Другое дело, как они организованы и почему. Реально в нашей стране сейчас в различные формы детских и молодежных организаций вовлечены около 3 миллионов детей и молодежи. Причем это разные организации: это такие организации, как школы, это организации, которые могут быть нигде не зарегистрированы, это может быть объединение соратников вокруг тренера или вокруг педагога. Есть еще социальные сети, тоже некие добровольные (никто туда никого не загонял!), максимально общественные объединения. Другое дело, что нельзя говорить о том, что любое объединение детей - это марш куда-то, люди объединяются совершенно для разных вещей. Кто-то для того, чтобы решить задачу одного дня и потом разбежаться, кто-то для того, чтобы решать задачу, и в течение года они вместе ее выполняют. Должно ли быть какое-то централизованное управление этими организациями? Ни в коем случае! Каждую весну сверху возникает идея создать что-нибудь централизованно в общественной сфере, и почему-то это происходит именно весной. То хотели создать на базе МГУ всероссийскую студенческую организацию, даже название придумали, даже устав начали разрабатывать, ничего не получилось. То решили всероссийскую детскую организацию создавать в прошлом году, ездили, собирали какие-то съезды, пытались какие-то разнарядки прислать, ничего не вышло и не выйдет. В колонном зале даже был съезд. И, слава богу, не выйдет, потому что нужно понимать, что для того, чтобы объединиться на какой-то основе, А - должна быть серьезная идея; Б - должны быть люди, которые этой идеей заражены в хорошем смысле этого слова, причем повсеместно; В - должны быть некие условия для того, чтобы это сделать. Должно быть большое количество известных позитивных практик, в которые вовлекаются все больше людей, которые реально смогли что-то сделать, а не просто декларировать. Скажем, мы неоднократно останавливали принятие тех или иных дурацких законов на уровне субъектов Российской Федерации, на уровне Государственной Думы в чистом виде общественными методами, или, наоборот, лоббировали принятие того, что нам нужно. Мы совершенно запросто можем объединить большое количество молодых людей по всей стране или в отдельно взятом регионе для того, чтобы провести какую-либо инициативу. Те люди, которые в это вовлечены, понимают, что мы совершили несколько действий и мир изменился в лучшую сторону. Я уже долго возглавляю Национальный совет молодежных и детских объединений России, который существует с 1992 года в стране, это ассоциация, организация, в которую добровольно вступают, различные организации могут добровольно выйти, не теряя никакой внутренней автономии. Зачем собираемся вместе? Есть общий корпоративный интерес, который позволяет легче совместно решать какие-то проблемы. Например, лоббировать позиции детей и молодежи перед государством. У нас во времена новой России, по-моему, 17 раз изменялась система государственного управления молодежной политикой. Надо сказать, мне понравилось, что Мутко, сегодняшний министр спорта и молодежной политики РФ, как-то сказал: «У нас есть два вопроса, по которым все считают себя специалистами. Это как должна играть сборная России по футболу и что делать с молодежью и детьми».

Молодежь должна быть хорошей, у каждого есть свой рецепт, как этим заниматься, причем так не только в нашей стране, так везде, так во всем мире. Я работал вместе с Роланом Быковым в комиссии по культуре детства, мы создали проект «Пятая четверть». Смысл проекта в том, чтобы каждый ребенок, живя в стране, за бюджетные деньги увидел ее всю. Я возил детей по стране много раз. Представляете, если они появляются в Нижневартовске или еще где-то, то они свою страну по-другому видят. Вот это патриотическое воспитание, нормальное, требующее денег, организации, тут не надо ничего лукавить, нужно просто создать людей. У нас позитивные хорошие детские практики находятся в информационном вакууме, о них никто не знает, как говорила старуха Шапокляк - хорошими делами прославиться нельзя. Но люди делают хорошее дело, им хорошо оттого, что они его сделали. Они его делают не для того, чтобы его потом по всем каналам показали, а потому что они так считают, что так сделать правильно. Этим занимается большое число ребят. Под общественными организациями не надо понимать скинхедов и политические проекты. Общественная организация - то объединение, которое создается добровольно, которое само собой управляет, само себе планирует деятельность. Мне кажется, есть два главных аргумента, зачем это нужно. Первый - мы не создадим, не сформируем в стране гражданское общество без позитивной общественной практики. Должно быть множество практик, люди должны проходить через эту практику для того, чтобы понимать, что да, от меня что-то зависит.

