Уже в школе стало ясно, что вожделенную звездочку октябренка мне не получить. Такой красивый значок («золотой» с темно-красной эмалью) стал неактуальным. Незаметно детскому глазу менялось все. По телевизору транслировали балет, где-то очень далеко, в центре города, под танки лезли студенты, а новые политические деятели с умильной точностью цитировали деятелей эпохи ушедшей, вещая на народных сходах с бронетранспортера. Общество стремительно менялось. Вслед за революционерами начали подтягиваться конформисты, которые раньше выполняли идеологическую повинность только лишь потому, что это было положено, без искорки. Вернулся Солженицын - журналисты встречали его на вокзале, и первым их вопросом было: «Как нам обустроить Россию?» Писатель ответил. Страна бурлила, охваченная поэзией перемен и эйфорией от осознания: «Да, вместе мы можем!»
По телевизору начали объяснять, что то, что долгие годы считалось черным, на самом деле белее первого снега. И наоборот. На книжные прилавки хлынули разоблачения вперемешку с детективами про людоедов, романами про отвязных воспитанниц института благородных девиц и классиками, не печатавшимися по причине идеологической несовместимости. Старушки спрятали в свои кладовки на несколько лет партийные лозунги и строем шли голосовать за лидеров новой эпохи. Самое парадоксальное в этом, что через три года история повторилась. Причем вопреки расхожей пословице совсем не фарсом, к сожалению.
Школа, всегда находившаяся на страже политической конъюнктуры, очень быстро сориентировалась в общественном мнении и просто убрала всю «немодную» идеологию из учебного процесса. Преподаватели аккуратно абстрагировались от идеологической составляющей учебы.
Оговорюсь сразу, что вопрос наличия или в данном случае отсутствия идеологии в школе никак не сказывается на качестве образования и в итоге на личности выпускника-гражданина. Личность формирует окружение, а не красивые реляции на уроке истории КПСС или лекции по научному коммунизму. Можно сколько угодно говорить об их влиянии на качество гражданского патриотизма, любви к Родине и верности стране. Но для начала стоит вспомнить, что, во-первых, в Великой Отечественной войне сражались люди, в школе этого не изучавшие, и, во-вторых, вспомним, из кого вышла вся нынешняя партийная суверенно-демократическая элита. Красивые слова о свободе слова, важности отсутствия цензуры и демократии (какой бы суверенной она ни была) говорят те же самые люди, которые в комсомоле, а потом и в КПСС боролись с чужеродными империалистическими проявлениями, безродными космополитами и антисоветскими нобелевскими лауреатами. Перековались.
Прошло немногим меньше двадцати лет с момента подписания Беловежских соглашений. И в юбилейный год мы вступаем в реформу российского образования. То есть в реформу-то мы вступили уже давно. Собственно, еще задолго до того, как страна познакомилась с трехбуквенным словом - ЕГЭ.
Опять же стоит оговориться, что реформа образования необходима. Мир меняется, технологии меняются, меняется общество, а образование в своей фундаментальной части остается прежним. То есть да, идеологию убрали, но добавить ничего не добавили. И вот с конца прошлого века и до сих дней попытки, зачастую удавшиеся, проведения реформы образования - как школьного, так и высшего - не прекращаются.
ЕГЭ, ФЗ-83, ФГОС - аббревиатуры, о знакомстве с которыми уже, кажется, пожалели все, и нам с этим жить еще довольно долго. Готовится новый закон «Об образовании», который, собственно, и поставит точку во всех спорах о правильности или же ложности введения в нашу жизнь этих аббревиатур, легитимизируя нововведения.
Еще в 1998 году была попытка провести через Госдуму законопроект, подразумевавший самофинансирование образования за счет сдачи в аренду всех площадей, введение платы. Но реформу закидали шапками и студенческими бунтами во многих городах России.
В 2002 году была попытка ввести в образование государственные именные финансовые обязательства (ГИФО), в связке с ГИФО шел единый государственный экзамен. То, сколько денег выпускник получит на продолжение обучения в вузе, зависело, по мысли реформаторов, от того, насколько хорошо он сдаст ЕГЭ. Бюджетных средств на образование не хватало, и с помощью ваучеров на образование предполагалось поддержать на рынке вузы сильные (куда пойдут самые одаренные обладатели ГИФО) и убрать с рынка вузы слабые (для выпускников с низкими баллами ЕГЭ и соответственно меньшим количеством «государственных обязательств»). Апробация ГИФО на шести пилотных вузах региона прошла не слишком успешно, да и одобрения в Государственной Думе не встретила.
Зато заинтересовала идея ЕГЭ. В едином госэкзамене, что бы ни утверждали его противники, изначально нет ничего антинародного. Введением его в образовательную жизнь преследовалась благая цель - сделать высшие учебные заведения доступными не только для гениев, выпускников из семей со средним и хорошим достатком, но и для жителей из отдаленных небольших городков и сел. То есть идеи самые социалистические - сделать высшее образование доступным каждому. Другое дело, что на деле получалось поначалу не очень хорошо. Да и сейчас, на третий год, когда ЕГЭ уже прочно обосновался в жизни россиян, нарекания все еще есть. И зачастую немалые - и низкое качество знаний абитуриентов, и не знающие русского языка стобалльники из республик, и отсутствие в экзаменационных листах «творческой составляющей», и иногда странное поведение комиссий, принимающих ЕГЭ, и так далее.
