- Как трудно, придя в профессию, сразу понять, правильный ты выбрал путь или нет, будет ли это делом всей твоей жизни или только проходным этапом в карьерной биографии. Легкая эйфория, сопутствующая любому трудовому началу, которое, как правило, означает еще и основание взрослой самостоятельной жизни, может быстро смениться серой будничной «обывательщиной», противным до омерзения состоянием ожидания кабацкой пятницы или турецко-египетского двухнедельного «оллинклюзивного» отдыха.

Как легко, войдя первый раз в класс, почувствовав первую горечь естественных промахов и неудач, оставить свою профессию и со словами: «Это не мое» удалиться на иное поприще. Многие так и делают. И вовсе не значит, что все, кто в свое время ушел из школы, не стали хорошими педагогами. Просто, как мне кажется, у некоторых не хватило терпения, или их розово-мечтательные перспективы разбились о молчаливо-злобную стену ученической реакции. И я, поначалу окрыленный, передвигающийся с работы домой исключительно по воздуху, постепенно стал тяжелеть, наливаться холодом ученического равнодушия, грубеть от наглых детских выходок, страдать от суетливого невнимания моих подопечных. Ох, как же мне хотелось все бросить и уйти!

Каждый раз, когда печальные мысли одолевали меня, когда по дороге на работу я натягивал душевные струны и отлаживал нервные механизмы, когда хотелось выйти не на своей станции и вернуться домой, я задавался вопросом: а что еще умею делать? И сразу становилось ясно, что мне некуда идти, кроме школы. С течением времени вопрос несколько изменился: а кем еще я хочу работать? И ответ складывался сам собой из детских улыбок и лукаво-доверчивых глаз.

В современной школе работать достаточно трудно. И дело тут не только в том мире, который нас окружает, и в том времени, которое нас наполняет. Сама профессия педагога предполагает определенную специфику, которая часто привлекает, но еще чаще отпугивает. Любая работа с людьми сложна, а работа с детьми особенно. На учителе лежит не только ответственность за полученные (или неполученные) знания, но и за несделанное вовремя замечание, за сказанное грубое обидное слово, за пропущенный мимо ушей, мимо глаз, мимо души своей талант. И это на самом деле меня пугает. А вдруг я за множеством бумаг, за отчетами и дневниками, за дежурством, уборкой, выполнением планов и проверкой тетрадей прогляжу Гоголя, Менделеева или Паскаля?

Когда входишь в класс, очень трудно понять, что перед тобой не тридцать (двадцать семь, двадцать пять) условно воспитываемых единиц, а живые, неповторимо-разнообразные люди. У каждого есть душа, у кого-то она может болеть. Каждый о чем-то думает, что-то переживает, на что-то надеется. Вот один из них смеется: он слышал перед уроком что-то смешное, и до сих пор его чувства улыбаются этой шутке и новому дню. Другой никак не может расстаться с наушником, ведь в нем играет его самая любимая на данный момент песня, с которой ну никак не хочется разлучаться из-за какого-то урока. У одной девочки глаза на мокром месте - прочитала какое-то недоброе SMS-сообщение от своего воздыхателя, а другая, наоборот, радостная до невозможности - ей признались в любви. Два друга затеяли в перерыве между уроками спор на спортивную тему, их мужская самость просто бунтует против того факта, что им придется оставить свой разговор незавершенным из-за моей дурацкой истории. А мне надо вести урок, несмотря на всю эту гамму чувств, которая обуревает предстоящий предо мной коллектив, и, наоборот, как раз учитывая все эти душевные настроения. Но как это сделать? Как можно одновременно рассказать материал, обратить на себя внимание, помочь кому-то справиться со своими эмоциями и выставить колонку оценок? А тут тебе еще нагрубят, или затеется драка.

Очень трудно сразу и адекватно ответить на наглую и дерзкую выходку. Иногда, признаюсь честно, хочется вдарить, и вдарить так, чтобы искры из глаз, а на хамство такими словами ответить, чтобы даже папа дома удивился. Но на это у меня нет права - ни морального, ни юридического. В глубине души понимаешь, что это не выход, но по-человечески слабая природа ищет самое простое и беспомощное решение, воплощение которого приходится сдерживать сильной педагогической волей. Бывает, что дело происходит само, я даже не успеваю подумать о его правильности или эффективности, мысль не поспевает за поступком, результат проделанных операций становится неожиданностью для самого себя. Педагогическая интуиция - загадочная область иррациональных идей и поступков, без которой немыслимо учительское бытие.

