Федеральный закон 83-ФЗ от 8 мая 2010 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» - весьма радикальный этап модернизации российской системы образования, который по последствиям может быть сопоставим разве что с переводом всех образовательных учреждений в России в статус юридических лиц в 1992 году после принятия Закона РФ «Об образовании».

Основной смысл преобразований, вводимых законом №83, состоит, на мой взгляд, в начале масштабной реализации нового принципа финансирования бюджетных учреждений. Это бюджетирование, ориентированное на результат (БОР), определенное еще в 2004 году, принципы реструктуризации отраслей бюджетной сферы в документе, подготовленном Минфином РФ и одобренном Правительством РФ.

Для таких типов ОУ, как бюджетное (в новом статусе) и автономное, отменяется субсидиарная ответственность учредителя - органа исполнительной власти соответствующего уровня по их обязательствам. Также снимается обязанность учредителя финансировать созданное им учреждение по смете. Вместо этого вводится финансирование государственного задания - работ и услуг - на основе субсидии.

Содержание государственного задания ОУ, в свою очередь, следует из миссии бюджетных и автономных учреждений, определенной соответственно в 83-м законе и Законе РФ «Об автономных учреждениях» (Федеральный закон №174-ФЗ от 3 ноября 2006 года). Эта миссия состоит в выполнении БУ или АУ работ и оказании услуг для осуществления предусмотренных законодательством РФ полномочий органов государственной власти, органов местного самоуправления в сфере образования.

Соответствующие полномочия органов государственной власти субъектов РФ в сфере образования определены в ст. 29 Федерального закона «Об образовании» (п. 6.1, 6.2, 6.3, 6.4):

п. 6.1 - обеспечение государственных гарантий прав граждан на получение общедоступного и бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, а также дополнительного образования в общеобразовательных учреждениях посредством выделения субвенций местным бюджетам в размере, необходимом для реализации основных общеобразовательных программ в части финансирования расходов на оплату труда работников общеобразовательных учреждений, расходов на учебники и учебные пособия, технические средства обучения, расходные материалы и хозяйственные нужды, за исключением расходов на содержание зданий и коммунальных расходов, осуществляемых из местных бюджетов, в соответствии с нормативами, установленными законами субъекта Российской Федерации;

п. 6.2 - организация предоставления общедоступного и бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования по основным общеобразовательным программам в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья, образовательных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, специальных учебно-воспитательных учреждениях открытого и закрытого типа, оздоровительных образовательных учреждениях санаторного типа для детей, нуждающихся в длительном лечении, образовательных учреждениях для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи (за исключением образования, получаемого в федеральных образовательных учреждениях, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации), в соответствии с нормативами, установленными законами субъекта Российской Федерации;

п. 6.3 - организация предоставления дополнительного образования детям в учреждениях регионального значения;

п. 6.4 - организация предоставления начального, среднего и дополнительного профессионального образования (за исключением образования, получаемого в федеральных образовательных учреждениях, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации).

Полномочия органов местного самоуправления муниципальных округов и городских округов в сфере образования содержатся в ст. 31 Закона «Об образовании»:

организация предоставления общедоступного и бесплатного начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования по основным общеобразовательным программам, за исключением полномочий по финансовому обеспечению образовательного процесса, отнесенных к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

организация предоставления дополнительного образования детям (за исключением предоставления дополнительного образования детям в учреждениях регионального значения) и общедоступного бесплатного дошкольного образования;

обеспечение содержания зданий и сооружений муниципальных образовательных учреждений, обустройство прилегающих к ним территорий.

Из приведенных положений может быть рамочно определено содержание государственного задания по соответствующим типам и видам ОУ, которое далее должно быть конкретизировано применительно к возложенным на каждое ОУ задачам.

В результате будет финансироваться не учреждение как таковое (по образному выражению одного из руководителей российского государства, «пора прекратить финансировать вывески»), а конкретные задания.

Наряду с расширением финансово-экономической самостоятельности БУ и АУ значительно возрастает степень различных рисков. Именно этим обстоятельством, на мой взгляд, обусловлен весьма вялый процесс перехода ОУ в статус автономных учреждений. Например, при прогнозах Минобрнауки РФ о переходе примерно 30% ОУ в этот статус в течение 2009 году на федеральном уровне только 4 высших учебных заведения стали автономными. В некоторых регионах в этот статус переводили дошкольные учреждения. Однако в целом массовый «процесс не пошел».

