Александр ОВЧИННИКОВ,

Ингерманландский центр

Хельсинки,

Финляндия

Общее недоразвитие речи (ОНР) впервые было теоретически задано Р.Левиной и коллективом ученых НИИ дефектологии АПН СССР, описавшими три уровня общего недоразвития речи в зависимости от соотношения первичного дефекта и вторичных проявлений, которые препятствуют формированию определенных речевых компонентов. Позже Т.Филичевой с соавторами был выделен четвертый уровень общего недоразвития речи, где проявляются остаточные лексико-грамматические и фонетико-фонематические недостатки. В случае ОНР первые слова появляются в 2-3 года, фразы - к 4-5 годам, существенно расходится по объему экспрессивный и импрессивный словарь: понимание близко к норме, а экспрессивная речь бедная, неточная, невнятная, несистемная, аграмматичная. Системы склонения и спряжения нарушены, виды глагола смешиваются, прилагательные с существительными и существительные с числительными в роде, числе, падеже не согласовываются; ребенку трудно вычленить морфемы, неверен порядок слов в предложении, мало средств связности. Детям трудно запоминать, выполнять операции анализа, синтеза, сравнения и обобщения.

Неполноценность развития компонентов речевой системы приводит к тому, что преобладающими формами связной речи у детей с ОНР выступают ситуативная и вопросно-ответная формы. При составлении пересказов, рассказов у дошкольников с ОНР отмечаются нарушения логической последовательности событий, застревания на второстепенных деталях выражаемой неречевой ситуации, пропуски событий, повторы эпизодов. При выполнении указанных заданий детьми используются, как правило, простые малоинформативные предложения.

Среди наиболее показательных признаков ОНР называют недостатки лексико-семантического инвентаря, несформированность грамматических представлений и словаря, что состоит как из накопления, так и из упорядочивания слов в сознании ребенка, в системе его языкового сознания; нарушение норм лексической сочетаемости слов; неразличение исходного и производного слов. Ошибки могут быть связаны с заменой по звуковому или по смысловому сходству, сужением или расширением значений слов, так как детям с ОНР трудно связать звуковой, зрительный образ слова и его денотативное, понятийное или контекстуальное содержание. Они не могут выбрать слово по формальным и семантическим признакам, употребляя для выражения своего намерения ассоциативно связанные компоненты ситуации, наиболее частотные в жизни или наиболее общие по значению. Возможно предпочтение слова, имеющего нечто общее в звуковом составе, количестве слогов, ударении. Контроль над выбором ослаблен по разным соматическим причинам, что приводит к неверной категоризации. О.Безрукова полагает, что причина - в неправильной кодировке информации в долговременной памяти. Однако трудно согласиться с положением автора, что можно дать ребенку только необходимые, но не случайные семантические связи, и из психолингвистических исследований не извлекается утверждение о том, что все единицы лексикона человека обязательно строго упорядочены. В то же время нельзя не признать, что расширение представлений ребенка об окружающей действительности и развитие речемыслительных операций помогают становлению лексики, а оно происходит вместе с работой над другими компонентами речеязыковой системы. Дети с ОНР инертны, агрессивны, обидчивы, их активность и воображение быстро истощаются, им трудно удерживать интерес и внимание и оперировать пространственными идеями. Расстройства мышечного тонуса связаны с многочисленными прочими соматическими и психическими отклонениями.

Проблема преодоления общего недоразвития речи включает в себя устранение фонетико-фонематических, лексико-грамматических, структурно-семантической трудностей, организацию контекстной речи, обучение составлению высказывания из отдельных элементов. ОНР влияет на общение ребенка по всем параметрам, в том числе снижает потребность в игре, во вступлении в общение, формулировании своих мыслей вслух. Из-за неумения быть активным в общении ребенок делается робким, застенчивым, замыкается в себе, из-за чего страдает речевая практика.

С точки зрения финских специалистов, в 2-4 месяца ребенок овладевает произношением гласных, в 4-6 - согласных, учится подражать голосам и звукам, сначала повторяет слоги, потом научается их модифицировать. В 8-10 месяцев ребенок понимает первые слова, приблизительно в год появляются первые слова, короткие и отображающие быт и предметы окружения. В полтора года могут появиться двухсловные предложения, ребенок понимает около 100 слов, употребляет самостоятельно около дюжины. К двум года происходит бурное развитие словаря - в среднем словарь составляет 250 слов (вариация от 0 до 600), ежедневно усваивается по 6-9 новых слов, предложения состоят из 2-3 слов, причем слова изменяются. Речь ребенка 3-4 лет почти полностью понятна, хотя некоторые звуки могут еще отсутствовать или подменяться другими звуками, а смысл оставаться запутанным; дети понимают простые рассказы, употребляют вопросительные, отрицательные и побудительные предложения. Ребенок 7-8 лет по уровню употребления и понимания родного языка, например сложного повествования, близок к взрослому, лишь некоторые абстрактные понятия и редкие слова ему незнакомы; он способен достаточно четко выражать свои чувства и обозначать состояние.

Данных по развитию дошкольников с вербальными особенностями в многоязычных условиях немного, и они очень вариативны; имеется в виду, что два языка почти в одинаковой степени активно участвуют в жизни ребенка, например, если он из двуязычной семьи или в детском саду язык отличается от языка семьи. Задержка речевого развития наблюдается примерно у 10% детей, а нарушения - лишь у 2-3% (они вызываются дисфазией или афазией). Произнесение Р - наиболее частая ошибка звукопроизношения - относится к числу легких нарушений, но встречаются существенные ошибки в понимании чужой и формулировании своей речи. В отличие от представлений начала ХХ века, когда считалось, что раннее погружение в два языка может спровоцировать нарушения речи и замедлить становление родного языка, сейчас принято считать многоязычие средством, способствующим многообразию речевого выражения и интеллектуальному развитию. Однако у мультилингвов частота нарушений такая же, как и у монолингвов, она вызывается, например, перенесенными болезнями, врожденными особенностями или наследственными факторами. В ситуации иммиграции недоразвитие речи на одном из языков может быть следствием отсутствия комфортного общения с взрослыми и сверстниками, тяжелой семейной ситуацией, недостатком внимания со стороны родителей. Речевая терапия предлагается индивидуально и в группе. Она включает в себя развитие артикуляционного аппарата, общение при помощи жестового языка и картинок. Детские консультации прослеживают развитие ребенка и стараются выявлять особенности как можно раньше, но это не всегда возможно, особенно если фельдшеры не владеют домашним языком ребенка. Обычно инициаторами обращения к логопеду становятся родители ребенка, когда тому исполняется 3-5 лет, но и они не всегда сами могут оценить, насколько нормально развитие речи ребенка в многоязычном окружении. Русскоязычные логопеды оказывают помощь семьям, но их представления о дефектах отличаются в силу полученного ими образования и общей культуры. Проверка развития через переводчика может привести к большим проблемам. Чем раньше начать терапию, тем лучше эффект, но в тяжелых случаях особенности сохраняются до конца жизни. Не исключается возможность, например, в больших городах создать группу детей, имеющих речевые недостатки, для оказания им помощи объединенными усилиями логопедов на двух языках в обычном детском саду.

Для детей из русскоязычных или двуязычных семей особенно важно вовремя исправить недочеты родной речи. Чем лучше ребенок владеет родной речью, тем лучше он выучит и финский язык и тем успешнее будет его обучение на финском языке другим общеобразовательным дисциплинам.