Задача, которую ГУ - ВШЭ поставила Общественная палата (а можно считать, что «Вышка» поставила ее себе сама, ведь ректор университета Ярослав Кузьминов - председатель комиссии по развитию образования палаты), - мониторинг поступления в вузы абитуриентов с различными баллами по ЕГЭ. Сотрудники ГУ - ВШЭ предположили, что средний балл ЕГЭ абитуриентов, зачисленных на бюджетное и платное отделения вузов, дает возможность объективно измерить один из ключевых параметров качества высшего профессионального образования. По их мнению, средний балл поступивших может быть индикатором репутации вузов и их востребованности абитуриентами. Но самое главное, как мне кажется, для чего проведен этот мониторинг, - при наличии низкого балла по определенным вузам дать чиновникам возможность принять решение об ограничении приема по тем или иным направлениям подготовки и даже для реорганизации вузов. Понятно, что группой риска при этом были, конечно, педагогические вузы, реорганизация которых - навязчивая идея Министерства образования и науки РФ.
Скажу сразу, как получали данные для мониторинга исследователи ГУ - ВШЭ: на сайтах были выставлены списки абитуриентов, зачисленных на первый курс. При этом каждый вуз давал информацию о том, сколько баллов они получили по ЕГЭ и по профильному испытанию. Вычислить средний балл, установить размер наименьшего и наибольшего при этом не составляло никакой сложности. Рейтингов было несколько - общие рейтинги (куда вошли вузы, набравшие более 200 человек по ЕГЭ), рейтинги по профилям подготовки (Топ-25), по направлениям подготовки и по специальностями (туда включены специальности с набором не менее 10 человек, из которых не менее 7 зачислены по результатам ЕГЭ). Набор считался по бакалавриату. Целевиков, льготников и олимпиадников не учитывали.
Еще не была поставлена точка в рейтинге, как вузы стали протестовать. По мнению некоторых, рейтинговые данные по приему у них выше, лучше, значительнее. Но авторы рейтинга посоветовали вузам лучше заботиться об информации на их сайтах: информацию для рейтингов исследователи брали именно оттуда, и только оттуда. А на сайтах было много интересного: некоторые вузы в приказах о зачислении не указывали баллы, в приказах других не было указано, на какие специальности зачислены абитуриенты. Поэтому приходилось в некоторых случаях интерпретировать данные, что успеху вузов в рейтингах явно не способствовало, так как, по признанию составителей рейтинга, в некоторых случаях интерпретация могла оказаться ошибочной или смещенной. Не все вузы уделяют сайтам должное внимание, в частности, на сайте МПГУ получить информацию чрезвычайно сложно. Кстати, одной из задач рейтингового исследования был и мониторинг прозрачности вузовских сайтов для абитуриентов, исследователи читали информацию на них так, как ее могут прочитать поступающие на первый курс. Иными словами, нечего на рейтинги пенять, если сайты оставляют желать лучшего.
Теперь о главном: исследователи составили списки топ-вузов, в том числе «Топ-25» педагогических высших учебных заведений, список, в котором указаны минимальные, средние баллы ЕГЭ, а также баллы ЕГЭ при зачислении в расчете на один предмет.
Этот рейтинг (в нем 57 учебных заведений) вносит некоторые коррективы в наше представление о том, какие вузы - лидеры в высшем педагогическом образовании (конечно, при условии, что мы считаем рейтинг объективным).