В ходе работы, проводимой нами с руководителями образовательных учреждений различных типов и видов по подготовке к переходу на новые условия деятельности, значительное их число выражает явное и неявное желание перейти в статус казенного учреждения. Статус КУ, как известно, в наибольшей степени совпадает с дореформенным статусом бюджетного, за исключением, быть может, некоторых полномочий по распоряжению доходами от деятельности, приносящей доход. Такая позиция обусловлена как субъективными факторами (в частности, психологическим восприятием радикальных новаций), так и объективными обстоятельствами. Например, для учреждений дополнительного образования детей в настоящее время практически полностью отсутствует нормативно-правовой регламент деятельности, в частности, пока неясно, какие услуги подпадают под государственный заказ. Нуждается в более четком правовом регламенте структура образовательной деятельности (госзадание и платные услуги) в дошкольных учреждениях. Список таких проблем можно продолжить.

Очевидно, впрочем, что в казенные перейдет небольшое число ОУ. В ином случае закон 83-ФЗ не достигнет своей цели. В то же время необходимо отметить, что рассматриваемый закон не содержит запрета на перевод практически любого ОУ (по крайней мере, на уровне субъекта РФ или муниципального образования) в статус казенного. Это следует как из формулировки миссии КУ, так и задач, поставленных перед органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления статьей 31 п. 2.1 закона 83-ФЗ. В срок до 1 декабря 2010 года здесь должны быть приняты нормативные акты, в силу которых создаются казенные учреждения путем изменения типа бюджетных учреждений.

Миссия же КУ определена в ст. 13 закона 83-ФЗ как оказание государственных (муниципальных) услуг, выполнение работ и (или) исполнение государственных (муниципальных) функций для обеспечения реализации предусмотренных законодательством РФ полномочий органов государственной власти или органов местного самоуправления. Известная интрига здесь заключается в том, что в определении БУ и АУ приведен перечень сфер осуществления этих полномочий, в частности, в сфере образования. В определении же КУ такой расшифровки нет. Однако в ст. 29 и 31 Закона РФ «Об образовании» услуги в сфере образования - функция государственных и (или) муниципальных органов власти.

Другая составляющая интриги - перечисление в законе 83-ФЗ для федерального уровня перечня казенных учреждений. Именно на основании этого федерального перечня зачастую делается неадекватный вывод о том, что КУ - не для учреждений образования.

Отдельную группу проблем работы в статусе БУ и особенно АУ могут составить так называемые репутационные риски.

Автономное (бюджетное) учреждение отвечает по своим долгам своим имуществом, однако недвижимое и особо ценное движимое имущество, закрепленное за ним учредителем или приобретенное за счет средств учредителя, защищено от ареста по долгам и взысканиям. Такая схема выглядит достаточно привлекательной для учреждения. Однако следует помнить, что при этом собственник имущества АУ или БУ не несет ответственность по обязательствам учреждения. Таким образом, если у учреждения нет иного имущества, кроме описанного выше, долг «повисает»: за него не отвечает никто, и при этом должник продолжает работать и владеть необходимым для работы имуществом, а процедура банкротства не проводится.

Долги АУ или БУ могут оказаться никак не обеспечены. Однако если юридическое лицо не несет полной ответственности за свою деятельность, то ее должны нести иные лица (например, учредитель). В итоге многие контрагенты (то есть стороны в договорах учреждения) могут обеспокоиться, за счет какого имущества они будут возмещать свои убытки в случае, если АУ или БУ окажется неспособным исполнить обязательства. Это может привести к неприятным для АУ или БУ последствиям: с ними могут просто отказаться заключать договоры, или же могут требовать 100% предоплаты, или страхования ответственности, расчетов посредством покрытого (депонированного) аккредитива, залога, поручителей, банковской гарантии. Таким образом, в определенных сферах проблемное для контрагентов решение вопроса об ответственности может усложнить и обусловить удорожание деятельности автономного учреждения. Стратегически потеря статуса «бюджетное учреждение» может означать «урезание» бюджетного финансирования в перспективе.

