- Школа была построена в 1962 году, она ненамного младше самого города. С одной стороны, это плюс: у нас стабильный коллектив с давними традициями. С другой - минус: здание старой постройки со всеми вытекающими последствиями и, значит, современным требованиям Госпожнадзора и Роспотребнадзора не соответствует. Сейчас в школе 460 учеников (а рассчитана она на вдвое большее количество детей). Как и вся страна, мы переживаем демографический спад. В последние годы рождаемость несколько повысилась, но эти дети пока еще ходят в детский сад.
Надо сказать, что школа, несмотря ни на что, переживает подъем. Мы дважды участвовали в конкурсе на грант губернатора. Правда, в первый раз это был конкурс на грант президента, но из-за установленной квоты (от района могли участвовать: одна сельская школа и одна городская) мы президентский грант не получили, хотя набрали 63 балла. Но чтобы не было обидно, губернатор дал нам свой грант. На следующий год мы тоже участвовали и стали третьими.
У нас скромный статус. Однако  негласная внутренняя профилизация началась уже давно: выбрано политехническое направление.  Переход на углубленное изучение ряда предметов способствовал повышению уровня профессионализма педколлектива в целом, поэтому школа славится качеством образования. В этом году у нас по четырем предметам лучшие результаты ЕГЭ в городе: по математике 97 баллов, по английскому - 93, по физике - 71 и по истории - 80.
Когда официально было разрешено профильное обучение, мы сразу же включились в эту работу. Сначала у нас сложился профиль информационно-технологический. В этом году после опроса детей и родителей (при наборе в 10-й класс) мы перешли к социально-экономическому профилю.
- Татьяна Яковлевна, вы работаете над профориентацией. Что, на ваш взгляд, будет востребовано, а что нет?
- С начала девятого класса психолог целый год ведет у девятиклассников элективный курс «Мой выбор». Психолог и завуч работают с родителями и объясняют, какие у нас возможности. Нужно принять во внимание и то, что наше градообразующее предприятие - горнообогатительный комбинат - совсем недавно набрало молодые кадры из вузов, произошло очень заметное омоложение состава, пенсионеров проводили на заслуженный отдых. Люди почувствовали, что здесь, на комбинате, их детей никто не ждет. И нужно будет искать работу в иной сфере.
- Расскажите о ваших традициях.
- Охотно. С 1993 года у нас постоянно работает газета «Большая перемена», имеющая статус свободной трибуны учеников, родителей и педагогов. Во многом она неформальный центр школьной жизни. Сначала ее выпускали в бумажном варианте, недавно начали делать в электронном виде, свой сайт создали. Это не три-четыре человека, а целое объединение единомышленников. Проходят творческие школы и мастерские - «журналисты со стажем» готовят свою смену.  В школьном летнем лагере организуется профильный отряд «Свой голос», в который набирают способных и неравнодушных пяти- и шестиклассников. Этой традиции уже 10 лет.
Еще каждый год в начале октября мы проводим интеллектуальный марафон. Единственный день в школе, когда все дети даже на переменах поглощены обсуждением различных проблем. В марафоне участвуют абсолютно все. Учителя-предметники готовят свои вопросы и задания. Каждый ученик может принять участие в решении тех задач,  которые его больше интересуют.
- А какой практический выход?
- В совместном интеллектуальном штурме рождаются идеи и проекты, на основе которых ведется проектная деятельность в течение всего года. Например, так родился проект в начальной школе «Всегда ли вкусная еда полезна?», в котором были задействованы и медики, и родители. Он имел большое значение для всей школы. В результате заметно вырос охват детей горячим питанием.
