Для знакомства с жизнью питомцев вуза его начальник генерал-майор Михаил Тарасов предложил проехать с ним в... аэропорт Пулково. Дело в том, что наш приезд совпал с праздником, и основная масса курсантов была привлечена к охране этого стратегического объекта, куда прибывали высокие гости. Там будущие офицеры показали себя достойно, предотвратили несколько попыток проникновения посторонних, проноса запрещенных предметов. И даже нашли снаряд, пролежавший на территории аэропорта со времен Великой Отечественной.

Поинтересовались у генерала:

- Михаил Михайлович, не мешают ли такие несвойственные курсантским подразделениям задачи учебе?

- Это только на первый взгляд задача кажется несвойственной нам. Мы готовим офицеров для войск правопорядка. И при выполнении таких задач будущие офицеры могут по-настоящему прочувствовать специфику службы, получают практические навыки, которые здорово пригодятся им в дальнейшем. Кроме того, у курсантов есть возможность понаблюдать за боевой работой многих спецподразделений, которые привлечены к обеспечению безопасности высших лиц государства: мы работаем рядом с сотрудниками Федеральной службы охраны, со знаменитой «Альфой». Есть у кого учиться, с кого брать пример.

- За последние годы институт прошел через столько реорганизаций, сколько не видел ни один другой войсковой вуз! Что это: смена вывесок или что-то более весомое, кардинальное?

- Однозначно ответить трудно. Были в нашей жизни и победы, и разочарования. После всех этих реформ у нас на 80% сменился постоянный состав, а это повлекло потерю определенных устоев, традиций, которые складывались десятилетиями. Когда 3 года назад мы приобрели статус самостоятельного учебного заведения, многие облегченно вздохнули. Появилась какая-то надежда, перспектива. Нам удалось сохранить костяк коллектива, научный потенциал. 37% командно-преподавательского состава имеют ученые звания.

Могу сказать уверенно: сегодня мы на правильном пути. Меняются задачи войск - меняются и наши задачи. Заметно возросли требования к офицеру по сравнению с теми, что были лет 5-6 назад. По сути, мы готовим офицеров к выполнению боевых задач. От года к году «горячих точек» на нашей многострадальной земле меньше не становится. А кто первым встает между воюющими сторонами? Солдаты правопорядка. Отсюда вывод: будет наш выпускник грамотным, подготовленным во всех отношениях - будет меньше крови.

- А как повлияла война в Чечне на обучение?

- С учетом боевого опыта внесены изменения в программу. Наши преподаватели не понаслышке знают чеченскую войну, периодически бывают на передовой, обобщают опыт применения войск, как положительный, так и отрицательный. Отрицательный особенно, ведь не зря говорят: на ошибках учатся. На базе института провели научно-практическую конференцию по обобщению опыта Чечни и использованию его в учебном процессе.

Изменения в программу обучения предлагают и курсанты. Выезжая на войсковые стажировки, они окунаются в жизнь войск, набираются опыта, приобретают свое мнение по многим вопросам. И мы прислушиваемся к ним. Например, в ходе научно-практической конференции было предложено больше внимания уделять теме минной войны. Как известно, именно по этой причине гибнет и калечится много военнослужащих. Мы внесли изменения в программу инженерной подготовки, добавили учебное время на теорию, ввели практические занятия. Курсанты на практике изучают, как организовать проводку колонн, их инженерное сопровождение. Подобные занятия курсанты воспринимают с особым интересом.

Стала хорошей традицией полигонная практика пятикурсников. Опять же Чечня заставила нас это сделать. Выпускники перед госэкзаменами еще раз работают со всем вооружением, которое используется во Внутренних войсках, водят боевую технику, стреляют из нее, обслуживают. Такая практика помогает лейтенантам в первые месяцы офицерской службы.

- Ваши выпускники традиционно славились «замполитовским духом» - умением воспитывать солдат. Несмотря на все перемены войскам и сейчас нужны «инженеры человеческих душ». Многие по-прежнему с надеждой смотрят на ваш вуз. Что делаете в этом направлении?

- Конечно, многое мы растеряли. И не вина вуза в этом. Время такое. Ушли многие специалисты. Раньше была стройная система подготовки замполитов, сегодня эта система нарушена. Тем не менее войскам нужны офицеры для воспитательной работы. И мы стараемся подыскивать тех, кто хочет служить в структурах по работе с личным составом. Здесь ведь особый подбор нужен. Не каждый сможет проникнуть в душу солдата. С ними проводим дополнительные занятия по педагогике, психологии. В общем, стремимся восстановить тот, как вы выразились, «замполитовский дух», которым когда-то гордились.

- Активно обсуждается идея унификации военного образования. Речь идет о возможности расформирования военных вузов Внутренних войск и передаче их функций вузам Минобороны. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Думаю, преждевременно говорить об этом, так как нет решения на правительственном уровне. Мое личное мнение: проблему эту надо всесторонне изучить, а потом уж вбрасывать ее в массы. Наверное, если это произойдет, то Внутренние войска многое потеряют. У нас слишком много специфичного, присущего только нашим офицерам. Но это мое личное мнение.

- Санкт-Петербург - город особенный, славный своими военными и учебными традициями. Удается ли институту Внутренних войск держать марку?

- Да, здесь много военных академий, институтов, некоторые из них - флагманы военного образования в России с более чем вековой историей. Поэтому мне особенно приятно отметить, что наш институт пользуется уважением, авторитетом престижного военного учебного заведения города. Достаточно сказать, что конкурс в институт - 5-6 человек на место. А это значит, что, несмотря на тяжелое время, мы смогли сохранить и традиции, и качество обучения. Так будет и в дальнейшем.

Беседовали Ринад АРИБЖАНОВ, Сергей КОЛЕСНИКОВ.