Что такое любая молодежная или детская организация? Это мир в миниатюре, когда люди собираются вместе, сами принимают решение, сами его исполняют, сами несут ответственность... У организации есть свой руководитель, лидер, который избирается, есть система взаимоотношений, есть какие-то иерархии, как в любом обществе, ведь у нас все общества иерархичны. При этом есть игровая форма, есть право на ошибку, для молодого человека право на ошибку очень важно. Через детские молодежные организации проходит значительно больше людей, чем потом взрослых, потому что у взрослого человека элементарно просто меньше возможностей для этого, так как есть семья, работа. Меньше надо говорить, нужно больше делать. Должно быть общее дело или система общих дел, когда люди ставят перед собой общие задачи, цели и к ним двигаются, что-то делая, что-то меняя вокруг себя. Всегда, когда мы говорим о патриотическом воспитании, нам хочется взять в руки автомат, встать в почетный караул, это все хорошо, все правильно, но это не единственная форма патриотизма. В этом есть хорошее, безусловно. Поисковые объединения к военно-патриотическому воспитанию имеют вообще абсолютное отношение. Но они не исчерпывают военно-патриотическое воспитание, хотя, если человек хочет объединиться с другими на этой основе, значит, нужно дать ему эту возможность. Если человек хочет объединиться на почве путешествий по стране, то надо дать ему эту возможность. Если человек хочет заниматься музыкой и играть рок по вечерам, надо дать ему и это объединение. Зачем нужны позитивные общественные объединения? Для того чтобы не было почвы для негатива. В прошлом году в Общественной палате мы проводили общественные слушания, и молодой человек из МГУ, первокурсник, сказал очень важную вещь, которая, кстати, на патриотизм очень сильно влияет: «Мы считаем своим только то, в создании чего мы принимаем участие». Если сегодняшнее молодое поколение отстранено от принятия решения в нашей стране, то мы можем вырастить замечательное, образованное, эффективное, лучше приспособленное к жизни поколение, но им будет все равно, в какой стране жить. Они будут жить там, где им будет лучше. Сейчас системная проблема, которая существует в передаче опыта между старшим поколением и младшим поколением, в том, что молодые люди не воспринимают Россию как свою страну. На вопрос: «Кто ты?» в славянских республиках более 60 процентов, а в неславянских национальных образованиях от 20 до 40 процентов людей говорят, что они принадлежат Российской Федерации.

Сергей КАЗАРНОВСКИЙ, директор Центра образования №686 «Класс-центр»:

- Я прошел пионерскую организацию, был командиром «звездочки», членом совета дружины, в комсомольской организации занимал какие-то посты, были в моей жизни стройотряды, я был 7 лет членом КПСС. Сказать, что я не был счастлив, было бы неправдой. Конечно, мне было в каком-то смысле хорошо.

Мне кажется, что была очень точно сделана система воспитания. Но проблема заключалась в том, что это была абсолютно идеологическая система. Идеи объединяют, а идеология направляет и принуждает. Когда я в школу пришел первый раз 30 с лишним лет назад, то вдруг увидел эту жесткую формальную историю. Смешно выглядело, как начинался комсомольский сбор: дежурный педагог шел в специальное место, где стояли горшки с цветами, дежурный класс вносил это в зал, в строгом утвержденном директором порядке цветы расставлялись, потом туда вносили бюст Ленина, дальше за стол с зеленым сукном садились дети и делали вид, что они абсолютные копии. Эта история говорит о том, что, конечно, все это стало давно профанацией.

Я думаю, что большим смыслом старых организаций было выявление людей с лидерскими качествами. Другое дело, что для них был уготован жесткий путь, школы актива, что они направлялись и жили так, как положено, при жесткой партийной иерархии это было эквивалентно успеху в жизни, хорошим условиям жизни. Когда мы сегодня говорим об организациях, которые должны появиться, я еще раз повторяю, что это должна сделать школа, мы, взрослые люди, должны помочь. Я могу сказать, что одно точно не должна школа: она не должна готовить детей для членства ни в одной партии. Конкретные проекты объединяют, один проект, другой, третий. В этот момент да. Что такое школьная организация? Это школа, где одни люди занимаются в этом проекте одним, другие - третьим, благодаря проектам мы выявляем в них лидерские качества. Если речь идет о воспитании, то это воспитание чувства ответственности за то, что я должен и обязан сделать. 1 июня, в День защиты детей, уже много лет к нам съезжаются инвалиды со всей Москвы, в этом году будут паралимпийцы, наши дети в этот момент выступают волонтерами, снимают инвалидов с колясок, танцуют с ними вместе.