К началу двадцатых годов прошлого века прошло всего 60 лет со времени отмены крепостного права, деды и бабки красноармейцев жили еще при крепостном праве, их отцы и матери даже иногда помнили его и хранили архетипы патриархального сельского сознания. «За Царя и Отечество» шли умирать внуки крепостных в 1914 году, «за Родину, за Сталина» бросались в атаку их правнуки.

Священный правитель в глазах советского человека был наделен всеми идеальными чертами патриархального главы семьи - он был мудр, силен, добр, заботлив, скромен, обладал уникальными дарованиями, но при этом был по-крестьянски доверчив, его могли обмануть «плохие советчики».

Мальчиком, находясь среди взрослых, я часто слышал историю о том, как злые и коварные Берия, Ежов и Абакумов обманывали мудрого, доброго, но, увы, доверчивого и простого Иосифа Виссарионовича Сталина, который и не знал, что творится в стране.

Последний раз я столкнулся с историей про «доброго царя и злых бояр» в эпоху перестройки, когда демократы на улицах убеждали друг друга, что «враги» обманули доброго и доверчивого Горбачева, устроив «без спросу» разгон демонстрации в Тбилиси. С пеной у рта пожилые демократки доказывали это всем и друг другу, но, правда, уже через год отреклись от своего бывшего кумира и так же бросались в бой уже за Ельцина.

Молодые люди сегодняшнего времени уже совсем другие, им не понять тягу многих представителей старшего поколения к сакрализации власти. Но еще остался спрос на кумиры, и поскольку власть была максимально обожествлена при Сталине, то образ именно этого «священного правителя» в наши дни снова используется левой оппозицией как центральный элемент в ее идеологии реакции, изоляционизма и авторитаризма, то есть всего того, что противостоит демократии, модернизации, правовому государству.

Однако в условиях информационной открытости достаточно трудно защищать сегодня внутреннюю политику Сталина и нравственные основы сталинизма, зная о массовых репрессиях, депортациях целых народов, раскулачивании и других очевидных преступлениях его режима. Поэтому на первый план у ретроградов выходит Сталин как «организатор великой Победы советского народа» в войне 1941-1945 годов.

Конечно же, при этом они сознательно игнорируют то обстоятельство, что Верховный главнокомандующий Сталин получал весьма неоднозначные оценки не только у историков и специалистов, но и у ветеранов Великой Отечественной войны.

в семидесятые годы мне приходилось много общаться с ветеранами, среди которых были и генералы, и рядовые той великой войны. Это было время, когда естественные процессы старения еще не затронули память этих людей, и мнения о Сталине как о Верховном главнокомандующем у них были зачастую полярными: от превосходных до самых негативных.

При этом негативные оценки были в основном от людей, занимавших высокие командные должности, принадлежавших к военной и гражданской интеллигенции, а также тех, кто начал войну в 1941-1942 годах. Тогда этим людям в среднем было уже более шестидесяти лет, сегодня среди них живы только единицы.

Молодежь же, пришедшая на фронт в 1944-1945 годах, бывшая в то время рядовыми бойцами или младшими офицерами, была склонна восхищаться Сталиным, так как связывала с его именем лишь победоносное окончание войны. Многие из этих «молодых» ветеранов еще, слава богу, живы, но сегодня они уже выступают от имени всех участников войны, и имя Сталина у них звучит зачастую как фанфара. Молодое поколение отчасти реагирует на старших, начинает притягиваться к этому «магниту», невольно попадая под влияние не только сусального образа Сталина, но и опасной реакционной идеологии бывших и нынешних коммунистов.

Именно поэтому необходимо дать анализ негативного влияния личности Сталина и его режима на характер Великой Отечественной войны.

Ведь если даже уйти от споров, каким Верховным главнокомандующим был Сталин, человек без всякого, не только военного, но и гражданского образования, то мы не сможем обойти вниманием события начала войны, где вина Сталина в наших поражениях очевидна и не может быть опровергнута.

