Когда педагог жалуется: «Что мне делать с этими детьми, ума не приложу», он демонстрирует неспособность применить свои теоретические знания к решению практической проблемы. Ум, то есть знания, налицо, но они отвлеченно-абстрактны, а умение их прикладывать к конкретным ситуациям профессиональной деятельности не выработано.

Работая со студентами над изучением основ педагогического мастерства, мы делаем особый акцент на синтезе теоретических знаний и прикладных умений, стараемся, чтобы с первых своих шагов на профессиональном поприще студенты привыкали не только осмысливать педагогические закономерности, но и тут же самостоятельно находить оптимальные способы разрешения проблемных ситуаций, прикладывая для этого и свой ум, и свой небольшой пока еще педагогический опыт.

Особая сложность заключается в том, что, открывая студентам педагогику как живую науку о живом ребенке, необходимо найти такие методические формы работы, которые позволяют представить педагогическое воздействие как искусство психологически оправданного прикосновения к личности ребенка.

Признание человека, а значит и ребенка, наивысшей жизненной ценностью кардинально меняет характер взаимодействия педагога и воспитанника. Общение, происходящее во взаимном отношении «человек - человек», должно выстраиваться независимо от возраста, пола, статуса, социальной принадлежности, достижений партнера. По-новому расставляются акценты - центральным из них становится признание автономности внутреннего мира другого человека, индивидуальности его душевной организации и в особой степени хрупкости и ранимости души ребенка, требующей внимательного и бережного обращения с ней.

В этой связи очень интересными оказались результаты небольшого исследования, проведенного нами вместе со студентами выпускных групп колледжа. Для него мы выбрали несколько неожиданную и своеобразную тему: «Нежность как педагогическая категория». Категория «нежность» располагается вне пределов педагогической сферы, она никогда не входила в научно-педагогический инструментарий. Это понятие часто применяют в сфере эстетической как высокую оценку мастерства художника: нежный мазок, нежный голос, нежные руки танцовщицы, нежная музыка. В повседневной жизни это понятие тоже используется в атрибутивной функции: нежный цвет, нежный шелк, нежное дуновение ветра, нежный запах. Но свой особый смысл слово «нежность» приобретает только в духовной сфере, где характеризует возвышенность отношения человека к другому человеку, находя свое основание в чувстве любви.

Нежность - это форма проявления любви к другому человеку, когда его состояние столь же важно, сколь важно состояние собственной души. В сфере человеческих отношений нежность всегда была настоящим дефицитом. В современной массовой культуре это слово практически выпало из употребления. Между тем в любовной лирике Пушкина слова «нежность» и «нега» едва ли не ключевые.

Мы стесняемся, боимся проявлять нежность, избегая досужих оценок приятелей и подруг, но вместе с тем вряд ли найдется хотя бы один нормальный человек, который не хотел бы нежного к себе отношения, и не только от любимых, но и от других людей. Без преувеличения можно сказать, что современный человек, не получая и не умея отдавать нежность, становится духовно неполноценным, и это нельзя компенсировать никаким самым высшим образованием.

Нежность - это особая форма уважительного отношения к человеку как носителю особого внутреннего мира, не похожего на другие миры и требующего деликатного прикосновения.

Нежное прикосновение - это техника воздействия на человека, выражающая признание его высочайшей значимости, заботы о нем, желание доставить ему радость и главное - особое отношение к нему как ценностному автономному миру, ввергаться в который не всякому дозволено. Ключевая функция нежности - оберегательная: не сломать, не исковеркать, предоставить условия для выявления своего «Я» здесь и сейчас. Нежность существует потому и для того, чтобы состоялась уникальность человеческой личности.

У нежности есть еще одно предназначение: в процессе проявления она, воздействуя благоприятно на объект, оказывает большое формирующее влияние на ее субъекта, то есть того, кто проявляет нежность. Процесс проявления нежности порождает нежность как характеристику личности: у человека милое лицо, мягкие манеры, мелодичный голос, изящные жесты, красивое поведение, он вызывает симпатию. Умению быть нежным учатся с детства, школу нежности проходят в период юношеской влюбленности, опыт нежности приобретают в первые годы семейной жизни.

Мир школы тоже должен быть наполнен нежностью по отношению к человеку. Подчеркиваю: к человеку. С ребенком и с педагогом следует обращаться нежно, оберегая их души от невольных оскорблений, обид, боли, негативных состояний. В школьном коллективе, более чем где-либо, известно, как ранима личность, как трудно рождается открытость человека и как подвержен его внутренний мир разрушениям от грубых и жестких прикосновений.

Ученикам разных школ Москвы предложили ответить на вопрос, какую форму обращения они бы выбрали: «Я хочу, чтобы со мной обращались нежно и ласково» или «Я хочу, чтобы со мной обращались строго и требовательно». От 30 до 40% детей выбрали первую форму, а 60-70% предпочли вторую. То есть большинство школьников признает необходимость принуждения, и это весьма огорчительный факт. Опрос, проведенный среди учителей, дал такие же результаты.

Это удивительно: нежности жаждут, но нежности боятся. Педагоги отвергают такую форму обращения с детьми, а сами дети пугаются нежности и стесняются ее проявлять. То, что в школьной жизни нежности отводится очень мало места, подтвердило и наше исследование.

Студентам выпускных групп школьного отделения московского педагогического колледжа №15 (126 человек) мы предложили ответить на пять вопросов:

- Что такое «нежное прикосновение»?

- Где мы встречаемся с данным явлением?

- Когда мы используем «нежное прикосновение»?

- Зачем мы это делаем?

- Как мы это делаем?

Общий итог нашего исследования неутешителен: нежность в школе не живет, нежность в школе нежеланна. Правда, нежеланна она для предъявления, для отдачи, а вот получать ее хотят многие. Думаю, что и педагоги тоже.

С другой стороны, радует, что подавляющее большинство участников опроса считают, что нежность в обращении педагога с ребенком обязательна и должна выражаться повседневно и в различных формах.

Может возникнуть вопрос: почему именно нежность, чем это понятие лучше других, ведь говорят же, что нужно любить ребенка, уважать в нем личность, проявлять заботу. Но если вдуматься, то именно в выражении «нежное прикосновение к душе ребенка» уже заведомо заложены все названные составляющие. Чтобы стать «нежным», педагог должен основательно потрудиться над собственной душой, выработать для себя устойчивый свод правил поведения, быть непрерывно внимательным к личности каждого ребенка. Если характеризовать такую профессиональную позицию педагога, то ее следует назвать не «нежной позицией», а «позицией нежности», потому что «нежная позиция» скорее всего окажется слабой, а выражение «позиция нежности» говорит нам о том, что педагог, ее занимающий, исповедует нежность как ведущее отношение во взаимодействии с ребенком, что эта позиция оберегает хрупкую, ранимую душу ребенка и делает самого педагога выше, чище, добрее и намного успешнее как профессионала.

В ауре «нежности» многие детские и взросло-детские проблемы решаются как-то сами собой, и поставленный вопрос - «Что мне делать с этими детьми ума не приложу?» - тоже перестает быть вопросом. Навстречу такому отношению ребенок раскрывается, и решение многих его проблем оказывается «на ладони», поскольку и детская агрессивность, и непослушание, и капризы нередко имеют один корень: ребенку хочется, чтобы его увидели, заметили и приняли таким, какой он есть. Эмоциональная поддержка ребенка, его принятие сконцентрированы в «позиции нежности», и это не только залог успешных и гармоничных отношений, но и точка личностного роста каждого, кто соприкасается с этой позицией.

Е. БАРАНОВА, кандидат педагогических наук преподаватель ПК №15