«Круглый стол»: вопрос ребром

Александр ШИШЛОВ, в то время - председатель Комитета Госдумы по образованию и науке: «А кто будет преподавать? Вот справка по преподавателям ОБЖ: укомплектованность - 30-40% потребности».

Евгений БУРДИНСКИЙ, начальник отдела Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных Сил РФ полковник: «Их должности (преподавателей ОБЖ. - Прим. ред.) укомплектованы на 74%. Из них 41% проходили службу офицерами, 21% - солдатами, сержантами, прапорщиками. Есть и женщины».

Ирина ЩЕРБО, директор московской школы №1071: «Кадров из военных очень недостаточно. ОБЖ преподают женщины - учителя физкультуры, которым мы это навязали».

«Но проблему решать надо! И вот мои предложения: объединить усилия педагогов и военных, сосредоточить на том, что есть, поднять качество патриотического воспитания во всех существующих формах».

«Мы - школа и армия - этой проблемой связаны. И школа женским коллективом без активного участия военных ее не решит. А вашего (военных. - Прим. ред.) активного участия в силу объективных причин нет».

Директор московской школы №252 Галина Загоскина для решения этих проблем, типичных для общеобразовательных учреждений страны, активизации внеурочных форм патриотического воспитания пригласила компетентного военного профессионала, офицера прославленной отдельной дивизии оперативного назначения Внутренних войск МВД России старшего лейтенанта Игоря Гарбара.

Этот выбор не случаен. Живет он рядом со школой. И педагоги не раз видели, как высокий, всегда по-военному подтянутый, вежливый офицер общается со школьниками, с какими вниманием и уважением относятся к нему ребята. А ведь умение находить контакт с детьми, завоевывать их доверие - дар, который от природы дан далеко не всем.

К тому же выяснилось, что по воинской специальности Гарбар - воспитатель. И характеристика, выданная старшими офицерами воинской части, в которой проходит службу Игорь, оказалась более чем убедительной. Выпускник Санкт-Петербургского военного института Внутренних войск МВД России, с отличием окончил курсы по методике организации морально-психологического обеспечения в подразделениях. Заместитель командира роты по работе с личным составом с 2001 г., зарекомендовал себя отличным командиром и воспитателем. Неоднократно поощрялся командирами дивизии и батальона, награжден знаком «За отличие в службе во Внутренних войсках МВД России».

Словом, школа сделала верный выбор. Но законно ли сочетать офицерскую службу с учительским трудом?

- Согласно Федеральному закону «О статусе военнослужащих» преподавательская деятельность мне, как и всем военным, разрешена, - пояснил Игорь. - Поэтому, когда директор школы попросила меня помочь, согласился не раздумывая, тем более воспитание - мой профиль. И не считаю особой трудностью после службы заскочить на пару часов в школу.

Свои занятия он назвал: «Уроки мужества». Рассказывает детям о героях Отечества, войск правопорядка, о военной службе и многом другом, проводит усиленную физическую подготовку ребят. На каждом уроке дает домашнее задание, связанное с формированием патриотических качеств личности. Подростки с энтузиазмом собирают сведения о ветеранах войны, живущих в их районе, углубляют свои знания, занимаются другими интересными и полезными делами.

- Создать подобные кружки и секции, - рассказывает Галина Геннадьевна, - мы решили по ряду причин. Первая, основная - в том, что подросткам после уроков нечем себя занять. При нынешней дороговизне новомодных спортивных клубов и обществ ребятам не остается ничего, кроме бесцельного шатания по улицам в поисках острых ощущений и сомнительных «приключений». Отсюда - детский алкоголизм, преступность... Вторая причина - традиции школы. Мы не только учим детей, но и стараемся воспитывать их активными, здоровыми духом и телом. Наша школа - одна из самых спортивных в городе, по многим видам состязаний ее ученики завоевывали престижные кубки и призы. А еще у нас учились Юрий Куклачев, Сергей Чумаков, Ирина Печерникова. Их имена - примеры того, что из стен школы вышли одаренные выпускники. И содействовала этому школьная атмосфера. Для многих 252-я стала вторым домом, около 30% наших педагогов - ее бывшие учащиеся. Именно они подали мысль усилить патриотическое воспитание, прививать школьникам уважение к ратному делу.

Обратите внимание: школа преследует не сугубо «военные», а более широкие цели - повышение эффективности воспитания в целом, защита детей от пагубных соблазнов улицы, организация их досуга. Военно-патриотическая работа, подготовка ребят к армии стали хорошим тому подспорьем, и педагог в погонах оправдывает надежды школы. Есть и резервы роста, связанные с различными формами работы, в том числе и теми, вокруг которых кипели страсти за «круглым столом».