Когда я встречаюсь со своими друзьями-педагогами, наш разговор сразу начинается с обмена опытом. Рассказы о трудных, иногда кинематографических случаях перемежаются с вздохами грусти и криками радости в зависимости от успешности разрешения проблемы. И когда я завершаю историю со счастливым для себя концом, в которой мне что-то удалось, я чувствую такую радость, такую эмоциональную насыщенность, что хочется поведать об этом не только своим друзьям, но и всем людям.

Сейчас я точно уверен, что моя профессия - преподаватель. Естественно, жизнь расставляет свои акценты, ведь человек только предполагает, а располагает, как известно, Бог. Много раз можно ошибиться, просчитаться, но если нет права на ошибку, тогда никакого дела сделать нельзя. Ценой педагогической ошибки может стать чья-то поломанная (или неисправленная) жизнь. И это всегда необходимо осознавать. Бессмысленно ругать детей за то, что они такие, какие они есть, а не такие, как нам хочется, - все это я уже прошел и понял, что подобные соображения не несут ничего конструктивного. Наши ученики такие, и других у нас нет.

Для меня, как для молодого педагога, который только-только начинает разбираться во всех тонкостях своей работы, очень много непонятного, трудного, сложного. Но я на это смотрю из перспективы своего возраста, с сопутствующим молодости оптимизмом. На мой взгляд, не нужно давить на детей со строгостью тюремного надзирателя или бегать за ними с суетливостью заботливой няни. Надо не сделать личность, а помочь ею стать, и тогда наша школа будет выпускать не просто «членов общества», но самых настоящих людей.

Людмила ГАГАРИНА, лауреат в номинации «Психологический подход в образовании», учитель английского языка школы №661:

- Миллион лет назад, сидя у костра, старый охотник учил подростка, как мастерить копье, как загонять зверя в ловушку. Две тысячи лет назад Учитель пришел к людям, чтобы научить их Любви, Добру, Вере, и Мир во многом изменился. В ХХ веке Учитель отказался от свободы и добровольно шагнул со своими учениками в газовую камеру в Треблинке.

Что же это за профессия - «учитель»? И надо ли на него действительно учиться или же способность обучать других заложена в человеке изначально?

А ведь действительно, иногда можно услышать фразу: «Он прирожденный учитель!» или «Она учитель от Бога». Так что же, учителем дано стать не каждому? Думаю, что на этот вопрос вряд ли можно ответить однозначно. Что считают самым ценным в этой профессии? Безусловно, опыт, знания, которые приобретаются за годы преподавания, и будь человек даже очень талантлив, без этих составляющих ему будет очень сложно на первых порах в этой профессии. Но будет ли первоклассным учителем человек, который вызубрит книги по методике, будет составлять уроки только по книге для учителя, а на уроке: «На каком упражнении мы остановились в прошлый раз? Ага, номер 6. Тогда делаем следующее упражнение». Однозначно, нет. Профессия учителя в прямом смысле живая. Это та старательность, с которой учитель готовится к уроку, это та радость, с которой он встречает своих учеников в классе, тот огонек в его глазах, когда он слушает ответ или объясняет правило. И этому невозможно научиться, это должно быть заложено в человеке изначально.

В подростковом возрасте я очень интересовалась астрологией, а когда встал вопрос о выборе профессии, начала штудировать ту главу, где говорилось о соответствии того или иного занятия астрологическому знаку. Что же я узнала? Отличительные черты Козерогов: терпение, стойкость, справедливость, любовь, но в то же время строгость. Из Козерогов получаются хорошие архитекторы, фармацевты, политики, администраторы и учителя. Ну что ж, видимо, сами звезды определили мою будущую профессию.