Государственные и муниципальные органы, распределяющие задания между учреждениями, смогут более свободно распоряжаться финансовыми средствами, увеличивая задания одному и уменьшая другому учреждению, а следовательно, возникнет возможность для субъективного улучшения положения одних учреждений за счет других. Это опасение может стать обоснованным, если при разработке порядка финансирования учреждений не будет установлено, каким образом будут определяться объемы заданий каждому учреждению, какие объективные критерии должны быть достаточны для уменьшения объемов существующих заданий. Инструмент манипулирования образовательными учреждениями при финансировании через заказы существенно выше, чем при сметном финансировании.

Наконец, существует в перспективе принципиальная возможность сокращения объема предоставленных АУ или БУ субсидий на выполнение государственного (муниципального) заказа по сравнению с объемом бюджетных ассигнований на содержание ОУ по подушевому нормативу до перехода ОУ из статуса бюджетного учреждения в автономное.

Собственно, подтверждением сказанного на федеральном уровне стало содержание постановления Правительства РФ от 18 марта 2008 года №182, по которому федеральному автономному учреждению, созданному путем изменения типа существующего федерального государственного учреждения, предоставляется в течение 3 лет с даты создания за счет средств федерального бюджета субсидия с целью выравнивания финансового обеспечения выполнения задания, сформированного учредителем в отношении этого федерального автономного учреждения.

Размер субсидии определяется как разность между размером бюджетных ассигнований, предоставленных федеральному бюджетному учреждению на текущий год и плановый период, и размером субсидии на возмещение нормативных затрат на оказание федеральным автономным учреждением услуг физическим и (или) юридическим лицам и на содержание соответствующего недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества. Аналогичная практика может быть реализована и субъектами РФ.

Однако центральная, на мой взгляд, проблема перехода ОУ в новый статус - несформированность по большей части учреждений менеджмента, обладающего необходимыми компетенциями и компетентностью для работы в новых условиях. Каковы структура и кадровый состав финансово-экономического менеджмента современного ОУ? Традиционно первым здесь упоминается руководитель. Формально это правильно, ибо именно директор «отвечает за все».

Постоянное усложнение и обновление нормативного регламента финансово-хозяйственной и экономической деятельности учреждений образования в целом и общеобразовательных учебных заведений в частности предъявляет все новые и новые требования к экономической компетенции их руководителей. Причем известное правило - «незнание законов не освобождает от ответственности за их неисполнение (ненадлежащее исполнение)» - действует здесь в полной мере. Так, руководитель обязан подписать акт налоговой проверки даже в случае, если слабо разбирается в сути предъявленных там учреждению налоговых правонарушений. Причем (как это ни кажется странным) подпись главного бухгалтера учреждения под актом не требуется. Первое лицо учреждения подписывает трудовые и гражданско-правовые договоры. И это только небольшая часть всей финансово-экономической документации в общей массе счетов, платежных поручений и других инструментов финансово-хозяйственной деятельности современной школы - юридического лица.

Можно ли научиться всему этому? Естественно, можно, тем более что директорский корпус уже давно привык постигать все премудрости управления во многом самостоятельно. Методом проб и ошибок или в лучшем случае под патронатом опытных коллег: ведь специально директоров нигде не готовят.

Однако возникает и другой вопрос: насколько глубоким должен быть уровень погружения руководителя в правовые и финансово-экономические аспекты образовательного менеджмента? Масштабы решаемых здесь задач могут заполнить все или значительное время, и времени не останется для выполнения главной цели - организации и управления образовательным процессом.

В иерархии финансового менеджмента в основном главному бухгалтеру или бухгалтеру ОУ зачастую перепоручается или передоверяется решение всех финансово-экономических вопросов. Отрицательные последствия такого пути также очевидны.