Лидируют в списке Нижегородский педуниверситет (средний балл 66,2), Челябинский педуниверситет (66,0) и РГПУ (65,6). Далее в десятке лучших - Чувашский педуниверситет (64,3), Российский государственный профессионально-педагогический университет (64,3), Мурманский педуниверситет (63,6), Пензенский педуниверситет (63,6), Татарский гуманитарно-педагогический университет (63,4), МПГУ (62,9), Уральский РГПУ (62,8). В следующей десятке - вузы с устойчивой репутацией уважаемых и дающих высококачественное образование - Ярославский, Тульский, Вологодский, Московский областной, Башкирский, Красноярский, Липецкий, Пермский педагогические университеты, Нижнетагильская социально-педагогическая академия. Но тут нас ждет и приятная неожиданность - 13-м в списке лучших значится молодой городской вуз - Московский гуманитарный педагогический институт, отмечающий в эти дни свое первое десятилетие. Известно, что ко многим региональным и муниципальным вузам министерство относится без большого энтузиазма, но успех МГПИ, видимо, заставит их пересмотреть некоторые позиции и внимательно проанализировать работу таких вузов. Не исключено, выяснится, что такие молодые вузы, как педагогические городские вузы Москвы и других городов, используют в своей работе самые современные технологии, привлекают уважаемых в науке профессоров и в практике учителей-новаторов, дают выпускникам возможность устраиваться на хорошо оплачиваемую работу в образовательных учреждениях, а потому их рейтинг может расти год от года. Но и вузы со стажем тоже добились успеха в рейтинговом исследовании: во многих позициях, например, видна успешная работа Тульского педуниверситета.
Замыкают рейтинговый список три вуза: Волжский инженерно-педагогический университет (49,7), Соликамский пединститут (49,3), Уссурийский пединститут (49,2). Но тут, видимо, не стоит делать каких-либо категорических и поспешных выводов о том, что тот или иной педвуз ну совсем не нужен региону или городу. Дело в том, что по своим позициям в рейтинге педвузы различаются десятыми долями значения среднего балла по ЕГЭ. Если исходить исключительно из статистических данных, то можно наломать серьезных управленческих дров. Нужно проводить серьезный анализ того, кто и почему поступает в тот или иной педвуз, в каком регионе он находится, в какой мере покрывает потребность в педагогических кадрах. Ясно одно: абитуриенты, выбирающие эти вузы, не имеют высоких баллов по ЕГЭ, и это, пожалуй, самая серьезная проблема, ведь учитель должен быть отменно подготовлен еще на стадии учебы в школе, ему предстоит учить других, и именно его квалификация определяет судьбу десятков выпускников. Но проблему привлечения высокобалльников в педвузы удастся решить только в том случае, если реальная зарплата педагогов будет на достойном уровне, без этого все благие пожелания и призывы ни к чему не приведут.
Чрезвычайно интересны рейтинги по специальностям, где педвузы наравне конкурируют с классическими университетами, с техническими и прочими вузами. Например, будет открытием, что на первом месте по физической культуре РГПУ, а еще у педвузов в этом рейтинге несколько десятков неплохих позиций, много хороших позиций у педвузов в рейтинге по соцработе, четвертое место по иностранным языкам у РГПУ, одиннадцатое место у ЯрГПУ по филологии, пятое место по географии у Новосибирского педуниверситета. Думаю, что нужны серьезный анализ того, как обстоит дело с подготовкой педагогов по различным предметам в педвузах, и сравнение с рейтинговыми результатами классических университетов. Без этого критика педвузов будет просто огульной и несправедливой.
Рейтинги обнародованы, позиции определены, теперь остановка за малым: педагогические вузы должны наконец серьезно обсудить возможные варианты развития событий и свое будущее. Иначе многие решения чиновники примут без учета их мнения, и не успеем оглянуться, как система высшего педагогического образования прикажет долго жить.

