К ​сожалению, наш президент ошибается, говоря, что «именно в школьный период формируется здоровье человека на всю последующую жизнь». Все медицинские исследования подтверждают, что в школу поступают 20-25% условно здоровых первоклассников, то есть уже больное поколение. А вот с чем можно согласиться, так это с тем, что в школьные годы можно сформировать отношение к здоровому образу жизни, заложить ценностное отношение к культуре бытия, научить ответственному отношению к своему здоровью не тогда, когда оно утеряно, а тогда, когда надо принять решение, чтобы ему не навредить в будущем.
До сих пор это не очень получалось не только из-за экономических условий, хотя в кризисные периоды развития общества это самый уязвимый фактор, но из-за исторически сложившегося отношения к себе родному и дорогому на нашей огромной российской территории, где человек - песчинка. К этой позиции человеческого бытия на Руси всегда относились и относятся не рационально, а в большей части эмоционально. В нашем менталитете принято жаловаться на здоровье, жалеть убогого, сочувствовать, соболезновать, спускать для него планку требований. Заболевший человек чувствует себя в центре внимания, сочувствующий ощущает себя заботливым. Обоим приятно. Возможно, это одна из причин того, что здоровый образ жизни не стал у нас культурологической ценностью общества.
В России ширится движение по отработке моделей школ здоровья, но в своем большинстве они реализуют концепцию создания здоровьесберегающей среды для не совсем здоровых детей. Участвуя в проекте десять лет, мы шли тем же путем.
Приступив к созданию учреждения, в котором качество образования оценивается с позиции сохранности природного здоровья обучающихся, притом школы не для хронически больных детей, а для тех, кто наполняет наши обычные образовательные учреждения, и их здоровье уже воспринимается как норма больной нации, имеющей до 80% детей с проблемами здоровья, мы предельно ясно понимали, что нужно делать. Это должно было быть изменение условий в самих стенах школы, обеспечение устойчивой зоны гарантировано повышенного качества жизни, то есть создание в первую очередь здоровьесберегающей среды.
Мы понимали, что здоровьесберегающая среда - это среда, не наносящая вреда школьникам. Каждый из нас, работающих в школе, не мог не согласиться, что в стенах наших школ имеется «зло», нарушающее детский мир становления ребенка, но каждый полностью отдающий работе всю энергию души не видит и не предполагает, что это зло может исходить именно от него. Оно-де есть, но где-то вне поля его созидающего действия. Парты не те. Линолеум протерся или паркет выщербился. Освещение недостаточное. Туалеты, как воинские клозеты периода Первой мировой войны. Но ведь все это результат государственного недофинансирования, при чем здесь я?
Перегрузка? Да, есть! Но ведь по каким программам и учебникам работаем? Чтобы просто прочитать параграф по истории шестых-седьмых классов, надо минимум минут сорок взрослой техники чтения. На то, чтобы понять содержание, что-то взять на память, выполнить хотя бы одно задание для осмысления или закрепления, уйдет больше часа, и это только на один предмет. Но ведь учебники пишут не учителя! Программы корректируются слабо и ведомственно, притом каждый ее разработчик стремится не только сохранить информационный объем своего предмета, но и расширить его в связи с обоснованием новых гипотез, достижений и открытий. Да что программы? С каждым годом все больший груз недоверия и тревоги испытывает учитель. Постоянно то реформирование, то камуфляжная модернизация, то министерство грозит пальчиком: «Как проверим всех учителей новым инструментом - ЕГЭ!», то кулаком: «Будете получать зарплату по качеству!», как будто в школах заработанная плата зависит только от педагога, ведь чиновник от образования не знает, что это трехсторонний процесс: учитель - ученик - государство.
В российской школе информированность поставили во главу угла, подчинив ей все: здоровье, возможности ребенка к личностной самореализации, фактически его судьбу, которая во многом зависит от сформированных образовательным процессом фобий, комплексов. Природа кричит: «Дайте ребенку именно его время на усвоение материала!» «А как же календарный план?» - эхом отзывается чиновник от образования. Лозунг нашего российского образования: «Дай определенный объем знаний к Дню Парижской коммуны!» - все еще крепко сидит в наших государственных программах. И если этот результат получен месяцем позже, то он как бы ничего не стоит и никому не нужен.
Высокий уровень тревожности пропитал все наши учебные заведения, но как будто эти проблемы порождаем не мы, простые смертные учителя. Мы сами жестко загнаны во временные рамки прохождения учебных программ, графиков контрольных работ, в сроки аттестаций. Господи, сколько доводов в свою защиту мы можем привести! Но ведь задача здоровьесбережения принята учительской душой, все мы понимаем жизненную необходимость ее решения, чувствуем груз ответственности перед будущим, всё готовы делать. Только вот что мы можем?
