- Мне кажется, что громкие заявления том, что детей нужно защищать от учителей, должны быть хорошо выверены. Ученикам нервы истрепать можно, учителя не все идеальны, но я, действующий педагог, не могу понять, кому я истрепал нервы, впору самому кричать «Атас!», когда власть принимает законы, абсолютно не опираясь на то, что нужно сегодня ученику, учителю, родителю. Я понимаю, что проблема ЕГЭ уже навязла в зубах, но то, как продавили его и как он идет - худший показатель того, как власть не уважает сегодня педагогическое сообщество.

В школе работающие учителя, как правило, женщины в возрасте 50 лет, это наиболее красивая картина даже для нашего, очень престижного лицея, где кадровой проблемы нет. Нет никакой правовой базы для защиты учителей от всего давления, которое идет сверху, начиная от органов управления образованием, заканчивая родителями и детьми, которым разрешили все. Кто мешает сказать министру Фурсенко: «Прекратите это давление в виде бумажек, в виде инструкций!» Институт директоров сегодня находится в загоне, убейте меня, расстреляйте, я никогда в жизни не пойду в директора, потому что сегодня директор отвечает абсолютно за все, что он сам не в состоянии исправить. Самый яркий пример - 94-й федеральный закон. Почему директор занимается контрактами? У него нет ни бухгалтерии, ни отдела кадров. Хорошо, если в школе есть секретарша на зарплату в 5-7 тысяч рублей. Давление сверху усиливается, растет как снежный ком, а администрация давит на учителей. Сидит девочка в классе, не дай Бог, упадет, завтра придет родительница и принесет тебе счет на 100 тысяч, потому что зуб у девочки сломался (такое было, я не фантазирую). Нужно говорить о школе не абстрактно, нужен диалог, не поддельный, не для бумажки, ведь никакого противостояния власти и педагогического сообщества нет. Что еще от школы завтра потребуют, я уже и представить себе не могу.

Кто говорит, что сегодня не нужно учить правилам этикета? У нас есть такой курс по выбору, и прекрасно идет, потому что этого не хватает. Кто говорит, что сегодня не нужно учить культуре речи? Нужно, ведь школьники не умеют говорить. Духовная культура нужна? А почему бы и нет? Физкультура по три часа хорошо, но залов в школах и на один не хватает, а три часа физкультуры, того и гляди, введут. С НВП бегали-бегали, пока не угомонились, ОБЖ продавливаем любым путем - хоть что вырезай из сетки, но ОБЖ веди. Вот только, кто будет его преподавать, непонятно. Сократили и выкинули на улицу замечательных офицеров, думают, что те придут в школу и чему-то научат детей, но у них нет никакой педагогической и психологической базы. К нам приходят периодически представители разных служб, чтобы прочитать лекцию для галочки. Представитель МЧС забежал впопыхах, корявым языком что-то сказал, мы ему путевочку отметили, и дело сделано. Приходит постовой, патрульный ГИБДД, с жезлом в руках, у него работа кипит, но ему сказали сходить в школу, мы, еле сдерживая ситуацию, как-то все отрегулировали, потому что он педагогически к встрече с детьми не готов. Иногда приходят симпатичные барышни из детской комнаты милиции, казалось бы, уже юристы, хотя совсем молоды, но что же они несут: опускаются до какого-то примитивного понимания прав, обязанностей. Правовые знания нужны, но кто же пойдет преподавать, согласившись на несколько часов? Уж Барщевский точно сюда не придет. А если юристы и придут, то я не уверен, что они педагогически точно донесут нужные знания до детей, ведь тут нужны не только знание законов, но и практика, объяснение: в такой ситуации нужно сделать то и то, но лучше не попадать в нее; не записывайтесь в скинхеды, это опасно, это ужасно. Конечно, не грех было бы связать преподавание права с историей, но в таком количестве историков не подготовить. Поэтому мне кажется, нужно подумать о том, как практически этот курс ввести. Может быть, для начала факультативно, апробировать в школах, которые желают этого, сделать все на уровне элективных курсов. Я бы с удовольствием ввел этот электив, у меня есть 15 предметов по выбору: и музыка, и фото, и все что угодно. Я не согласен, что нужно сначала ввести, ввязаться в борьбу, а там будь что будет. Давайте мы обсудим это самым серьезным образом, выберем хорошие книжки. Я лично участвовал в апробации одного учебника, мы сидели, выверяли постранично, исправляли ошибки, в том числе грамматические. А когда сделали эту титаническую работу, автор говорит: «Знаете, а поправки уже внести нельзя, министерство утвердило этот учебник, извините, что так получилось». Я против такого аврального введения предметов и против таких пособий, даже если это будут суперзамечательные авторы от юриспруденции.

В Москве можно ввести все. Мы вводили явочным порядком граждановедение и москвоведение, сегодня москвоведение фактически умерло. Правовых знаний, которые заложены в предмете «Обществознание», для того чтобы пользоваться ими в реальной жизни, не хватает, потому что они несколько бессистемны. В граждановедении было много правового, но на каком же бульварном уровне оно преподавалось?! Стыдно было читать учебник Соколова. Этот курс, который был уже в 1995 году, кто-то продавливал в школу, но явно не учителя. Сегодня есть неплохой учебник Боголюбова, но и это бессистемно (по кусочку в 6-м, 7-м, 10-м классах), без какой-то практикоориентированности. Есть перечень каких-то законодательных моментов, но где их применять, что с ними делать?

Никто не спорит по поводу того, что правовое образование нужно и взрослому человеку, и ребенку. Но я не уверен в том, что завтрашние какие-то юристы или сегодняшние побегут в школу. Хороших учебников, наверное, хватает, курс правоведения у нас есть, даже олимпиада по праву проводится в Москве. Мы туда ребят направляем, они даже побеждают, потому что кому-то хватает курса обществознания, кто-то просто этим живет, и это ему нравится.

Теперь нам заявляют, что нужно резко убирать физику. Но мы уже «доедаем» весь тот ресурс, на котором худо-бедно базировались, сегодня ученики нашего физико-математического лицея массово выбирают обществознание, которое я люблю и преподаю, потому что поступить с сертификатом по обществознанию после сдачи ЕГЭ на менеджера интереснее и легче, и физику в массовой школе сдавать уже не хотят. Куда мы движемся, непонятно. Об этом наш директор Владимир Чудов на каком только уровне не говорил, тревогу бил, а мы уже готовы урезать математику, как говорят, царицу наук. То есть это все валят в кучу явочным порядком.