В отсутствие в ОУ собственной бухгалтерии заключаются гражданско-правовые договоры (как правило, возмездного оказания услуг) с централизованными бухгалтериями (ЦБ). Однако специалисты ЦБ, в основном узко специализированы и распределены по так называемым группам учета. Поэтому каждый из них не может обеспечить ведение всей системы учета. В результате процесс «обслуживания» заказчика, которым по договору оказывается ОУ, зачастую состоит в хождении по многочисленным кабинетам «исполнителя» - ЦБ. Однако при переходе в статус БУ или АУ даже эти технологии становятся неприменимы. Дело в том, что в случае БУ отсутствует смета. Поэтому бухгалтерский учет становится принципиально иным, очевидно, близким к бухучету в некоммерческих организациях. Причем соответствующие правила еще предстоит подготовить Минфину РФ. Еще ближе к учету в НКО соответствующая практика в АУ. Таким образом, в числе основных, на мой взгляд, рисков перехода и работы в новых условиях (БУ и АУ) - отсутствие достаточного числа специалистов для ведения бухгалтерского и налогового учетов для данных типов учреждений.

Несомненно, что для БУ и АУ принципиальное значение приобретают средства от приносящей доход деятельности. Само понятие субсидия, на основе которой и будет проводиться финансирование госзаданий, - это долевое участие.

Можно предположить, что размер этой субсидии не всегда будет в полной мере покрывать расходы учреждения. В этой ситуации дополнительные доходы помогут демпфировать возможную «финансовую недостаточность». Анализ ситуаций, при которых дополнительные средства станут принципиально необходимыми, можно значительно расширить.

Исходя из этого, в ОУ необходима разработка программы экономического развития. Ее создание не относится к компетенции и возможностям бухгалтерских служб, тем более в ситуации договорных отношений с ЦБ. Соответствующий функционал обеспечивает, как правило, экономист или экономическая служба. Однако такое насыщение штатного расписания кадрами финансово-экономического профиля требует существенных финансовых затрат, которые вряд ли будут учтены в размере субсидии. Поэтому роль «внебюджетных» доходов АУ и БУ еще более возрастает.

Каким же минимальным набором компетенций в области экономики, финансов и образовательного права должен владеть руководитель? В системе Департамента образования накоплен многолетний опыт формирования правовой и финансово-экономической грамотности директорского корпуса образовательных учреждений разных типов и видов. Здесь можно отметить и аттестацию отраслевой экономической компетентности директоров общеобразовательных учреждений на основе краткосрочных курсов повышения квалификации по соответствующим направлениям; и реализуемые в Институте подготовки руководящих кадров (ИПРК) МГПУ специальные программы «Финансовый менеджмент в образовании», «Менеджмент в образовании» для руководителей учебных заведений и лиц, включенных в резерв на замещение должностей руководителей; и консультативную помощь администраторам ОУ по рассматриваемой проблематике.

В ходе этой работы неоднократно высказывались пожелания об издании практического пособия по всему комплексу центральных для деятельности руководителя ОУ финансово-экономических проблем. Этот социальный заказ и реализован в «Экономической энциклопедии директора общеобразовательного учреждения». Каждый раздел этого справочного издания состоит из комментария, учитывающего специфику функционала руководителя и нормативной базы, в соответствии с которой должны решаться соответствующие финансово-экономические задачи.

Как показывает практика, весьма сложный раздел организации и оплаты труда в сфере образования - оформление совместительства и совмещения, это вопросы, находящиеся в сфере служебной ответственности руководителя. Перечень возникающих здесь проблем весьма обширен. Зачастую, например, дополнительные виды работ, выполняемые педагогическими работниками (классное руководство, проверка письменных работ, превышение нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы) оформляются лишь приказами за подписью руководителя ОУ без оформления соответствующих договорных отношений. Более того, при оформлении на работу, например, учителя-предметника в основном трудовом договоре должен быть указан объем недельной педагогической работы за ставку заработной платы - 18 часов. Любое увеличение этого объема на основе ежегодной тарификации следует оформлять дополнением к этому (основному) договору. Это обстоятельство следует из Трудового кодекса (ТК) РФ, а также подзаконных правовых актов.

Оформление совмещения по другой должности не всегда сопровождается указанием объема выполняемой работы по ней, что может послужить причиной такого нарушения, как нецелевое использование бюджетных средств.

Анализ соответствующих проблем и пути их преодоления составляют в границах необходимой экономической и правовой компетенции администратора ОУ.