Есть у нас традиционные осенние турслеты. Осень на Южном Урале всегда сухая и теплая, по-настоящему золотая. В течение недели в поход с родителями выходят все классы. Мы организуем и летние выездные экспедиции, когда дети совмещают отдых с исследованиями, это, на мой взгляд, очень хорошо.  Два года подряд у нас организовывались экологические экспедиции совместно с Оренбургским институтом степи. А два года назад к нам пришла работать учителем истории наша же выпускница, которая училась в университете на кафедре археологии и теперь занялась археологией с нашими учениками под руководством своего же профессора. Я связалась с кафедрой и, убедившись, что все будет организовано на серьезном и достойном уровне, стала искать средства на поездку...
- ...В итоге школа получила хорошую археологическую базу и научного руководителя, а молодой специалист - дополнительную нагрузку и прибавку к зарплате. То есть, насколько я понимаю, вы стараетесь помочь молодым педагогам, находите возможность повысить заработок и утвердиться как специалистам?
- Стараюсь. Ведь приходят люди увлеченные, имеющие столько энергии и желания работать! А небольшая зарплата и отсутствие возможности ее повысить могут привести к разочарованию в профессии и в конечном итоге к уходу из школы. Если, допустим, молодой специалист хочет вести кружок, например, сам умеет и любит танцевать, рисовать, вязать, увлекается театром или вокалом и готов поделиться своими умениями с детьми, то моя обязанность  помочь ему реализоваться. Даже если у меня нет возможности организовать ему дополнительные часы из бюджета школы, я могу сделать это через центр дополнительного образования, с которым у нас давно поддерживаются хорошие отношения. Одним словом, стараюсь найти выход.  
- А теперь о проблемах и о том, как вы их решаете.
- Учитывая год постройки школы, можете себе представить - проблем много. Ежегодно всплывает то один «подводный камень», то другой. Причем всегда неожиданно. Но мне нравится подход нашего начальника городского отдела образования. Вместе с директорами он разрабатывает целевые программы.  Есть, например, целевая программа по устранению предписаний Госпожнадзора или по организации школьного питания. В результате по целевой программе мы получаем деньги, которые можем направить именно на то, что нужно. Например, результатом программы по организации питания было создание межшкольного комбината, снабжающего качественными полуфабрикатами и готовой продукцией все школы города. И те серьезные недостатки, которые в нашем пищеблоке были зафиксированы, мы устранили за счет средств городского бюджета. Опять же на средства, выделенные по программе устранения предписаний Госпожнадзора, в нашей и других школах города в числе первых в области была поставлена пожарная сигнализация.
Кроме того, нам выделяют деньги, где-то по 250-300 тысяч на школу (в зависимости от численности), на мелкий текущий ремонт. Правда, к слову, мы два года назад проводили полное инструментальное обследование здания. Нам подсчитали, что капитальный ремонт обойдется в 12-13 миллионов рублей. Это, конечно, нереально, но каждый год мы имеем по программе устранения предписаний 200-300 тысяч и по питанию тысяч пятьдесят. Плюс 250 тысяч на текущий ремонт. Так вот сумма складывается в 500-600 тысяч рублей. Еще нам повезло - школе выделили деньги из областного бюджета: в течение двух лет 2,5 миллиона. Конечно, для того чтобы их получить, пришлось много потрудиться. Мы и смету готовили, и дефектные ведомости...
- Наверное, в то время, когда вы осваиваете эти деньги, вас проверяют постоянно?
- Конечно,  наши сметы проверяли досконально еще в подготовительный период. Когда мы получили разрешение, готовили торги, организовывали конкурс - проверяли конкурсную документацию. Заключили договор с подрядной организацией, и уже через две недели к нам приехали из области проверять, все ли соответствует заявленным документам. Проверка идет на предмет целевого использования средств. Замечаний не было.
- Как идет взаимодействие с подрядной организацией? Если, допустим, фирма, выигравшая конкурс, нарушает сроки или технологию...
