Как научить детей любить друг друга? Этим должен заниматься учитель, но каким он при этом должен быть? Во-первых, он должен быть профессионалом. Я думаю, что каждый нормальный учитель-профессионал правильно ведет свой урок и с точки зрения патриотизма, и с точки зрения предупреждения ксенофобии. Во-вторых, должна быть хорошая психологическая служба. В лицеях, гимназиях, школах это есть, но есть и немало проблем, которые пока решать трудно. Несколько лет назад в связи с тем, что в школу пришло очень много детей с плохим знанием русского языка, которые должны были его изучать как иностранный, были организованы специальные классы. Тут и нужна прежде всего психологическая поддержка, ведь учитель должен не только преподавать русский язык, но и ассимилировать, социализировать этих детей. В-третьих, не надо бояться говорить ребятам правду, какая бы она ни была. Допустим, у нас идет прекрасная конференция «Защитники Отечества», мы говорим и о чеченской войне, и об афганской войне. Дети готовят доклады, выступают, обсуждают многие проблемы. Взрослые с трудом ответят на вопрос, как можно соединить защиту Отечества с Чечней или Афганистаном, а дети ищут свои ответы, и нужно их слушать, чувствовать, что происходит в детском коллективе.

Марат АЛИМОВ, учитель русского языка и литературы школы №143, учитель года Москвы-2006:

- Я 18 лет работаю как Марат Рашидович, а не Марат Михайлович. В самой школе, в самом классе рост ксенофобии не наблюдается, потому что класс многонационален. Всегда есть представители разных конфессий, разных национальностей, но никогда не было ситуации (когда случались теракты, грузино-абхазские конфликты), чтобы кто-то вставал и враждебно смотрел на сверстника, имеющего религиозное или национальное отношение к тем людям, которые совершают подобные вещи. Другое дело, что в школу приходят из разных социальных институтов вещи, на которые мы должны реагировать, приходят люди, начинают себя вести иначе, говоря, например, о превосходстве одной религии над другой. Мы не можем отгородиться от этого. Школа не порождает ксенофобию, наоборот, как мне кажется, в силу своей многонациональности, много-конфессиональности она сдерживает враждебность в обществе. Человек сам должен разобраться в двух понятиях - патриотизма и шовинизма, очень четко для себя их разделить. Мы, взрослые, живя в этом мире, слыша взрывы, ощущая запах пороха, который постоянно нас сопровождает, сами эту линию до конца не проводим. То есть бывает так: мы хотим говорить о патриотизме, но нам становится обидно от того, что нас убивают, и патриотизм у нас уходит, появляются какие-то шовинистические нотки, хотя мы совершенно этого не хотели. Но если у тебя погибли твои близкие, твои друзья, не дай бог, родные, попробуй поговори о патриотизме, очень сложно это сделать, ведь в этот момент из тебя рвется ненависть в ответ на ненависть. А еще патриотизм мы немножко заболтали, мероприятия по патриотическому воспитанию есть, схемы, отчеты об этой работе тоже есть, а сама суть воспитания, может быть, потерялась. Поэтому мы четко себе и не представляем, что такое наш личный человеческий патриотизм, а не какой-то шаблонный государственный. Сегодня готовится в введению в практику школы федеральный стандарт второго поколения. Там есть портрет выпускника школы, то есть школа должна выпустить человека грамотного. Там есть еще, на мой взгляд, совершенно правильные слова «гражданская идентичность». Никогда раньше я не встречал такого, тут не толерантность, не какие-то вещи нравственного характера, а нечто, что не раскрывается. Патриотизм связан с национальной идеей, но ее пока нет, хотя мы и не можем через отдельную идею выйти на сплочение нации. Но, я уверен, сама идея не может основываться на прошлом, она должна основываться на взгляде в будущее, тем более для молодого поколения, которому жить.