Вперед, в восемнадцатый век!

Петр I решил эту проблему, наверное, единственно правильным путем: учредил сразу... академию наук! Она понималась им как симбиоз высшего научного и учебного заведения, «где бы учились языкам, наукам и знатным художествам». Академики должны были обучать молодых людей тем наукам, в которых были искусны сами, с тем чтобы выпускники в свою очередь обучали молодежь первым основам знаний. При академии должен был функционировать университет, а направлять в него студентов следовало из академической гимназии, в которую могли поступать все желающие.

Все, казалось бы, было предусмотрено для начала регулярного образования в стране. Все, кроме одной «мелочи»: что будут делать приглашенные в Россию из-за границы академики (своих не было), оторванные от научной и культурной среды, не имея ни учебников, ни монографий.

И Петр начинает свою образовательную реформу с создания... библиотеки. Десять лет понадобилось для того, чтобы построить для нее здание, закупить за границей книги и т.д. Библиотека была основана в 1714 году. Когда все условия для учреждения академии были созданы, возник вопрос, где ее строить и как обеспечивать связь с библиотекой: паромом, лодкой, по мосту, специально для того через Неву построенному, или иначе. Петр выиграл и этот конкурс идей: он приказал строить здание академии рядом с библиотекой.

Вот нам и первый урок: прежде чем учреждать новое учебное заведение, раньше надо позаботиться о создании библиотеки для него. У нас же происходит все наоборот: о библиотеке вспоминают в самую последнюю очередь.

В Регламенте императорской Академии наук и художеств обязанности академиков виделись в следующем: «Всяк из академиков читать должен новых авторов в своей науке и как скоро о книге какой уведает, то оные требовать должен из Библиотеки, а потом, сделав на оную примечания, объявить в собрании, и буде что достопамятно, то президент прикажет перевесть на российский язык и напечатать». В другом месте того же Регламента сказано, что академики должны быть «заняты беспрестанным трудом, читать книги, делать свои к ним примечания и вновь сочинять их».

Проще говоря, академики рассматривались как читатели и авторы новых произведений. Отсюда понятна и роль библиотекаря в их среде. Каждый академик должен был написать курс своей науки с переводом на русский язык, а академическая типография - издать этот курс и передать в библиотеку. Библиотека, другими словами, была тем центром, вокруг которого вращалось дело образования и науки.

Зададимся риторическими вопросами: вменено ли в обязанность сегодняшним учителям следить за всеми достижениями в своей отрасли знаний, пользуясь библиотекой, не говоря о том, чтобы писать собственные учебные пособия по читаемому предмету? Созданы ли в школьной библиотеке условия, чтобы обеспечивать учителям выполнение столь высоких требований? Понимает ли сегодня кто-нибудь в полной мере ключевую роль библиотеки в учебном процессе?

Процессы обучения и пользования библиотекой слиты воедино. Школьная библиотека была вынуждена иметь богатейший фонд, обеспечивающий глубокую и разностороннюю подготовку. Но и средств на ее содержание не жалели, ведь она рассматривалась как органичная составная часть учебного процесса, а библиотекарь пользовался заслуженным уважением, тем более что библиотекарем чаще всего было первое лицо учебного или научного заведения.

Поистине школьное образование порождено библиотеками! Библиотека - праматерь школы. Будем это знать, будем об этом помнить - и вперед, в восемнадцатый век, когда школьное образование в нашей стране только начиналось, и сразу - на единственно правильной, научной основе!