Казалось бы, учителям нет необходимости обладать компетенцией медиков. Те и другие получают профессиональное образование в разных институтах. Ан нет, собравшиеся на совещании единодушно признали, что студентам - будущим педагогам просто необходимо пройти ряд курсов по физиологии и психологии детей. Ведомство Марьяны Михайловны уже написало для этого несколько учебников.

А вообще, здоровье школьников в руках учителей-предметников. Если их требования к детям неадекватны возможностям учеников, они превращаются в «болезнеобразующий фактор».

Сотрудники Центра образования и здоровья, созданного в последние два года на базе института Марьяны Безруких, провели наблюдения в более полутора тысячах российских школ. Только в первый год мониторинга было обследовано здоровье пятидесяти тысяч учащихся. Причем четыре раза: в начале и в конце учебного года, в первых и десятых классах, потом во вторых и одиннадцатых. Обработка информации шла на компьютерах по четырем направлениям: изучались структура и содержание уроков, шло наблюдение за здоровьесберегающими технологиями обучения, за тем, как пропагандируется в школах здоровый образ жизни, какова там научно-методическая база физической культуры.

Оказалось, что информация медицинских карточек, которые хранятся в поликлиниках, весьма отличается от собранной в ходе исследований, но гораздо значительней - от представлений самих родителей о здоровье их собственных детей. Почему важно было это понять? Выбор школы, учебной нагрузки и вид образовательного учреждения определяют для своих чад папы и мамы. Для первоклассника, например, мало обладать интеллектом и пройти тест у психолога. Его готовность к школе определяется и его социальным развитием, т.е. способностью спокойно адаптироваться к новому коллективу, тактичностью и умением различать настроение других людей. И его возможностями организовать свою деятельность, проявить самостоятельность, но при необходимости принять помощь взрослого. И общим развитием. И развитой памятью и вниманием. И умением правильно строить предложения и четко произносить слова. Правильно кушать, одеваться, ориентироваться в пространстве. Понимать, что такое «хорошо», а что «плохо». Стремиться к личным достижениям и так далее... Вот только фактор здоровья-нездоровья ребенка учитывается, как правило, лишь, когда ребенок уже поступил в школу и начал часто болеть. Уже то, что он пропускает уроки через каждые полтора-два месяца в продолжении недели, двух или трех, не только выбивает его из школьной программы, но и забирает силы на последующую адаптацию к учебной деятельности. Так стоит ли торопиться отдавать в школу шестилетнего и часто болеющего малыша? Да к тому же в гимназию или спецшколу? А то и две-три школы одновременно?

Еще один существенный фактор риска для здоровья - ограничение времени, выделенного программой или учителем на прохождение и закрепление нового материала. Например, умение читать определяется сегодня по быстроте чтения. Но оправдано ли это? Оказывается, нет. В сороковые-пятидесятые годы на овладение техникой чтения отпускалось программой на сорок процентов времени больше, чем сейчас. На изучение азов математики в начальной школе - на шестьдесят процентов больше. Тогда детей щадили, не торопили и поступали мудро. В наши дни медики наблюдают неоправданную интенсификацию ученической нагрузки.

Другая выявленная мониторингом Центра образования и здоровья проблема - лишь небольшое число школ реально используют возможности физкультурно-оздоровительной работы. В частности, не дают детям достаточно подвигаться и на уроках, и на переменах. Марьяна Безруких, правда, развеяла миф о том, что буквально все школьники перегружены школьными занятиями. Но двадцать процентов из них действительно прикованы к партам и столам на двенадцать-четырнадцать часов в сутки: уроками и выполнением домашнего задания. Это гимназисты и лицеисты. Эти дети - гордость российского образования, и они же, получается... его жертва! Конечно, отличники и в пятидесятые годы находились в загнанном состоянии. Особенно - в специальных школах с уклонами в разные науки. Но задача именно сегодняшнего дня - сформировать у этой группы детей сознательное стремление к здоровому образу жизни.

Однако медикам понятно, что если детей не будут оберегать родители и педагоги, желания самих ребят сохранить свое здоровье будет недостаточно. Если после второго-третьего урока не установить «динамическую паузу», уже на четвертом-пятом уроках дети будут «никакими». Обратите внимание на то, говорила Марьяна Михайловна, что в первый класс приходит примерно двадцать процентов детей с пограничными нарушениями психического здоровья. А уже в конце учебного года таких детей в том же классе... уже семьдесят процентов! Отдохнут ребятки за лето, в начале второго класса таких несчастных опять все те же двадцать процентов! А меж тем в двадцати процентах школ, принявших участие в мониторинге, не было ни медицинской сестры, ни врача. То есть хоть какого-то контроля со стороны медиков и скорой помощи.

Хотя... Стоит ли жалеть о нехватке в школах специалистов этого рода, если квалификация школьных врачей и медсестер вызывающе низкая, прозвучало на совещании. Много говорили и о детских психических недугах. Профессор РАМН Кучма, например, заметил, что у современных школьников невротизация происходит подчас в результате их неправильно выстроенных отношений с педагогами. А также в результате излишней интенсификации труда. Например, у пятидесяти процентов детей начальной школы, которые учатся по системе Занкова, замечена сильная утомляемость к концу каждого урока. То же происходит и с детьми, усилению изучающими иностранный язык в начальных классах. А также с детьми, которые обучаются по развивающей системе Эльконина-Давыдова. Они устают в полтора раза больше, нежели дети из обычных классов. Ну а те школьники начальных классов, которые живут на уроках по так называемой «модульной технологии», устают по сравнению с детьми из «традиционных» классов примерно на четверть больше.

Доктор медицинских наук Виктор Шкловский продолжил разговор о детских нервно-психических заболеваниях, которые стоят на втором месте среди других детских недугов по распространенности, тяжести и своим последствиям. Часто дети, которые имеют дефекты речи, нарушения счета и плохую память, не принимаются учителями за больных. Переведя их в разряд хронически неуспевающих, педагоги успокаиваются. Меж тем, это все проявление того, что можно назвать общим словом «заболевание». И чем раньше ребенка начнут лечить, тем больше у него шансов избавиться от мучающих его недугов. Но то, что это именно признаки «заболевания», говорил Виктор Шкловский, очень часто не понимают ни родители, ни даже школьные психологи. Например, сегодня в центральных районах России 2,5%, на Севере - 5% детей-заик. Заикам учиться трудно. С этим согласится любой взрослый.

Похоже, что медики и педагоги заговорили сегодня на одном языке. Они понимают друг друга.