Оказывается, мы, просто учителя и администрация, можем не так мало. Поэтому, оглянувшись вокруг незамыленным глазом, выявим, что же в наших стенах, таких родных, может быть угрозой здоровью. Это не совсем легко, так как многие реалии школы не вызывают у нас, взрослых людей, прошедших ту же школу, тревоги о том, как созданный нами школьный мир может отразиться на ребенке.
Рефлексия собственного влияния на процесс обучения детей, мониторинг состояния здоровья детей, проблемно-ориентированный анализ школьного микроклимата вскрывают недостатки, выявляют проблемы, которые и определяют задачи первого этапа преобразований. Видя свои огрехи перед СанПиНами, мы торопимся их минимизировать, чувствуя вину перед детьми. Этот период становления школы здоровья очень мощный. Проводится ремонт, меняется характер школьного оборудования: приобретаются конторки Базарного - специализированное учебное место, обеспечивающее оптимальный физиолого-эргономический режим учащегося в условиях занятий стоя; стулья для занятий полусидя, регулируемые по высоте, позволяющие осуществлять смену динамических поз во время занятий за конторкой, появляются здоровьезащищающие технологические атрибуты: воздухоочистители, ламы Чижевского, зрительно-вестибулярный тренажер доктора Базарного «ЗЕВС» - техническое устройство, обеспечивающее профилактику нарушений зрения и нервно-психического утомления, повышающее стрессоустойчивость учащихся; биомеханический тренажер Агашина для организации активных пятиминуток на уроке или на перемене, создаются безопасные зоны двигательной активности, решаются вопросы питания, питьевого режима детей.
Появляются специалисты, развивающие зону интеграции педагогики и медицины в образовательном процессе. С их появлением меняется управленческая структура школы. Узакониваются локальными актами такие новые управленческие модули, как школьная служба «Экология детства», Центр содействия здоровью или Центр психолого-педагогического сопровождения, которые, как бы их ни назвали, представляют объединение психологической, социально-правовой, организационно-педагогической, информационно-просветительской служб. Их цель - обеспечение оптимальных условий в образовательном учреждении для поддержания полноценного психического, физического, социального здоровья школьников. С появлением таких специалистов становится легче, так как происходит актуализация ресурсов развития здоровьесберегающей образовательной среды.
Администрация чувствует гордость за свою почти новую школу. Мы помним, что большой успех складывается из множества маленьких. И каждый из них, пусть даже самый маленький, движет нас к поиску новых путей развития. Удовлетворение от того, что мы делаем, определяется ясностью цели и видимым, хорошо просчитываемым результатом. Сколько освоено рублей, сколько установлено ламп Чижевского, воздухоочистителей? В любую минуту дня и ночи руководитель даст точный ответ.
Много нетрадиционного было предложено и в образовательной сфере школы. Это использование педагогических здоровьесберегающих технологий, введение нетрадиционного чередования рабочего и каникулярного времени (5х1 и 6х1), отработка десятибалльной системы оценивания, использование накопительной оценки и портфолио для самоопределения и индивидуализации выбора маршрутов обучения (гимназический, профильный, СКРО, углубление); интеграция в предметно-учебный материал вопросов гигиено-просветительского содержания, открытие групп адаптации дошкольников, включение в учебный план третьего урока физической культуры по программе «Музыка и движение», развитие форм дистанционного и экстернатного обучения.
Параллельно с этим была организована работа по оздоровительной деятельности: ЛФК, физиотерапия, офтальмологические процедуры; медосмотры, вакцинация, двухразовое питание; профилактические мероприятия: «Чистая вода», витаминизация, аэрофитокомпозиции, аэрофитоингаляция; организована методическая поддержка педагогов и родителей, для которых ежемесячно был налажен выпуск буклетов методических рекомендаций «Содействие здоровью». Еженедельно для педагогического коллектива проводился час врача. Но, сделав так много, да в наших экономически не совсем совершенных условиях, наряду с удовлетворением мы чувствовали тревогу. Что же ее порождало?
Внешне мало что менялось в личностных ценностях наших сторонников программы «Здоровья». Дети продолжали увиливать от уроков физической культуры. Учителя, которые все голосовали за здоровье детей, скандалили по поводу расписания, стремясь лучше отработать седьмой, а то и восьмой час, чем перенести эти уроки на субботу. Мамы в ожидании своих чад дымили у школьного крыльца. «Где же результат?» - все чаще задавал себе вопрос директор, оглядываясь на проделанное.
