​Продолжение. Начало в №№40, 41, 44 - 46

- ЕГЭ выдавливает нормальный процесс обучения. Налицо явное противоречие.
- Самому себе дороже заниматься творчеством и программой в чистом виде. Удобнее и разумнее натаскивать, что, конечно, с нормальным изучением предмета ничего общего не имеет.
- Я беру на себя ответственность за подготовку своих учеников к экзамену, меня не устраивает выхолащивание предмета, но это так или иначе происходит.
- Репетиторство теперь перетекло в школьную плоскость.
- Школьная жизнь стала однобокой, с ярко выраженной ориентацией на подготовку к ЕГЭ.
- У школ сегодня действительно есть цель хорошо сдать ЕГЭ, под нее и настраивают свой ритм.
Но если все это вообще разрушает обучение и воспитание в школе, то для преподавания литературы такая установка - смертельный приговор.
В изданной в серии «ЖЗЛ» биографии Михаила Булгакова, написанной Алексеем Варламовым, есть место, которое меня особенно задело за живое: «Сохранились воспоминания Л.Е.Белозерской: «Шло 3-е действие «Дней Турбиных». Батальон разгромлен. Город взят петлюровцами. Момент напряженный. В окне турбинского дома зарево. Елена с Лариосиком ждут. Вдруг слабый стук... Оба прислушиваются... Неожиданно из публики взволнованный женский голос: «Да открывайте же! Это свои!» Вот где слияние театра с жизнью, о котором только могут мечтать драматург, актер и режиссер».
Вот идеал урока литературы. Может быть, и недостижимый. А что еще надо? Чтобы откликнулось, отозвалось, запало в душу. И что еще вообще-то надо?
Первого октября по электронной почте в школу пришло распоряжение: в субботу, 2 октября, я должен был прийти в Институт открытого образования для получения грамоты («За многолетний самоотверженный труд»). Идти мне не хотелось. В «девичестве», до брака с Семеновым, институт этот назывался Московский городской институт усовершенствования учителей. И с 1963 по 1973 год, десять лет, я проработал в нем, причем последние пять лет заведующим кабинетом русского языка и литературы, естественно, все эти годы преподавая в школе.
Но вот Леонид Ильич Брежнев на одном из съездов партии бросил призыв: «Превратим Москву в образцовый коммунистический город!». И тут же в ответ началось патриотическое движение «Образцовому городу - образцовую школу». Как все это делалось, я знал очень хорошо. И от меня стали требовать победных рапортов о выдающихся успехах преподавания русского языка и литературы в Москве. А я, как всегда, писал справки о том, что происходит на самом деле. С тех пор у меня аллергия на педагогические фанфары и барабаны.
Ломать меня было бесполезно. Тогда мне сказали, что горком партии, Моссовет и гороно дали добро на представление меня к званию заслуженного учителя. Но «завиральные идеи эти брось!». Я написал заявление об уходе. Звание это я получу через двадцать лет. Но на долгие десятилетия, вплоть до сегодняшнего дня, для меня закрылись аудитории института для работы с учителями. Попытались перекрыть все возможности работать с учителями, но через несколько лет районы нарушили этот запрет. Особенно много я работал с учителями в своем родном районе, а потом и округе, хотя и здесь на несколько лет доступ к учителям мне перекрыли.
Так что идти мне не хотелось. Но я человек дисциплинированный - и пошел. Когда-то в институте (не помню где) висел лозунг «Наша цель - коммунизм». Не будем сейчас спорить о коммунизме, но не забудем, что коммунизм провозглашал идеалы и высокие нравственные нормы. Был даже такой «Моральный кодекс строителя коммунизма», куда вошли в перелицованном виде общечеловеческие нормы и идеалы, в том числе и постулаты Евангелия. И вот вхожу я в институт и на втором этаже вижу огромный плакат. На нем изображена мишень (круги для отслеживания попаданий) и крупно написано: «Наша цель - ЕГЭ!». Подошел поближе. Сие изделие выпустило «Просвещение».
А через некоторое время звонит учительница литературы. Ей сказали: «А зачем вы тратите время на литературу? Ведь никто из вашего класса сдавать литературу не будет. Так что лучше использовать время на подготовку к ЕГЭ по русскому языку. Так лучше для ребят, для их родителей, для школы и для вас самой».
Вот так, как говорили в советское время, у нас кое-кто кое-где строит нашу новую школу.