Наряду с трудовыми договорами, регламентированными Трудовым кодексом РФ, в хозяйственной деятельности существуют также гражданско-правовые договоры, регламентированные Гражданским кодексом РФ. К сожалению, они не получили должного распространения в практике образовательных учреждений. В числе наиболее значимых из них можно упомянуть договор подряда, договор возмездного оказания услуг, договор пожертвования, договор передачи имущества во временное пользование.

Профессиональное использование преимуществ этих договоров позволяет учреждению, в частности, экономить финансовые средства за счет выплат в фонд социального страхования (ФСС), по страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; более гибко организовывать выполнение тех или иных хозяйственных задач.

Особое значение гражданско-правовые договоры имеют для менеджмента образовательных учреждений, оказывающих платные дополнительные образовательные услуги. Грамотное оформление договоров возмездного оказания услуг с родителями учащихся позволит не только снизить риск возникновения проблем по спорным вопросам, но и избежать налоговых последствий (по налогу на прибыль, в частности) за счет установления рационального графика оплаты заказчиками оказываемой услуги.

Основами гражданского законодательства в части заключения договоров пожертвования должны владеть также и руководители ОУ, в которых имеются целевые поступления имущества и денежных средств благотворителей: физических и юридических лиц.

Еще один источник пополнения бюджетных средств - платные услуги (как правило, образовательные). К настоящему времени нет оснований считать эту практику массовой. Скорее она единична и в большинстве случаев не играет заметной роли в общем объеме финансирования учреждения. Одна из причин такой ситуации заключается, на мой взгляд, в несформированности финансово-экономического менеджмента ОУ и функциональной неготовности руководителя к организации предпринимательской деятельности. Впрочем, нельзя не учитывать также и административный фактор, прямо не отрицающий, но и не стимулирующий соответствующую инициативу. Здесь можно упомянуть, например, административные ограничения на размер надбавки руководителю ОУ за организацию платных услуг, ограничения на размер взимаемой платы. Естественно, существует много законных путей решить некоторые из этих проблем, но административный «сигнал» остается.

Есть основания полагать, что даже там, где такие услуги оказываются, менеджмент не видит в этом процессе экономическую возможность улучшения или развития материально-технической базы учреждения и социального развития коллектива. Поэтому доход от услуги, как правило, покрывает только непосредственные расходы на ее оказание (заработная плата персонала, оказывающего услугу, начисления, коммунальные платежи по услуге (в лучшем случае) и (может быть) затраты на учебно-наглядные пособия и канцтовары.

Тем не менее или, скорее, поэтому в минимальный набор экономических компетенций руководителя должен быть включен нормативный регламент основных этапов организации платных образовательных услуг. Сюда относятся: проблема лицензирования услуги, вопросы ценообразования, особенности содержания договора с заказчиком или потребителем услуги, возможности оформления персонала для оказания услуги (по трудовому или гражданско-правовому договору).

Думаю, что знание защищаемых законодательством возможностей в сопоставлении с упомянутыми административными «сигналами» позволит руководителям ОУ принимать более взвешенные решения в данном направлении.

Необходимую область экономических знаний руководителя ОУ составляют вопросы налогообложения отдельных имущественных и финансовых объектов. Образовательное учреждение, даже не ведущее никакой предпринимательской деятельности, - налогоплательщик и налоговый агент в силу своего правового статуса юридического лица, потому что исчисляет и уплачивает минимальный набор налогов и сборов. К ним относятся «зарплатные» налоги и сборы: страховые взносы во внебюджетные формы, налог на доходы физических лиц (НДФЛ), транспортный налог.

Кроме того, при ошибках в оформлении приема и использовании имущества и денежных средств (отсутствие постановки на учет, нецелевое использование и др.) ОУ вполне может «подпасть» под налог на прибыль и НДС. Та же ситуация может возникнуть при использовании находящегося у ОУ в оперативном управлении имущества не по целевому назначению или не в уставной деятельности.

В том случае, когда ОУ оказывает платные услуги, минимальный состав налогов расширяется за счет налога на прибыль и (возможно) НДС.