Бывает, слышишь фразу: «Он впитал это с молоком матери». Существует ли некий «ген преподавания»? Может, и существует, но в одном я уверена: связь между родителями и ребенком есть, и талант преподавателя вполне может передаться по наследству, если мама или папа, а может, кто-то из их родственников когда-то преподавал. В моей семье «ген учителя» передается по женской линии: моя двоюродная бабушка - учитель истории, родная бабушка - учитель экономики, мама - учитель изо. Мама и сейчас преподает, а параллельно учится сама - повышает квалификацию.

Тягу к преподаванию я обнаружила в себе в первом классе. Моей любимой игрой было учить кукол писать буквы: я делала прописи и специально прописывала буквы сначала левой рукой, чтобы потом можно было исправить их правой и пожурить кукол за небрежность. Именно тогда у меня появился мой первый ученик - моя соседка по лестничной площадке, которая еще не ходила в школу. Я показывала ей свои прописи и учила прописывать в них буквы.

Неужели только что был раскрыт секрет «прирожденного учителя»? Скажу лишь, что ни наследственность, ни дата рождения не отменяют необходимости учиться самому. И не случайно девизом нашего педагогического института было «Docendo discimus» - «Обучая, мы учимся», учитель учится всю жизнь.

Учась в старших классах школы, я задумывалась о профессии учителя: она меня привлекала и страшила одновременно. С одной стороны, казалось бы, что может быть проще: знаешь предмет, можно спрашивать, кого захочешь, ставить оценки, устраивать контрольные и самостоятельные, да еще каникулы несколько раз в год, уже не говоря о трех летних месяцах, не работа - мечта! С другой стороны, я видела, насколько тяжело порой приходится учителям-предметникам, когда хочется донести до учащихся информацию, а дисциплина плохая, домашнее задание не выполняется, стопки тетрадей на проверку. И тем не менее в 11-м классе выбор был сделан в пользу профессии учителя. Мне всегда очень нравился английский язык, нравилась учительница, которая его преподавала. Вторым языком в гимназии для меня стал испанский. И та же ситуация - любимая учительница, язык давался легко, можно было заняться лингвистикой как наукой, но хотелось видеть результаты труда сразу, общаться, быть в гуще событий, а не сидеть «в тиши библиотек».

Сегодня я выпускница Московского гуманитарного педагогического института и работаю учителем английского языка в общеобразовательной «Школе здоровья» №661. Это не первый учебный год в моей жизни, я могу «похвастать» двухлетним педагогическим стажем. Кто-то скажет: «Немного», но для меня этот опыт - драгоценные жемчужины, которые я бережно нанизываю на нитку своей педагогической жизни. Когда появляется нужда, я бережно перебираю эти жемчужины, вспоминаю, чему меня учили мои профессора в институте и наставники в школе, стараюсь поступать не только по совести, но и по велению сердца. Иногда приходится несладко, дело здесь не только в большом объеме бумажной работы, что зачастую пугает молодых учителей, а в том, что в общеобразовательной школе английский язык - обычный предмет наравне с историей, биологией, математикой. Во многом именно от учителя зависит, как отнесутся к иностранному языку учащиеся: с усердием и прилежанием или будут считать минуты до конца урока. В начале этого учебного года я услышала много приятных слов от своих новых учеников. Кто-то вдохновился настолько, что решил дать английскому «второй шанс» и постараться выучить его. Остается надеяться, что мне удастся сохранить в учениках эту положительную мотивацию.

Профессия учителя, безусловно, относится к разряду элитных, а материальная сторона, бесспорно, улучшается год от года, но если на время забыть об этом, то остается ежедневная работа, тяжелый труд, такой же, как и любой другой. Только результатом этой работы через несколько лет станет не построенный дом, не собранный урожай, а судьба человека. Перефразируя известное высказывание, можно сказать так: «Если попадется хороший учитель - станешь гением, если плохой - захлебнешься в комплексах».

Авраам Линкольн когда-то сказал: «Я иду медленно, но зато никогда не двигаюсь назад». Эти слова прекрасно характеризуют ту стратегию, которую я выбрала для себя в жизни, в том числе и профессиональной. Те педагоги, на примере и по книгам которых мы сегодня учимся, не стали мастерами в один миг. День за днем, год за годом они накапливали опыт, багаж знаний во многих сферах жизни, непрерывно шлифовали приемы и методы преподавания. Я тоже хочу развиваться, хочу найти время для занятий наукой. В моих планах на будущее - совершенствоваться в знании английского языка, поступить в аспирантуру, написать учебник, разрабатывать новые методики преподавания английского языка.

