Елена ШИМУТИНА, директор Института развития государственно-общественного управления образованием, заместитель директора Центра образования №548 «Царицыно»:
Не для галочки

В последние годы в стране формируются различные модели государственно-общественного управления - школьные советы, общественные родительские объединения, общественные фонды. Для того чтобы отвечать именно государственно-общественному характеру управления, они должны обладать двумя отличительными признаками: быть уполномочены принимать решения, касающиеся деятельности школы, иными словами, иметь управленческие полномочия, закрепленные в уставе организации, и в них должны входить представители общественности - родители, школьники, работники образовательного учреждения.
Советы вместе с администрацией подчас обсуждают важные, но мелкие вопросы (обустройство новых газонов, покупку цветов), а их задача - оценка качества образования и стратегические вопросы развития образовательного учреждения. Полномочия УС на самом деле широки. Например, в девятнадцати субъектах РФ - участниках эксперимента по введению курса «Основы религиозных культур и светской этики» - УС принимают активное участие в эксперименте.
Проблема в том, что пока в состав управляющих советов не всегда входят люди, имеющие представления о современной школе, ее устройстве, программах развития, необходимом качестве образования, поэтому зачастую переносится старый опыт. С одной стороны, этого явно недостаточно для повышения качества образования и развития школы в целом. Но с другой стороны, можно утверждать, что наметилась тенденция престижности быть членом управляющего совета школы, муниципалитета, тем более региона.
К сожалению, приходится констатировать: есть большая проблема, связанная с различным уровнем компетентности членов УС. Это люди разного возраста, с разным уровнем профессиональной подготовки, но они, как члены УС, должны разбираться и в юриспруденции, и в бухгалтерской отчетности, и в образовательном процессе. Потому все более актуальной становится задача подготовки школьных управляющих, возникает вопрос о вариативности предлагаемых им программ обучения (как по содержанию, так и по технологии организации процесса). Это могут быть индивидуальные занятия на базе ИПК (полный курс или модули по выбору), подготовка всего управляющего совета (в самой школе, с учетом ее приоритетов), кластерная подготовка по одной-двум темам; муниципальные программы (на заказанную тему), функциональные программы (для секретарей советов, председателей УС, финансовых комитетов), дистанционные курсы.
Наш институт разработал курсы (заочные и очные) для всех категорий членов управляющих советов, они могут зайти на сайт ИРГОУ, зарегистрироваться в дистанционной школе обучения общественных управляющих, найти нужные материалы, изучить и проверить свои знания тестами. Такую работу ведут и в регионах, например в Архангельской и Калининградской областях, в Республике Карелия организованы сезонные школы для членов управляющих советов, помогающие людям разного возраста и образования почувствовать себя единой командой, а не противостоящими группировками родителей, детей, педагогов.

Сергей КОСАРЕЦКИЙ, руководитель Центра стратегических разработок Академии социального управления:
Всё только начинается

