Большую работу по сбору диалектных материалов проводит Общество любителей российской словесности, а позднее - Императорское русское географическое общество, созданное по инициативе В.И.Даля. В результате усилий специалистов и их добровольных помощников издается в 1852 г. «Опыт областного великорусского словаря», в котором представлены диалектные слова, собранные в разных местах Российского государства. При составлении словаря возникало много вопросов: как записать диалектные слова орфографически, как точнее растолковать значения слов, как представить в словаре фонетические и морфологические варианты слова, какой вариант вынести в заголовок словарной статьи. Самое активное участие принимал в них филолог и этнограф академик Измаил Иванович Срезневский (1812-1880), труды которого изучаются и современными языковедами. В процессе обсуждения рождались правила и приемы составления областных словарей, научные принципы словарной (лексикографической) работы. Эти положения помогли в дальнейшем В.И.Далю, прекрасному знатоку народной речи, в создании «Толкового словаря живого великорусского языка», сыгравшего большую роль в развитии отечественной диалектологии.
В конце ХIХ - начале ХХ в. диалектология отделяется от этнографии и фольклора, наконец-то становясь самостоятельной наукой.
К этому времени ученые отчетливо осознают необходимость планомерных диалектологических обследований различных областей России, и в 1903 г. при поддержке академика Алексея Александровича Шахматова организуется Московская диалектологическая комиссия (сокращенно МДК). Она просуществовала до 1932 г. Ученые разработали методы диалектологических исследований, а также составили несколько программ для собирания диалектных материалов. Прежде, как правило, записывались лишь отдельные слова, пословицы, описания обрядов, некоторые фонетические и морфологические особенности говоров. Преимущества работы по специально разработанной программе заключались в следующем: она позволяла изучать говор в целом, как языковую систему, а не просто приводить перечень случайных, разрозненных фактов. Собранные по программе сведения можно эффективно анализировать, сопоставлять данные разных диалектов, соседних и удаленных друг от друга, составлять полные и всесторонние описания каждого из них.
Комиссия организовывала экспедиции, в которых принимали участие знаменитые ученые, профессора университетов. Они скрупулезно записывали речь крестьян, вели с ними долгие беседы, вникая в значения слов, устанавливая мельчайшие различия между звуками литературного языка и говора.
Так, академик А.А.Шахматов, прекрасно знавший и любивший деревню, предлагал привлекать к собирательской деятельности самих крестьян: он призывал местных жителей внимательно наблюдать за своей речью. Благодаря такому подходу появляется талантливое описание - «Образцы говора села Леки Егорьевского уезда Рязанской губернии», составленное А.А.Шахматовым и помогавшим ему крестьянином Иваном Степановичем Гришкиным, тонко уловившим звуковые отличия своего говора от литературного языка. В частности, он обратил внимание на существование в его собственной речи двух звуков [о], одного «настоящего», а другого «фальшивого», произносящегося как дифтонг [уо], например: в[уо]ля, дор[уо]га, но г[о]д, д[о]м.
В 10-20-е гг. в трудах МДК и сборниках Отделения русского языка и словесности Академии наук (ОРЯС) было опубликовано несколько выдающихся описаний конкретных говоров различных областей России, сделанных учеными, учителями, просто диалектологами-любителями.  Существенным итогом деятельности комиссии стала публикация в 1915 г. «Опыта диалектологической карты русского языка в Европе» с приложением «Очерка русской диалектологии» Николая Николаевича Дурново, Николая Николаевича Соколова и Дмитрия Николаевича Ушакова. На карте впервые была показана группировка говоров трех восточнославянских языков: русского, белорусского, украинского. Изучая нынешнее состояние говоров, лингвисты обращаются к исследованиям, сделанным во времена Московской диалектологической комиссии, как к важному научному источнику, позволяющему судить об изменениях, произошедших в конкретных говорах, о языковых тенденциях, свойственных языку в целом, успешно используется и группировка говоров, предложенная в начале ХХ в.
В 30-40-е гг. продолжается экспедиционное обследование и всестороннее изучение русских говоров. После Великой Отечественной войны начинается новый этап - работа по сбору диалектологических материалов для того, чтобы на их основании составлять лингвистические карты: фонетические, морфологические, синтаксические, лексические.  Как мы видим, понятие говор, диалект неразрывно связано с территорией, поэтому совершенно закономерно, что у лингвистов уже давно появилось стремление показать языковые особенности на географической карте, где указаны обследованные населенные пункты. Так зародилось новое направление в диалектологии - лингвогеография.
Лингвогеография - это наука, изучающая территориальное распространение языковых явлений, диалектов, языков, даже целых языковых семей. Основной метод лингвогеографии - картографирование, то есть показ на географических картах территорий, где бытуют те или иные языковые черты. Демонстрируются явления с помощью особых условных обозначений: цвета, штриховок, значков. Попытки составления лингвистических карт были предприняты еще в конце ХIХ в. независимо друг от друга учеными Германии и Франции.
На первых атласах не было упоминавшихся выше условных знаков, цветовых заливок, а рядом с каждым населенным пунктом было указано конкретное слово или синтаксическая конструкция именно в том виде, в котором их записали исследователи.
 В России первым идею лингвистического картографирования выдвинул филолог и этнограф академик Измаил Иванович Срезневский, который в 1851 г. писал, что первой принадлежностью лингвистической географии должна быть карта языков, наречий и говоров, на которой место границ политических, религиозных и всяких других занимают границы лингвистического разнообразия народов.
Лингвогеография, как всякая наука, имеет свои термины (они схожи с географическими). Назовем важнейшие из них: территория, где отмечена определенная языковая черта, называется ареалом (от лат. area - «площадь, пространство»). Ареал в свою очередь ограничивается линией - изоглоссой (от греч. esos - «равный» и glossa - «язык», «речь»). По своим размерам ареалы бывают самые разные: одни небольшие, они объединяют говоры лишь нескольких деревень, а другие занимают обширные пространства. На одной территории подчас бытуют разные диалектные явления, и тогда на лингвистической карте ареалы накладываются друг на друга, «сосуществуют», как говорят диалектологи.
Чтобы понять карту, нужно прежде всего внимательно прочитать ее название и изучить легенду, то есть перечень условных обозначений и пояснительных текстов (от лат. legenda - «то, что должно быть прочитано»).
Часто лингвисты объединяют карты по определенному принципу, например общности или близости территории, родству языков и др., в целые своды карт. Совокупность карт представляет собой лингвистический атлас. Особенно интенсивное развитие лингвогеографии во многих странах мира началось во 2-й половине ХХ века. К настоящему времени опубликовано более 300 различных языковых атласов. Мы назовем лишь некоторые из них: «Лингвистический атлас Европы» (издано несколько выпусков, работа продолжается), «Общеславянский лингвистический атлас», над которым с 1958 г. и по сей день трудятся слависты различных стран, «Общекарпатский лингвистический атлас», диалектологические атласы белорусского, украинского, молдавского, польского и многих других языков.
Лингвистические атласы являются такими же важными источниками для изучения языка, как и словари.

Ирина БУКРИНСКАЯ, старший научный сотрудник  ИРЯ; Ольга КАРМАКОВА, старший научный сотрудник  ИРЯ, кандидат филологических наук