Новая российская история насчитывает три столетия. XVIII век - первый из них. Век разрыва с прошлым, век перелома. И похоже, как раз поэтому так прочно пристала к нему радищевская «формула».
Cтолетие это видится необычайно цельным - цельным именно в своих противоречиях. Несколько царствований, но по существу - одна эпоха. От Петра до Екатерины - преобразования, дух просветительства, желание в «Европу прорубить окно». Но при этом продолжают рубить и головы. Передовые идеи Запада пробивают себе путь в России между топором народного бунта и удавкой дворцовых переворотов. Век созидания и разрушения, благородства и жестокости, век торжества свободного разума и разгула мрачных сил. Время героев, талантливых полководцев, выдающихся государственных деятелей. И время усиления крепостного права, время заговорщиков, авантюристов, казнокрадов-коррупционеров, как сейчас говорят. Вот так вступала Россия в Новую историю, напрягая силы в попытках преодолеть отставание от передовых стран Западной Европы.
Да, автор говорит о мудрости XVIII века, как о безумии, подобно тому как нередко сближают понятия гениальности и одержимости. Что же - если и в самом деле в каждом гении можно увидеть «безуминку», то XVIII век убедительно доказывает справедливость этого умозрения в масштабах целых стран и народов.
О XVIII столетии сказано много - настолько это время богато драматическими событиями и масштабными личностями. Что же нового привнес Н.И.Павленко в осмысление этой темы?
С неизвестной широкому читателю стороны раскрыта специфика торгово-промышленной политики правительства Петра I. Рассматривая царствование Анны Иоанновны, автор стремится преодолеть стереотипы в освещении бироновщины, сводимой ранее лишь к террору, к преследованию и расправе с родовитыми фамилиями (Голицыны, Долгорукие, Волынские), тогда как гораздо важнее оказались последствия немецкого засилья, проникновение немцев в важнейшие сферы жизни общества, в армию, правительственные учреждения, внешнюю политику и т. д.
Предпринята попытка по-новому, полнее и глубже, оценить личность и деятельность А.И.Остермана. Эта неоднозначная и противоречивая фигура породила столь же неоднозначные оценки его деятельности. Общепринятое мнение закрепило за ним репутацию хитрого вестфальца. Не оспаривая это качество фактического правителя России, автор убедительно дополняет его портрет такими чертами, как колоссальная работоспособность, отсутствие пороков, присущих вельможам XVIII века, - казнокрадства и мздоимства. Более того, автор стремится показать, что в личности Остермана была своя тайна, которая порой приоткрывалась в неожиданной страстности его натуры.
В рассказе о царствовании Елизаветы Петровны особенно выделяется серьезный анализ причин и итогов Семилетней войны. Автор считает, что вступление России в эту войну было предпринято по капризу императрицы, а выход из нее - по капризу императора. По отношению к деятельности Петра III Н.И.Павленко занимает четкую позицию, доказательно полемизируя с А.С.Мыльниковым (см., например, его книгу «Петр III. Повествование в документах и версиях»), положительно оценивающим шестимесячное царствование этого императора и его законодательство. «Петр III, неуравновешенный монарх, слепой поклонник Фридриха II, выйдя из войны, совершил предательскую акцию и за одно это достоин сурового осуждения», - говорит Н.И.Павленко.
Что касается царствования Екатерины II, то его оценка содержится в самом названии ранее вышедшей монографии - «Екатерина Великая». Она, как и Петр Великий, не только царствовала, но и управляла, и в ее царствование Россия приобрела статус великой державы.
Исследуя и сопоставляя царствования Петра I и Екатерины II, автор опровергает ходячее представление о том, что абсолютному монарху в России все было дозволено и он мог делать все, что пожелает. Н.И.Павленко приводит доказательства обратного на многочисленных примерах.
Наши представления о событиях в России на протяжении XVIII столетия, о тех, кто стоял у власти, о дворцовых переворотах, войнах, экономическом развитии, о культуре и быте - все это можно переосмыслить вместе с известным писателем и историком.
«...Кто же занимал престол на протяжении XVIII столетия? За этот век на троне сменились восемь монархов и монархинь, из которых только Петр Великий и Екатерина II, как отмечалось ранее, справедливо заслужили репутацию выдающихся государственных деятелей: они не только царствовали, но и умело управляли страной. Оба монарха активно участвовали в законодательстве, вникали в дела внутренней и внешней политики, проявляя при этом твердость в решении государственных дел.
Признак мудрости государственного деятеля - это умение угадывать таланты и комплектовать свою «команду», то есть подбирать соратников из лиц, обладающих неординарными способностями. У Петра Великого выбор был ограничен, поэтому его «команда» была разноплеменной по национальному составу и неравнозначной по социальному статусу.
Состав соратников Екатерины Великой был более однородным как в национальном, так и в социальном отношениях.
Что касается остальных шести монархов и монархинь, занимавших престол в 37-летний промежуток между царствованием Петра I и Екатерины II, то каждый из них по разным причинам оставил у современников и потомков репутацию о себе как о людях серых, не обладавших навыками управления величайшей в мире империей и не проявлявших желания овладеть ими».
Отправляя читателей в символическое путешествие по XVIII столетию, Н.И.Павленко предоставляет читателю возможность соотнести и день минувший с днем сегодняшним. Ведь «безумным и мудрым» можно назвать и наше время. «Компьютер вместо книги? Художественный текст читать с экрана? Пользоваться готовыми рефератами, сочинениями, размещенными на сайтах? Безумие!» - говорят одни. «Радио, телевидение, печатные издания, и все это в одном информационном пространстве? Мудро!» - говорят другие. Но что господствует в нашем веке - безумие или мудрость?
Увы, примеры нынешнего безумия гораздо шире, а вот мудрости как раз мало. Безумие каждого мига, дня, века - это события в зеркале исторической памяти. Читайте историю - в ней мудрость!

Анастасия БЕЛИКОВА, студентка 3-го курса журфака МГУ