Да, дорогие коллеги, надо понимать, что при всей трудности решения множества задач периода становления мы прошли самый легкий этап. Его результативность определялась мощью управленческого фактора, а процесс развития носил экстенсивный характер. Мы опирались на самого верного помощника - на самих себя. Работая в ладу с собой, мы не встречали «сопротивления материалов». Другие позволяли нам действовать и даже благодарили за содеянное благо, славно пользовались предлагаемым, привыкая к лучшему как к норме, но сами пока не очень заботились изменением внутри себя, а следовательно, и вокруг. Это и предопределило тупиковую ситуацию, в которую попадает руководство, строя школу здоровья. На этом многие останавливаются и рапортуют о создании здоровьесберегающего уклада, не отдавая себе отчета, что все завоевания держатся на административном ресурсе.
Что же может вывести из данного порочного круга? Это переход от здоровьесбережения к здоровьеформированию. Мы поняли, что отличие одного этапа от другого состоит в их мотивационных ценностях. Здоровьесбережение ориентировано на потребительское отношение субъекта, на требование: «Создайте, сделайте, предоставьте, научите!». Здоровьеформирование - это создание условий выбора самостоятельного действия, которое дает возможность и осознать здравость отношения к себе, и определяет ответственность перед своим здоровьем не тогда, когда оно утеряно, а когда надо принять решение, чтобы ему не навредить в будущем. В такой позиции человек становится активным творцом своей жизни. Только в этом случае можно ожидать духовно-ценностных изменений отношения к образу своей жизни, что в свою очередь породит истинное экологическое сознание, обращенное к глобальной задаче сохранения жизни на планете Земля. Так, задачами второго этапа инновационных преобразований нашего пути дальнейшего развития стало формирование чрезвычайно насыщенной, предельно избыточной образовательной среды деятельности, создание устойчивого многообразия пространств, где дети, учителя и родители могут себя свободно проявлять, самоопределяться и закреплять свои продвижения и достижения. Признанные формы активизации детей - хорошо апробированные технологии исследовательской и проектной деятельности учащихся. Учащиеся начальной школы совместно с семьей оформляют дневники здоровья, пишут письма-обращения к взрослым о вреде для нашей планеты курения и раздают их прохожим у метро в международный день борьбы с курением, участвуют в проектах, которые защищают в конкурсе «Мы и биосфера», публикуют книжки о влиянии фитомодулей на атмосферу классной комнаты, о вкусной, но не полезной пище. Ребята среднего звена школы активно участвуют в акциях «Экология города», ставят тематические спектакли «О пользе и вреде». В школе начало шириться клубное движение - «Экос», «Евроклуб», «Сломанная сигарета», «Заповедные острова», «Клуб здорового образа жизни», «Спектр», «Зеленый росток», - которое переросло в детские общественные организации.
Старшие учащиеся вели исследовательскую работу, изучая на себе рецепты сокращения курения, проводили дискотеки для некурящих, городские акции борьбы с курением в общественных местах, таковыми они считали автобусные остановки. Совместно с членами Московской городской Думы наши ребята обсуждали проект закона о борьбе с курением, проводили акцию «Добросовестный продавец», выявляя, как реализуется закон об ограничении курения нашими торговыми учреждениями, писали благодарственные письма продавцам, отказавшим подросткам в покупке сигарет, обращались в местные органы власти с результатами своих рейдов.
Многое с реализацией этого этапа изменилось в школе. Когда с территории школы исчезли окурки, мы поняли, что выбрали правильный путь, однако боялись растерять первые ценностные ориентиры, приобретенные нашими детьми. Когда появился этот страх, мы стали искать дальнейшую целевую высоту и увидели ее в создании витагенной образовательной среды. Это был наш третий этап развития Школы здоровья.
Понятие «витагенность» мы для себя рассматривали как синоним жизнестойкости. Под витагенной образовательной средой мы признали условия раскрытия природно-энергетического потенциала учащихся, обретение ими личностного смысла в социализации и ценностного отношения к моделированию здорового образа жизни. Главное на этом этапе - закрепить те ценностные позиции, которые уже приобрели все участники проекта. Здоровье осознается человеком как проблема, решение которой требует от него пристального внимания. По выражению академика
Н. Амосова, «...чтобы быть здоровым, нужны собственные усилия, постоянные и значительные. Заменить их нельзя ничем».