Профессия учителя замечательна еще и тем, что нам всегда есть чему учиться, здесь нет предела совершенству. Остается надеяться, что однажды мне удастся заявить о себе как о настоящем профессионале, мастере своего дела. А пока я участвую в конкурсе «Поколение будущего». Мой девиз: «Что бы ты ни делал, делай разумно и не упускай из виду цели». Что ж, первый шаг уже сделан, а значит, я уже приблизилась к своей цели: стать Учителем с большой буквы.

Мария МОСКАЛЕНКО, лауреат в номинации «Культура и традиции», учитель французского языка ЦО №465:

- «Искусство воспитания имеет ту особенность, что почти всем оно кажется делом знакомым и понятным и иным - делом легким, и тем понятнее и легче кажется оно, чем менее человек с ним знаком, теоретически или практически. Почти все признают, что воспитание требует терпения... но весьма немногие пришли к убеждению, что кроме терпения, врожденной способности и навыка необходимы еще и специальные знания», - писал Константин Ушинский.

А я, откровенно говоря, уже третий раз начинаю писать. И все время откладываю... Почему-то кажется, что не с того начинаю...

С одной стороны, что же проще - написать о своем призвании, рассказать о работе... А с другой стороны, в этом и есть проблема. Я педагог московской школы, это настолько емко, что не знаешь, с какой стороны подступиться, чтобы все охватить! После долгих раздумий решила остановиться на старой проверенной схеме - начать с определения. Скучно, скажете вы, неново? Но для этого нам и даны определения, чтобы понять ход мысли, направить в нужное русло, выстроить само суждение.

Воспользовавшись новыми информационными технологиями (ведь педагог должен идти в ногу со временем), откладываю педагогический словарь и набираю в Википедии слово «педагог». И не нахожу?! «Педагогика» - да, «преподаватель» - да, «учитель» - да, а вот «педагог» - нет. Почему? Педагог - это шире, объемнее, многофункциональнее? А может быть, неопределеннее?

В таком случае обратимся к педагогике: слово «педагогика» в переводе с греческого означает буквально «детоведение, детовождение». Делаем вывод: я детовод.

Я детовод. Я не обучаю, а веду по дороге знаний. Ведь само обучение - процесс искусственный, навязанный извне, а потому вызывающий отторжение: «Он возненавидел вколоченную в него науку, и она поместилась в его голове как непрошеный гость... Тогда он стал следить и изучать каждый урок, как злейшего своего врага... это развило в нем анализ и критицизм, и впоследствии, отвечая бойко урок, он в то же время думал про себя: «Этакую, святые отцы, я дичь несу» (Н.Помяловский. «Очерки бурсы»).

Я направляю, веду, помогаю не оступиться, поддерживаю, сопереживаю, содействую, что в свою очередь вызывает у ребят доверие, рождает взаимопонимание и желание продолжать наш нелегкий путь вместе. Французский язык - это целый мир для ребят, новый, неизведанный, интересный. Глаза их горят, на урок бегут с удовольствием, даже самые закоренелые двоечники учатся на твердую четверку по моему предмету. Я это говорю не для того, чтобы показать, как с помощью новейших методов обучения развиваю интерес и повышаю успеваемость по предмету, всего лишь хочу рассказать, как боюсь растерять пока еще живой интерес ребят к моему предмету, погасить искорку в их глазах моим неутомимым желанием дать как можно больше, «вколотить» как можно надежнее. Переборов в себе эти педагогические и методические порывы, постепенно приоткрываю для них интересную страну французского языка - непонятную, неизведанную, но такую манящую. Впереди трудности, тернии, а возможно, и слезы, но за ними обязательно засверкают звезды.

«Идем вместе?» - спрашиваю ребят.

«Идем!» - весело отвечают они.

Конечно, я впереди, мои знания и опыт будут стержнем, основой, но ребята не идут за, они идут вместе со мной!