История государственно-общественного управления в России, как ни парадоксально, только начинается, и поэтому при определенном сценарии развития она, несомненно, будет одной из интереснейших тем для исследований в ближайшие годы. Одно из значимых результатов модернизации - изменение отношения между школой и обществом в сфере образования, образовательных услуг, которое будет многое определять в дальнейшей судьбе российской школы.
Длительное время тема общественного участия в управлении образованием представлялась преимущественно посредством деклараций и спекулятивных рассуждений, как правило, в публицистических текстах, одна часть которых содержала призывы к расширению общественного участия в управлении образованием, а другая часть отражала скептический взгляд на реалистичность.
На следующем этапе появились работы, предлагавшие технологические решения, практические инструменты реализации принципа государственно-общественного управления, обеспечения открытости школы - «модель для сборки» и ее нормативное обеспечение (как вписать в правовое поле). При этом существовавшие разработки, как правило, или описывали статическую модель, или (если в них проектировались механизмы создания) доводили процесс до стадии запуска. Но в отсутствие практического опыта описать совокупность реальных, а не гипотетических эффектов, рисков и трудностей не получалось.
Сегодня на повестке дня вопрос о качестве инструментов общественного участия в управлении образованием и их эффективности, о характере изменений в системе управления школой и ее отношениях с обществом, потребителями образовательных услуг. Все это формирует серьезный запрос на исследования и разработки, на реальную науку об управлении в сфере образования.
Для нас важно высветить процесс ГОУ, зафиксировать положение дел, тенденции, барьеры и спрогнозировать дальнейшее движение. Но этот вектор не выявляется сугубо в исследовании, а во многом проектируется. Нам никуда не деться от того, что эксперимент по ГОУ - формирующий эксперимент. Мы начиная с середины 2000-х годов занимались продвижением этой идеи и поддержкой ее внедрения. Сегодня, стремясь занять исследовательскую позицию, мы не можем оставаться беспристрастными. Для нас ГОУ - это не только документы и показатели, факты и данные, так как для значительного числа наших коллег, партнеров в регионах ГОУ - это серьезное дело, которому они отдают силы и душу. В этом плане проводимые нынче мониторинги, анализ, исследования значимы не только и не столько для понимания положения дел, сколько для понимания стимулов, способов дальнейшей работы.
Соответственно только в последние год-полтора появляется основа для постановки вопроса о качестве ГОУ как института, как массовой практики. Здесь важно подчеркнуть специфику постановки вопроса о качестве. Прецеденты были и изучались с самого начала, многое из того, что сделано в экспериментальных школах, например Красноярска, в массовой практике не будет достигнуто в стране, может быть, в ближайшие 20 лет. Это все «ручная» работа. Для нас сомнений нет в эффективности предложенной модели, но с самого начала было важно, чтобы это стало не достоянием отдельных школ или регионов, а изменило уклад российской школы как таковой, вошло в ее плоть, стало элементом «нашей новой школы», которая задолго до президентской инициативы и по сути, и буквально по названию была описана Анатолием Пинским.
Здесь никогда не было иллюзий. В этом специфика, отличие от той же НСОТ. Нельзя принять документы и ожидать, что все теперь в школе государственно-общественное, что школа открытая и демократичная. Нужна не просто отладка механизмов, необходимо выращивание, культивирование. Оказалось, что это применимо не только к советам или публичным докладам. Все школы пишут и размещают на сайтах информацию о ГОУ, а мотива нет. Как в старом анекдоте: что ни собираем, получаем только автомат Калашникова (в нашем случае - отчет о проделанной работе). Вот почему я и говорю, что история ГОУ только начинается. Однако принципиально важно, что созданы условия, предоставлены права и возможности. Весь вопрос в том, как всем этим воспользуются государство и общество, как будет работать этот институт.
Важнейший вывод, который кажется очевидным и прогнозируемым, таков: в отличие от большинства направлений реформы в данном случае эффект зависит не только от воли управленцев и позиции работников образования. На начальном этапе основные усилия были направлены на то, чтобы мотивировать, преодолевать сопротивление, разъяснять, обучать. Сегодня все более очевидно значение другой стороны - общественности, ее мотивации, ее компетентности - желания и характера использования полномочий. Это крайне интересный предмет для исследований и работы. Многие директора школ согласились: «Да, будем делиться полномочиями с общественностью!» Но теперь они и вопрошают: «Мы создали советы на свою голову и теперь должны этих управляющих подталкивать, учить, воспитывать, делать за них работу?» Жалобы на недостаточную активность общественности занимают первое место в рейтинге проблем. Понятно, что часто этим прикрывается формальный подход к ГОУ, но это есть и в реальности.

Информация к сведению

Институт развития государственно-общественного управления образованием в мае 2009 года провел опрос специалистов органов управления образованием субъектов РФ и региональных экспертов.
    62% респондентов считают, что КПМО ускорил процессы расширения общественно-государственного участия в управлении образованием.
    24% рассматривают КПМО как ключевой фактор, обеспечивший институционализацию общественного участия в формировании образовательной политики, управлении образованием.
    71% оценивают результативность пятого направления КПМО «Расширение общественного участия в управлении образованием» относительно других направлений проекта как одного из наиболее успешных.