Мнение


Надежда ШАЙДЕНКО, ректор Тульского государственного педагогического университета имени Льва Толстого:

- В Туле только два больших государственных вуза - Тульский политехнический, который потом стал Тульским государственным, и наш ТГПУ имени Льва Николаевича Толстого. Меня пугали объединением в 1992 году, и моя первая задача как ректора была доказать необходимость существования нашего педвуза, сегодня по показателям мы реально один из лучших педвузов в стране. В Туле с этого года уходит филиал МВД, с будущего года закрывается то, что всегда называлось Артиллерийским институтом. Но Тула - большой культурный центр, если мы оставим в этом регионе один-единственный университет, то ничего хорошего не будет. Есть понятие противовеса, он должен быть везде, в том числе в системе образования. Культурные традиции и атмосфера вузов совершенно разные, ломать то, что создано (а наш вуз был основан в 1938 году), просто нецелесообразно. Нас очень хорошо знают за рубежом коллеги, потому что наша международная деятельность очень широка: это и Запад, и Япония, и Китай, два года назад в сентябре наш вуз подписал Болонскую конвенцию, мы вступили в Хартию университетов и были там четырнадцатым российским вузом среди 555 вузов мира.
Идет серьезное сокращение педагогических вузов. Если в 1992 году их было 103, то сейчас - около 50. Если мы посмотрим на Центральный регион, то увидим, что многие педагогические вузы или изменили статус и стали классическими, или слились с классическими университетами. В этой связи мне очень греет душу мысль, которую высказал Президент РФ Дмитрий Медведев. Перспектива быть центром педагогического образования очень интересна, правда, пора бы уже разработать документ о том, что такое центр педагогического образования, и определить его статус.

Людмила ТРУБИНА, проректор Московского педагогического государственного университета:

- Ситуация не очень простая для педагогического образования. Я очень часто читаю, что в педвузы идут те, кто никуда не смог поступить. Не буду говорить про всю страну и про все педвузы, но наш университет держит очень высокий конкурс, даже когда уже начался прием по единому государственному экзамену: к нам поступают и медалисты, и победители олимпиад, и чемпионы мира, участники Олимпийских игр, в этом году поступила олимпийская чемпионка по теннису Елена Дементьева.
Можем ли мы конкурировать в подготовке учителей с классическими университетами? Можем. Например, с МГУ имени М.В.Ломоносова у нас одни и те же отцы-основатели - профессора, мы были когда-то даже вторым МГУ, у нас сильная научная составляющая в естественной и гуманитарной областях. За прошедшие годы создалась система педагогического образования фундаментального университетского типа, которого нет в большинстве стран мира. Это наше национальное достояние, мы им гордимся. Что касается того, что в педвузы должны приходить сильные абитуриенты с высокими баллами по ЕГЭ, то во времена, когда серьезно увеличивалась заработная плата учителей, начинало увеличиваться количество учителей-мужчин и студентов-юношей в педагогических вузах. В 1987 году, когда в Москве зарплату учителям повысили до 280 рублей (это была по тем временам невероятно большая сумма), у нас аудитории филологического факультета чуть ли не наполовину были заполнены юношами, причем большая часть из них уже прошла армию. Такого стремления учиться, такого понимания, чего они хотят в жизни, трудно припомнить.
Мы знаем каждый вуз, я не собираюсь говорить, что все отечественные педвузы замечательные, что ничего не нужно менять. В то же время считаю, что необходимо учитывать особенности и проблемы каждого вуза. Есть, например, в Пермской области маленький вуз - Соликамский пединститут. Он находится на довольно большом расстоянии от Перми, куда только самолетом можно долететь. Этот вуз снабжает учительскими кадрами весь окружающий регион, он вроде бы маленький по показателям, но на самом деле развивается, готовит кадры, пытается что-то сделать, хотя это непросто при наличии не очень высоких ресурсов. Если вуз исчезнет, то кто для этой огромной части края будет готовить педагогические кадры? Ответ на вопрос не так прост.
Такое явление, как университизация, в 90-х годах набирало силу, многие нынешние университеты были тогда образованы на базе педагогических. В этих классических университетах судьба педагогического образования складывалась по-разному. Понятие «педагогическое образование» гораздо более широкое, чем понятие «педагогические вузы». Сегодня подготовку по педагогическим специальностям ведут почти 300 вузов, и из них только около 70 - педагогические. Есть немало вопросов к так называемым непрофильным - техническим, военным, иным, - в которых нет сильных педагогических школ, нет традиции методики преподавания, что необычайно важно для школы.