Надо сказать, что введение ЕГЭ неразрывно связано с Болонским процессом - разделением высшего образования на два уровня - бакалавриат и магистратуру. По мысли реформаторов, бакалавриат призван удовлетворять массовый спрос на высшее образование, магистратура - способствовать формированию профессиональной элиты и научно-образовательных кадров высшего уровня. На пальцах это можно объяснить как «заводы стоят, одни профессора в стране». Вопросов к Болонскому процессу у его противников в России тоже накопилось немало, главный из которых - «Зачем?».
Еще одна болезненная тема на сегодняшний день - федеральный государственный образовательный стандарт нового поколения (ФГОС). На сегодняшний день в соответствии с законом «Об образовании» ФГОС должен быть разработан в количестве трех штук: стандарт начального общего образования, стандарт основного общего образования и стандарт старшей школы. Стандарт начальной школы утвержден 6 октября 2009 года. Стандарт основной школы прошел все этапы экспертизы, согласования и обсуждения в профессиональном сообществе и сейчас находится на утверждении. Пятнадцатого ноября был закончен прием документов на конкурс по стандартам старшей школы. В соответствии с распоряжением правительства в 2011 году все образовательные учреждения страны в обязательном порядке переходят на стандарт начальной школы, в 2012 году может начаться в инициативном порядке переход на стандарты основной школы, а в 2013-м - на стандарт старшей школы.
Ну и наконец, ФЗ-83 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений», коммерциализирующий, по мысли противников, российское образование. Закон, во-первых, формирует «образовательный минимум» - закрепленное в федеральном стандарте количество часов на каждый предмет - и, во-вторых, предлагает школам определиться и принять статус казенного, автономного или бюджетного учреждения. Дополнительные по отношению к образовательному минимуму уроки родители должны будут оплачивать из своего кармана.
11 февраля 2002 года начался процесс, широко разрекламированный как модернизация системы российского образования. Концепция модернизации была рассчитана на десять лет и в этом году закончилась. Однако 4 февраля 2010 года Президент России Дмитрий Медведев утвердил национальную образовательную инициативу «Наша новая школа». В документе, закрепляющем за школой критически важную роль в деле модернизации страны, в частности, говорится: «Модернизация и инновационное развитие - единственный путь, который позволит России стать конкурентным обществом в мире XXI века, обеспечить достойную жизнь всем нашим гражданам. В условиях решения этих стратегических задач важнейшими качествами личности становятся инициативность, способность творчески мыслить и находить нестандартные решения, умение выбирать профессиональный путь, готовность обучаться в течение всей жизни. Все эти навыки формируются с детства».
Поддержка талантливых детей, сохранение и укрепление здоровья школьников, изменение школьной инфраструктуры, совершенствование учительского корпуса, переход на новые стандарты образования и повышение самостоятельности школ - все это входит в концепцию «Новой школы». Но при этом, например, становится совсем неясным, каким образом это соотносится с настойчивым желанием некоторых партий в Госдуме еще больше сократить количество учебных часов по химии, физике и биологии и ввести вместо них военно-патриотическое воспитание. Согласно проекту начиная с девятого класса учебный день разделят надвое. В первой половине - уроки, во второй - поисковые работы на полях боевой славы и прочие акции, направленные на формирование личности гражданина. При этом количество предметов также сократится до девяти. Обязательными станут физкультура, основы безопасности жизнедеятельности, «гражданская зрелость» и «Россия в мире». Остальные пять - по выбору.
Получается, что на фоне президентского желания вырастить в нынешних школах будущую элиту нации Госдума эту самую элиту видеть не желает. И вместо учебы детей будут воспитывать, хотя воспитывать детей - это в первую очередь все-таки прерогатива родителей. Если Министерство образования и науки России вышеозначенный план утвердит, то через некоторое время страна получит необразованных «патриотов», которым и в голову не придет требовать от государства решать наболевшие проблемы общества.
Что же касается молодежи, которая в последние пять лет находится между молотом и наковальней - обществом и государством, то она на удивление хороша. Да, ее толком не научили делать табуретки на труде, ее выдирали из привычных коллективов в гимназические классы и кидали обратно, унижали тем, что у одних родителей денег меньше, чем у других, их переводили в частные школы, где поначалу ничему не учили. У них были глупые учебники с ошибками, которые никто не утверждал или утверждал за деньги. Выпускников обманывали вузы-однодневки и якобы филиалы, закрывающиеся через месяц после получения платы за семестр. Они платили огромные деньги за ничего не дающие подготовительные курсы при институтах. Им отказывали хорошие государственные вузы, потому что на бюджетное место претендовал богатый сын эффективных менеджеров. Им приходилось продавать газеты и мыть машины, чтобы помочь семье выжить. Они выходили на площади, где их ждал ОМОН, и протестовали. Но ребята учились и учатся - кто-то лучше, кто-то хуже. И если послушать реляции государства и общества при обсуждении будущего образования в России, то создается впечатление, что и власть, и народ соревнуются лишь в том, чтобы подобрать как можно более красивые доводы. А вот заботы о том, чтобы дети росли, учились и имели равное право на образование, не видно. Зато слышны голоса взрослых экспертов, которые рассказывают про ребят-старшеклассников и студентов такое, что возникает ощущение, что все поголовно если не Чикатило, то как минимум алкоголики и наркоманы. Впрочем, еще древние греки сокрушались, что молодежь испортилась, необразованна и не уважает старших. Так что исходя из этого старинного утверждения самыми лучшими и образованными людьми за всю историю мира были неандертальцы.