Еще в 1928-1932 годах по соглашению с Германией офицеры рейхсвера проходили подготовку на таких военных базах в СССР, как липецкая авиационная школа. В основном это были летчики, артиллеристы, танкисты, штабные офицеры уровня полка, бригады, дивизии (в частности, будущий командующий танковой группой под Москвой в 1941 году генерал-полковник Гейнц Гудериан, а в 1931 году скромный, но подающий большие надежды подполковник рейхсвера). При этом командиры РККА вместе с офицерами рейхсвера в дружеской обстановке отрабатывали новую тактику взаимодействия разных родов оружия при оперативном формировании и введении в бой ударных штурмовых групп (танки, авиация, артиллерия при поддержке пехоты и при минимальной роли кавалерии).

Все офицеры рейхсвера, проходившие подготовку в СССР, пополнили в 1935 году высшее командное звено создаваемого нацистами вермахта. Попытка штурмовиков Рема избавиться от «старых спецов» и наполнить будущий вермахт тупыми лавочниками и люмпенами в коричневой форме была жестко пресечена руководством НСДАП. Как ни ненавидел Гитлер прусских военных аристократов, он не решился тронуть армию, понимая, что его партийные кадры из СА или СС негодны для руководства армией.

Почему же наш вождь уничтожил в 1938 году армейские кадры высшего звена? Я не говорю даже о Тухачевском или Блюхере (маршалы - это политика), а о тех комкорах, комдивах, комбригах, которые имели знания и представления о современной войне. Почему он заменил большинство военных специалистов «красными штурмовиками» в преддверии войны? И это политик, глава государства?

Второй вопрос: почему не была изменена военная доктрина по итогам летней кампании вермахта во Франции? Ведь стало ясно, что Франция, обладавшая преимуществом в самолетах, танках и людях, потерпела сокрушительное поражение от вермахта в силу того, что не была готова к современной войне. Нет, у нас и дальше продолжала господствовать устаревшая наступательная военная доктрина, что-то среднее между стратегией и тактикой Брусилова 1916 года и Ворошилова в 1920 году только с добавлением авиации и танков! Не сделал Сталин усилий переосмыслить не только успех Германии во Франции, но и опасные элементы дезорганизации в РККА во время зимней финской войны. И это полководец?

И наконец, его «блеф» перед началом войны, когда на фоне очевидной концентрации немецких войск в генерал-губернаторстве, зная о неподготовленности РККА к войне, Сталин начал играть в рискованную политическую игру, не приводя войска в боевую готовность в надежде, что Гитлер тоже не будет готов начать войну. В результате к общей нашей неготовности добавился эффект внезапности германского нападения благодаря «гениальности» товарища Сталина. Вот такой он был стратег!

Какая разница, как он там командовал потом, во время войны? Все равно он не смог бы любым своим вкладом исправить и десятую часть им ранее содеянного. Да и был ли сам вклад? Возможно, с ним у военных только было больше проблем, как у немецких военных с малограмотным фюрером?

Когда французы летом 1940 года отступали под ударами немцев, французские солдаты и офицеры говорили: «На виселицу Деладье (премьер-министра), он не подготовил Францию к войне!» У нас тоже порой вешают товарища Сталина, точнее... его парадные портреты, чтобы порадовать стариков старой сказкой про мудрого вождя и великого полководца.

Я часто беседую со школьниками, они единодушно говорят, что им не нужна идеология вместо истории, они хотят знать только историческую правду. «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман» - это не про них. Правда вещь хоть и болезненная, но целебная для общества. «Блаженны алчущие и жаждущие правды». Изучая нашу сложную и очень неоднозначную историю в ее подлинном виде, молодые люди приобретают трезвый взгляд на жизнь и политику, что дает нам всем надежду на будущее. «Ежики в тумане» новую Россию не создадут.

Может быть, именно поэтому имя Сталина не случайно из года в год всплывает и вызывает море общественных дискуссий, не зря с ним бегают левые реакционеры и шовинисты всех мастей. Сталин - это проклятие России, чистый общественный яд, его имя и сегодня сеет социальную вражду и ненависть, против чего предостерегает статья 29 Конституции Российской Федерации. И политически, и социально, и нравственно для нашей страны неприемлемо даже частичное возвращение к порядкам и нравам тех времен, против которых некогда выступил великий русский писатель Александр Исаевич Солженицын в своей бессмертной статье «Жить не по лжи».

Михаил МОСКВИН-ТАРХАНОВ, депутат Мосгордумы