован. Чем мотивировать?  Угрозой снижения заработной платы? Но не вариант ли это дисциплинарной двойки, который в современной школе совершенно заслуженно принят недопустимым. Можно ли стимулировать учителя путем проведения экзамена на соответствие должности? Или возможностью заниматься наукой  для души совершенно бесплатно? Не применяем ли мы тем самым к учителю те методы, которых требуем избегать при работе с детьми?
Мы хотим воспитать в ребенке личность, а при этом рискуем сделать  из его учителя фонвизинскую Еремеевну: «Уж как больше служить, не знаешь... живота  не жалеешь... а все не угодно».
 Чтобы в России в ХVIII веке появилось дворянство, нужно было, по выражению Н.Я.Эйдельмана, «три непоротых поколения»: войти в интеллектуальную элиту сможет только человек с развитым чувством собственного достоинства, чувством чести, обеспечивающим внутреннюю свободу личности, высокую нравственность и надлежащий культурный уровень. Такого выпускника может воспитать только соответствующий учитель, учитель творческий: для творчества же необходимы свобода, доверие и достойная оценка.
Мы, учителя, прекрасно понимаем, что дети не столько слушают нас, сколько смотрят на то, что мы делаем. Увлеченный учитель делает увлеченными и творческими своих учеников. Настоящий учитель, серьезно занимающийся наукой, прививает и своим ученикам интерес к ней. (Замечу, что, по-моему, «ученик» - гораздо лучше и точнее, чем «обучающийся».)
Конечно, хороший учитель, лишившись гимназических или лицейских надбавок, не станет меньше любить детей и не растеряет в одночасье все свои профессиональные качества, но трудно сеять разумное, доброе, вечное, если есть ощущение несправедливости государственной оценки собственного труда.
Конечно, мы не против реформ, модернизации и инноваций, особенно когда государство не жалеет на это сил и средств. Но все это, наверное, должно быть лишь приложением к главному... Как главным объектом внимания в школе  остается ученик - его возможности, его мотивация, его будущее,   так и учитель, наверное, должен занимать особое место в обществе. Без доверия к учителю, по мнению  Д.И.Менделеева,   учение не может давать добрых плодов.
Безусловно, профессионализм учителя  трудно измеряемое качество, но  как выработать критерии его оценки? Наверное, начинать надо с благополучных школ,  успешных лицеев и гимназий, изучая и анализируя их опыт.
Не стану говорить обо всех, но о своей гимназии - гимназии №1567 Западного округа - сказать хочу как ее выпускница, как учитель, проработавший в ней более двадцати лет, как ее нынешний директор.
Когда значительная часть педагогического состава - это выпускники этого образовательного учреждения, когда в школу стремятся братья, сестры, дети, внуки, друзья, родственники выпускников, стремятся и составляют почти половину всех обучающихся, когда учителя гимназии известны всей России своими научными и методическими трудами,  когда по их книгам и программам учится множество детей, когда на их семинары приезжают люди из самых разных городов, когда в школе царит атмосфера сотворчества ученика и педагога, дающая возможность абсолютно всем одиннадцатиклассникам не только поступать в самые лучшие вузы (35-40% наших выпускников ежегодно поступают на разные факультеты МГУ имени Ломоносова), но и реализовать себя в дальнейшей жизни,  в этом случае можно, наверное, говорить об уникальности образовательного пространства, основанного на гармоничном и продуктивном сочетании мощных традиций и ярких инноваций.  Конечно, именно в такой атмосфере формируется интеллектуальная элита. «Мы за элитарность, но не как следствие особого незаслуженного положения, а как результат большого труда и глубоких знаний» - так говорила Роня Михайловна Бескина, директор 67-й московской школы, давшей старт педагогическому эксперименту и заложившей фундамент нынешней столичной гимназии №1567. Неужели такая школа обречена на медленное умирание? Неужели закон больших чисел может стать причиной больших ошибок?
Уверена, что при всей исключительности наша гимназия не единственное образовательное учреждение в Москве с мощными традициями и достойным уровнем образования. А по мысли Гюго, «величие народа не измеряется его численностью, как величие человека не измеряется его ростом; единственной мерой служат его умственное развитие и его нравственный уровень».

Екатерина ДЕМИДЕНКО, директор московской гимназии  №1567