Уровень «погружения» руководителя в налоговую проблематику различен в зависимости от того, ведет ли ОУ предпринимательскую деятельность, получает ли благотворительные пожертвования. Если этих видов хозяйственно-экономической активности нет, то сведения о налоговой базе, порядке исчисления и уплаты налогов могут быть минимальными, так как процесс хорошо алгоритмизирован и бухгалтерия справляется с этим самостоятельно и успешно. Специальных управленческих воздействий и решений здесь, как правило, не требуется. Однако если финансово-хозяйственная деятельность выходит за рамки только бюджетополучателя, то роль руководителя в налоговом планировании становиться активной.

В настоящее время многие ОУ «обслуживаются» централизованными бухгалтериями (ЦБ) на договорных отношениях. Между ОУ и ЦБ заключается, как правило, гражданско-правовой договор возмездного оказания услуг. Формально по такому договору одна сторона - ОУ, заказчик услуг на ведение бухгалтерского и, кстати, налогового учета, другая - ЦБ - исполнитель. Теоретически эти отношения равноправного партнерства пришли на смену предыдущей концепции, когда ОУ рассматривали как «подведомственные» ЦБ организации. В то же время рискну предположить, что до реального равноправия сторон в некоторых случаях еще весьма далеко. В такой ситуации, впрочем, есть и известные преимущества. В частности, налоговые проверки проходят на уровне ЦБ, а не собственно учреждения. Однако по мере реализации закона 83-ФЗ роль ЦБ будет трансформироваться. ЦБ станут выполнять функции консультирования (возможно, организации внутреннего аудита), повышения экономической и финансовой квалификации менеджмента ОУ, подготовки сводных отчетов. Такие примеры уже имеются. ОУ же будут вести бухгалтерский и налоговый учет либо самостоятельно (силами собственных бухгалтеров), либо на реальной договорной основе: заказчик - исполнитель. В обозримой перспективе выездные и камеральные налоговые проверки могут стать обычной практикой для большинства ОУ.

В такой ситуации знание особенностей взаимодействия менеджмента образовательных учреждений с налоговыми органами весьма важно. Однако уже и в настоящее время такая информация, на мой взгляд, может представлять практический интерес для администрации учреждений. Есть основания полагать, что многие проверки ОУ неналоговыми органами проходят на фоне безаппеляционности суждений проверяющих. Зачастую определения представителей контрольных органов типа «неправильно», «нельзя» выдвигаются без ссылок на конкретную статью, раздел, пункт конкретного нормативного документа, реально запрещающего те или иные операции проверяемых.

Налоговое законодательство в этом смысле построено весьма операционально. Здесь требуется, чтобы по итогам налоговых проверок и в соответствующих актах были указаны конкретные статьи и положения этих статей, которые, по мнению налоговых органов, нарушены. Кроме того, действует презумпция невиновности налогоплательщика. Наконец, арбитражная практика в целом складывается пока в пользу налогоплательщиков, что позволяет считать исковые заявления в арбитражный суд реальным инструментом защиты своих прав.

Стремление всех участников образовательной деятельности в ОУ к дальнейшему развитию и совершенствованию материально-технической базы учреждения безотносительно к достигнутому его уровню вполне естественно. Результатами такой деятельности довольны все: учащиеся, для которых создан, например, зимний сад в помещении школы; родители, дети которых могут, например, часто выезжать на экскурсии; администрация школы, рейтинг которой растет. Достичь таких результатов лишь за счет бюджетных средств, какими бы они ни были, вряд ли возможно. Здесь нужно соучастие родителей в развитии условий учебной и воспитательной деятельности. Такое соучастие в настоящее время реализуется в рамках Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» по нескольким направлениям. Первое - передача имущества и денежных средств благотворителями непосредственно в конкретное образовательное учреждение. Второе - передача денежных средств в благотворительный фонд для оказания целевой поддержки этому же учреждению, но уже через фонд. Оба эти направления имеют свои плюсы и минусы. Здесь имеется много проблем конкретной практики приема средств должностными лицами учреждения, постановки имущества на учет и т. п.

Подводя итог, могу констатировать, что эффективность достижения предусмотренных Федеральным законом №83-ФЗ целей и задач в решающей степени будет зависеть от оперативности и качества программ, обеспечивающих подготовку, переподготовку и повышение квалификации специалистов для работы в новых, весьма непростых организационных, правовых и финансово-экономических условиях.