«Круглый стол»: вопрос ребром

Александр ШИШЛОВ: «Это далеко не безобидные вещи. Если мы, зная состояние нашей армии, всех детей в обязательном порядке хотим отправить на сборы, к чему это может привести? Последствия могут быть и трагические».

- Самое страшное для человека - неизвестность. Сборы - экскурсия в армию, чтобы ребенок посмотрел: что его ждет. Вы же предлагаете, ликвидировав сборы, сделать армию для детей terra incognita («неизвестной землей»), оставить во власти страха перед неизвестностью. Может быть, нужно надежно защитить детей от перегибов, но оставить им экскурсию в армию?

Александр ШИШЛОВ: «Когда эта экскурсия будет гарантированно безопасной, тогда можно обсуждать этот вопрос. Сегодня это опасные игры, и я категорически против них».

Евгений БУРДИНСКИЙ: «Сборы школьников - не военные, а учебные. Это не НВП, а часть курса ОБЖ, который, включая сборы, не факультативен, а обязателен для всех».

Ирина ЩЕРБО: «Как проводят сборы школьников?

...Наши дети выезжают в 10 утра, а к часу их возвращают. Почему?

Нет базы. Нет финансирования. Нельзя показать казарму. Потому что это уже не та армия, не та казарма, не то состояние.

...Простите, стыдно становится за нашу армию».

Директор московской школы №760 Владимир ГАРМАШ: «По-настоящему идея сборов не реализована. Это плохо. Нужна содержательная экскурсия в хорошие воинские части».

Педагоги 252-й школы вместе с коллегой-офицером намечают не только походы в выходные дни, но и посещение школьниками занятий в боевых частях Внутренних войск, соревнований по рукопашному бою. И проблем, о которых шла речь за «круглым столом», там не будет. Почему?

Коль уж Внутренние войска делегировали в школу действующего офицера, вполне очевидно, что отцы-командиры пойдут навстречу и в том, чтобы организовать для его учеников «экскурсию в армию» как следует. Поэтому она будет содержательной и безопасной, вызовет у школьников патриотические чувства, гордость за нашу армию, защитников Отечества и правопорядка. Иначе и быть не может, если за ее организацию возьмется учитель в погонах.

Он доподлинно знает, какие качества потребуются от его питомцев в армии. «Подготовив ребят к службе, я помогу и им самим, и их будущим командирам», - говорит Игорь Гарбар.

Особо подчеркну: учительская работа офицера опровергает разглагольствования об угрозе «милитаризации» школы, «шагистике» и прочие фантазии, связанные с подготовкой школьников к армии и позицией военного профессионала в роли учителя. Заботы старшего лейтенанта - о том, как лучше вплести содержание своих занятий в канву школьного процесса воспитания и обучения, связать с интеллектуальным и духовным зарядом, который получают ребята на уроках и в различных формах внеурочной работы. Игорь убежден: чтобы у юных граждан в будущем не возникло неразрешимых проблем в армии, освоении солдатской науки, главное - сформировать у них духовную, психологическую, интеллектуальную и физическую готовность выполнять конституционный долг, качества гражданина и патриота.

Для этого, считает Гарбар, нужно еще очень многое сделать. Поэтому он вместе с директором школы ищет возможности совершенствования школьной базы обучения и воспитания, к примеру, создания стрелкового тира. Еще одну задумку уже реализует - начал создавать школьный музей, посвященный участникам Великой Отечественной, афганской, чеченской войн. Пока для его открытия недостает экспонатов, их поиск продолжается. Участие в нем школьников - одна из форм их патриотического воспитания.

Работа в школе, по признанию старшего лейтенанта Гарбара, нисколько не мешает офицерской службе, выполнению должностных обязанностей, наоборот, помогает лучше понять психологию вчерашнего школьника в солдатской форме и эффективнее строить воспитательную работу в подразделении.

А как воспринимают офицера-учителя подростки?

Посещение его занятий добровольное, и от ребят нет отбоя. В вечерние часы они спешат не в темные подворотни с сомнительными, опасными, губительными соблазнами, а в школу к учителю в погонах.

Думается, если другие школы по примеру 252-й привлекут в свои стены действующих военных профессионалов, они смогут одолеть ряд неразрешимых ныне проблем патриотического воспитания учащихся.