- В прошлом году мы с этим столкнулись - подрядчик нарушил технологию. Но областное министерство со своей проверкой нам очень помогло. Строителей заставили переделать все так, как планировалось вначале. То есть школа в итоге не пострадала. Но я хочу сказать, что под лежачий камень вода не течет. Участие в конкурсах, которые я перечислила, дает школе много. Например, в первый раз я пошла на него, потому что нужно было купить оборудование для школы. Денег из субвенции у нас на него не хватало: она небольшая, и растянуть ее на все невозможно. И с родителей мы собирать не можем так называемые добровольные пожертвования. У нас в городе за этим строго прокуратура следит. Даже «горячую линию» организовали, куда может позвонить анонимно любой родитель и пожаловаться. Мы собираем с родителей только на учебники. Например, в прошлом году покупали учебники информатики, на следующий год - учебники математики и так далее.  Пользуемся ими не один год, передаем по наследству. А родители оформляют дарственную на библиотеку.
- То есть на ремонт кабинета нельзя с родителей собирать?
- Это невозможно себе представить. Деньги на это приходится зарабатывать самим,  в том числе и через конкурсы.
- Как вы мотивируете педагогов на участие в конкурсах? Ведь, как ни крути, это дополнительные хлопоты.
- Мне, наверное, повезло. Я пришла в стабильный коллектив. Текучки здесь не было никогда. Треть коллектива - бывшие выпускники школы, болеющие душой за дело. Среди них не было троечников, все это люди способные, активные, ответственные, увлеченные, амбициозные в хорошем смысле. Каждый хочет учиться, совершенствоваться. Профилизация тоже подстегнула учителей. У нас люди сами, безо всяких подталкиваний, стараются повышать свой профессиональный уровень, оканчивают дистанционные курсы и приносят сертификаты - у нас ежегодно педагоги учатся, бывает, даже на двух курсах по разным направлениям. Когда четыре года назад мы принимали программу развития школы, то красной нитью проходила мысль о  карьерном росте педагога, напрямую связанном с творческим и интеллектуальным ростом учеников. Оба процесса должны идти параллельно, это естественно. Мы все методически детально прорабатывали, и сразу же стало легче работать. Особенно когда появились первые ощутимые результаты, когда в школу пошли почетные грамоты министерства, звания, денежные премии. Я и сама всегда отмечаю каждое достижение учителя хоть небольшим, но вознаграждением. Всем, кто подготовил олимпиадника, особенно победителя или призера,  не только почет и уважение, но и премия. То же самое за участие в любом конкурсе. Конечно, если учесть, что над подготовкой ученика к олимпиаде учитель должен работать не меньше года, а премию он получает полторы тысячи рублей, то выглядит это несерьезно. Это, скорее, моральное поощрение, но оно тоже очень важно.
- Татьяна Яковлевна, как вы решаете проблему с часами? Ведь сокращение неизбежно, но как сохранить при этом педагогов?
- До этого года проблема решалась сама собой - пенсионеры уходили. Так что пока все шло достаточно легко и  безболезненно. Наверное, в этом году  нам придется что-то подыскивать для одного учителя начальных классов. Думаю, мы откроем подготовительные группы для дошкольников. Кроме того, у нас есть возможность «догрузить» педагогов за счет элективных курсов. Так что всех сохраним, никого не обидим.

Гай, Оренбургская область

Мнение

Ирина БУКИНА, заместитель директора Оренбургского регионального центра развития образования:

- Развитие учительского потенциала - это направление национальной образовательной инициативы «Наша новая школа», которое признано безусловным приоритетом. Сегодня, как никогда, школе нужен учитель - грамотный, мобильный, творчески мыслящий, постоянно растущий как личность и как профессионал. Именно поэтому в Оренбургской области большое внимание уделяется организации методического сопровождения педагогов. Основной принцип этой работы - обучение действием и широкое использование передового педагогического опыта через мастер-классы, семинары, презентации и конкурсы.
Активно развивается сетевое общение педагогов, растет число творческих сообществ и проектных команд. Благодаря возможностям интерактивного общения выявляется уникальный опыт педагогической и управленческой деятельности. Он обобщается и становится достоянием каждого, кому он интересен и полезен.