Анатолий КАСПРЖАК:
- За прошедшие 10 лет были проведены 4 исследования «Пиза» - исследования качества образования, в котором проверяются не знания школьников, а их способность использовать полученные в школе знания для жизни. Лозунг «Пизы» - «Учеба для жизни». Главная особенность российского образования, доказанная четырьмя последовательными исследованиями, - что мы учимся для того, чтобы чуть ли не со школьной парты пойти в аспирантуру, защитить диссертацию. Получается, что мы выучиваем знания для того, чтобы они «лежали». Мы пишем разные слова, мы говорим о компетентности, но в школе ничего не меняется.
«Пиза» - это новая философия образования, это новая идеология. Год назад я был в Уэльсе, когда я спросил министра образования Уэльса, какова основная задача, которая ставится министерством перед школами, мне было сказано: «Войти в десятку по «Пизе» в течение 5 лет», то есть принципиально изменить способы работы учителя, изменить учебники, для того чтобы школьники не просто знали, что дважды два - четыре, а для того чтобы они умели это применять в жизни.
По читательской грамотности у нас всего 3% людей, которые работают на высшем уровне, это меньше, чем в развитых странах, в 10 раз. По математической грамотности - 6%, по естественно-научной - 4%. 27% - по читательской грамотности (не умеют читать, не могут правильно что-то сказать по-русски), 29% не умеют считать, у них низкая математическая грамотность, 22% - по естественно-научной грамотности. Что получается? У нас всего 1,4% из участвующих получают высшие баллы по всем трем грамотностям. В развитых странах, в той же Финляндии - 14,1%, то есть больше в 10 раз. Это означает, что у нас нет самых одаренных. Кстати, когда мы говорим о слабых, о тех, кто ничего не умеет делать, то в других странах их на 10-15% меньше. Почему в исследовании участвуют подростки 15 лет? Потому что в этом возрасте заканчивается обязательное образование в значительной части развитых стран, а дальше образование не обязательное, то есть его можно получать по желанию. Это не значит, что оно становится платным, оно просто необязательное. За рубежом где-то от 10 до 20% выходят с тем же, с чем пришли в школу, у нас - треть, то есть каждый третий ученик выходит из школы, не умея читать и писать, слова-то он складывает, но то, что прочел, не понимает. А в «Пизе» дают задачи, в которых очень трудно найти предмет, но знания и умения, приобретенные по этому предмету, дают возможность их решать.
Парадокс, но наши дети в этой же самой «Пизе» хуже всех оценивают российскую систему образования, но больше, чем все школьники из всех стран мира, любят свою школу. И в этом наш потенциал. А наша драма в том, что все наши реформы - это реформы системы управления образования, системы финансирования образования. Но надо было бы спросить: «Вы ввели нормативное финансирование, что изменилось в классе, вы ввели ЕГЭ, что изменилось в классе?» У нас наши лидеры, к которым я, кстати говоря, очень неплохо отношусь, потому что они умные и образованные люди, таких вопросов себе не задают. Мы изменили систему управления, мы ввели образовательные округа, мы еще что-то сделали, а в классе что изменилось? Почему учитель стал по-другому работать? Как изменилась система повышения квалификации? У нас получатся, что живем по Черчиллю: успех - это движение от неуспеха к неуспеху, но с энтузиазмом.


Ефим РАЧЕВСКИЙ:
- Исследование «Пиза» - это очень честное исследование, здесь не было выборки элитных школ, неэлитных школ и так далее. Дальше у детей, которые были объектами исследований, не было страха перед двойкой, пятеркой и четверкой. Я считаю, что никакой катастрофы нет, потому что нет изменений, исследования прошлых лет мало чем отличаются друг от друга, что свидетельствует о том, что существенных изменений в школе не произошло. В свое время мы перешли на так называемые концентры, когда с 5-го по 9-й класс изучают все, а в 10-м, 11-м все то же самое, но на более глубоком уровне. Ситуация абсолютно драматическая. В период до 15 лет в ребят пытаются втиснуть то, что для них абсолютно не возрастосообразно, пытаются научить решать те задачи, которые не свойственны для пубертатного периода. Что они начинают делать? Заучивать все автоматически, они начинают сами себя кодировать. А задачи из «Пизы» не ориентированы на то, чтобы тебя закодировали, а потом ты раскодировался, тут надо думать. Чрезвычайно важно, на мой взгляд, понять, где лежит причина всего этого. Причина лежит не в самой школе, не в том, как школа построена, ибо школы сегодня построены по-разному, а в тех требованиях, которые сегодня к школе предъявляют, в том уникальном законопослушании, которое школы демонстрируют под страхом административного давления на муниципальном или на региональном уровне. Причина победы финской школы в ее открытости, в ее субъектном существовании, в ее социальной ориентации, в ее диалоговости. У нас дети до сих пор учатся, чтобы получить пятерку, и это очень страшно. В нынешней школе нет временного ресурса для того, чтобы ребенок мог размышлять. Все время уходит на то, чтобы выучить, запомнить, пересказать и продемонстрировать. Главный вывод, который мы для себя уже сделали: учим не так, учим не тому.