Комментарий «УГ»

По поводу критики перечня тем сочинений для письменного экзамена в 11-м классе в Департаменте общего образования имеют свою точку зрения. Там считают, что несколько негодующих писем - это еще не широкое общественное мнение. Перспективы перечня экзаменационных сочинений определятся в середине лета по итогам прошедшего экзамена, после коллективного обсуждения специалистов. И, по всей видимости, без изменений не обойтись.

Московский учитель литературы замечает, что эти люди или не знают школы, или работают в гимназиях и лицеях. Интересы детей из общеобразовательных школ ими, по всей видимости, не учитываются. Отклики продолжают поступать. На сей раз возмущены преподаватели лицеев, а вместе с ними и учителя средних школ Санкт-Петербурга.

Пишем в глубокой тревоге за нынешних выпускников, а может - и будущих. Надеемся, что эта публикация вызовет ответную реакцию со стороны общественности и остановит чиновников от просвещения, которые не привыкли прислушиваться к мнению учителей-практиков», - так начинают педагоги из северной столицы свое письмо. Вот как они оценивают «детище» Минобразования.

- ...Некоторые из 392 тем совершенно не связаны с произведениями, по которым предложено писать сочинения. Например, непонятно, как, на каком материале следует раскрывать тему «Красота человеческого поступка» (по одному из романов Достоевского «Преступление и наказание» или «Идиот»)? В школе обычно изучается «Преступление и наказание». О чьем же поступке писать - Сони Мармеладовой? Тема была бы уместна, если бы речь шла о «Капитанской дочке» или «Войне и мире».

№199 - «...Если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более высоком и разумном. Делайте добро!» (А.П.Чехов). (По одному или нескольким произведениям русской литературы ХIХ века). Но ведь этот аскетический призыв принадлежит не Чехову, а герою рассказа «Крыжовник» - ветеринарному врачу. Более того, писатель опровергает этот тезис в последнем рассказе трилогии «О любви». А главное, в каком произведении ХIХ века выдвигается подобный идеал, да еще в такой формулировке?

№252 - «Тема святости и греха в поэме А.А.Блока «Двенадцать» и №258 - «Христианские мотивы в поэме «Двенадцать». Нет таких тем в поэме! Во всяком случае это очень спорно, но названия таковы, что ученику, не принимающему точку зрения составителей, некуда деваться.

Особенно ошеломляют темы, которые, не называя конкретного произведения, указывают только век. Для них характерна загадочность, причем двойная: во-первых, они подчас не поддаются расшифровке, во-вторых, непонятно, какими произведениями можно воспользоваться для их раскрытия.

№388. «Просвещенный тот, кто понимает смысл своей жизни»: (Л.Н.Толстой). (По одному из произведений русской литературы ХХ в.).

№181. «Ум - способность только материальная, душа же живет тем, что нашептывает ей сердце...» (Ф.М.Достоевский) - по ХIХ в.

№191. «Великие истины понятны и доступны каждому...» (Д.И.Писарев) - по ХIХ в.

Создается впечатление, что составители тем вообще смутно представляют школу: современных учеников, программу, количество учебных часов. В одиннадцатом классе программа включает такое количество имен, что если часы распределять на всех поровну, то на каждого писателя или поэта придется всего два часа! Разве может учитель одинаково обстоятельно дать весь материал, а ученик освоить его со всеми подробностями и деталями? А составители подчас предлагают такие эпизоды для анализа, которые либо не очень западают в память (разговор Пилата с Афранием), либо требуют специальных знаний (сон Татьяны). То же относится и к анализу стихотворений. Зачем же предлагать выпускникам стихотворение А.С.Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны...»? Ведь чтобы написать такое сочинение, нужно знать молитву Ефрема Сирина и путь поэта далеко не в объеме школьной программы.

Невольно возникает вопрос: чем же руководствовались составители списка? Такое впечатление, что детям намеренно предлагаются задания, с которыми они заведомо не могут справиться. И вот тогда появится «разумное» основание для замены сочинения изложением, о чем уже давно хлопочут в Министерстве образования. А там, глядишь, и предмет литературы либо вовсе отменят за ненадобностью, либо введут факультативно. Последствия этих нововведений нетрудно предсказать. Речь идет поистине о национальной катастрофе. Уничтожение всякой нации начинается с истребления ее культуры. Самое большое духовное наше достояние, востребованное, оцененное мировым сообществом - наша классическая литература, - будет изъята из школьной программы. Отказ от сочинения обрекает новые поколения на косноязычие, полную неспособность свободно пользоваться своей родной речью.

Неужели все это неясно чиновникам из Департамента общего образования?

Татьяна ИОНИЧЕВА,заслуженный учитель РФ, гуманитарная гимназия №209;

Светлана СЕМЕНОВА, отличник народного просвещения;

Людмила СОКОЛОВА, почетный работник просвещения, физико-математический лицей №239 , а также еще 11 подписей

Санкт-Петербург