Миссию школы здоровья этого этапа мы видели в становлении образовательной системы, выполняющей не только социальную функцию передачи знаний, опыта и культуры от прошлых и нынешних поколений к будущим, но и функцию снабжения выпускника эффективным инструментарием в его самостоятельном выборе своего места в системе «природа - общество», в умении ставить цели, выбирать средства и предвидеть последствия своих действий,  определять качество своей жизни.
А что же дальше? Невозможно решить проблему в обществе даже очень высоким результатом отдельно взятой школы. Тем более что каждый год школа пополняется вновь поступившими учащимися, которые приходят в ее стены с теми же размытыми ценностными установками, что и ребята, с которыми мы начинали свой инновационный путь школы здоровья. Так, наш Центр образования «Школа здоровья» №1071, обобщив свои находки и поражения, разработал стратегическую программу развития школы здоровья, которая может стать алгоритмом действия и развития для других школ.
Имеются ли проблемы у сильных школ здоровья? Конечно, и это надо рассматривать как фактор совершенствования и развития. Когда наступил момент передачи опыта от отдельных экспериментально-эксклюзивных наработок школ здоровья к массовой школе, нам потребовался союз с наукой, так как любой опыт перед распространением должен пройти исследование, экспертизу на эффективность и технологичность, а также на очищение от субъективизма. Школе здоровья нужны унифицированные модели мониторинга состояния здоровья, а то что и чем мы только не мерим в телах наших подопечных! Нужны стандарты школьной среды не для того, чтобы всех «построить под гребенку», а для определения минимума, необходимого любой школе. Но в то же время хотелось бы, чтобы они учитывали особенности ОУ, многообразие условий. Например, должны ли в школах здоровья быть классы с программами повышенной интеллектуальной нагрузки? Ответ дала практика. Родители в определении жизненного пути своего ребенка-инвалида часто ориентируются на высокий образовательный уровень. Они так и говорят: «Моего ребенка должна прокормить голова, руки не смогут».
Время требует исследования положения о том, что все школы здоровья должны работать в режиме полного дня. С позиции криминогенной ситуации в больших городах этот проект перспективный, а вот с позиции здоровьесбережения его нужно еще исследовать. Ведь до СанПиНовского идеала ни одна школа сегодня не дотягивает. А как влияет эта модель на формирование социальной роли ребенка как члена семьи? Здесь полный провал воспитательной значимости приобретения трудовых - обслуживающих навыков, ответственности члена семьи перед другими. Ребенок осваивает только роль потребителя, но винить его за это нельзя. В школе Закон «Об образовании» фактически ликвидировал систему самообслуживания, а в свою семью ребенок возвращается вместе с родителями к 19-20 часам очень уставшим, но его еще ждут устные уроки, которые нельзя хорошо подготовить в общей школьной аудитории. Он лишен радости подготовки к встрече с родителями, когда он сам помыл полы, приготовил нехитрый ужин, купил продукты. А не разрушаем ли мы сегодняшнюю и будущую семью? Опять надо исследовать.
Школа здоровья должна иметь современную инфраструктуру. Небольшой индивидуальный кабинет каждому психологу, логопеду просто остро необходим. Нужны помещения для сенсорного оборудования, лего-деятельности, психомоторные комнаты, комнаты психологической разгрузки, аромакомнаты.
2011-й - год повышенного внимания общества к физической культуре. Ее низкий уровень имеет трудно устранимые причины: перенаселение городов, сокращение уличного и дворового пространства из-за стихийных стоянок автомашин, уход мужчин из школы (да и из семьи тоже). Престиж уроков физвоспитания в школах невысок. Просто введением третьего урока поправить положение невозможно. Опыт круглогодичных занятий на свежем воздухе не поддержали родители, отмечая загазованность наших улиц. В своей школе мы пошли по пути разнообразия видов физической нагрузки. Это реализация программ «Музыка и движение», ЛФК, силовая гимнастика, теннис. Но для этого нужны другие проекты спортивных помещений. При строительстве новых школ хотелось бы, чтобы учли: нам нужны, помимо спортивных залов, небольшие помещения. Это уже обращенность к разработке новых норм проектирования школьных зданий.
Ирина ЩЕРБО,
директор Центра образования №1071, заслуженный учитель РФ, кандидат педагогических наук, отличник народного просвещения, лауреат Премии мэрии, лауреат конкурса «Грант Москвы», доцент кафедры «Управление развитием школы» МПГУ, член Экспертного совета Министерства образования и науки РФ