Я детовод. Я веду детей по дороге жизни, воспитывая их на примерах разных жизненных ситуаций! «Жить - вот ремесло, которому я хочу научить воспитанника. Выходя из моих рук, он будет - соглашаюсь с этим - не судьей, не солдатом, не священником: он будет прежде всего человеком; всем, чем должен быть человек, он сумеет быть, в случае необходимости, так же хорошо, как и всякий другой, и как бы судьба ни перемещала его с места на место, он всегда будет на своем месте» (Ж.Ж.Руссо).

Слово «воспитание» известно каждому. Все лучшее в человеке дается воспитанием. И если в человеке проявляются плохие качества характера или он совершает плохие поступки, это тоже объясняется воспитанием или скорее отсутствием его. Поэтому наша роль ответственна и востребована - мы помогаем детям получить ответы на вопросы, которые они не задавали: что есть для меня мир, в котором я существую? Что для меня есть общество, в котором я живу, и люди, с которыми я общаюсь? Что есть я сам в этом мире и этом обществе? Что я должен делать исходя из моих ответов на эти вопросы?

Мой ученик не только школьник, но и прежде всего человек с многогранными интересами, запросами, стремлениями. Кем он будет, когда вырастет? Каким он будет? Это не праздные вопросы - это вопросы жизни. Воспитать гражданина, целеустремленного, убежденного, творчески мыслящего, доброго, отзывчивого, - это долг каждого учителя-воспитателя.

Это мой долг, потому что я детовод московской школы №465, детовод французского языка и классный детовод 5-го «А»!

Обращаясь к тем, кто только начинал свою педагогическую деятельность, Руссо писал: «Молодые наставники! Я вам проповедую трудное искусство - управлять без предписаний, делать все, ничего не делая...»

Татьяна СОЛОВЬЕВА, лауреат в номинации «Педагогическая целеустремленность», учитель физической культуры школы №124, студентка 4-го курса МГГУ им. Шолохова:

- Я педагог московской школы... Кто такой педагог? Каким он должен быть и чему учить детей в наши дни? Что думали об этом выдающиеся люди мира? Согласна ли с ними я?

Чтобы ответить на вышепоставленные вопросы, обратимся прежде всего к Древней Греции. Слово «педагог» в Древней Греции означало «ведущий ребенка». В его обязанности входила охрана воспитанника от физических и нравственных опасностей. Тогда же и начала развиваться педагогика - наука о воспитании, обучении и образовании человека, занимая видное место в учениях античных мыслителей: Сократа, Платона, Демокрита, Аристотеля. До сих пор их взгляды, подходы и методы остаются актуальными, я очень часто нахожу ответы на волнующие меня вопросы педагогики именно в их высказываниях и рассуждениях.

Я педагог... На ум мне приходит изречение Уинстона Черчилля: «Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать». Школа - это целое государство, где дети и взрослые образуют социум, в этом социуме у каждого есть своя ниша, свои права и обязанности. Мы, педагоги, в школе-государстве занимаем временно более высокое положение, мы своеобразные министры и депутаты. При воспитании и обучении детей мы должны постоянно помнить об ответственности, которая лежит на наших плечах, о том, что в недалеком будущем строить дома, лечить людей, разрабатывать законы, управлять страной будут наши сегодняшние ученики и их дети... Мы должны не только и не столько передавать знания, умения, а воспитывать в них уважение друг к другу, к труду, к Родине. Нравственность - основа основ благополучного общества, где каждый чувствует себя частичкой, необходимой обществу, и где общество ценит и уважает каждого в отдельности взятого человека, будь он бедным или состоятельным, будь он дворником или министром, будь он молодым или в уважаемом всеми возрасте. Знания, умения, навыки при желании можно приобрести в очень короткие сроки, а вот нравственность необходимо воспитывать в человеке с малых лет, медленно и постепенно, без давления и насилия проникая в каждую клеточку детской души.

Мы должны научиться понимать современных детей, научиться видеть в них не иноземных созданий, не поддающихся воспитанию и обучению, а чистый холст, на котором может быть изображено все, что нам захочется. Но нам необходимо помнить, что красота и яркость нашего рисунка зависят от нашего старания, терпения и от нас самих. Как сказал наш выдающийся педагог и писатель Антон Макаренко: «Видеть хорошее в человеке всегда трудно. Хорошее в человеке приходится всегда проектировать, и педагог это обязан делать. Он обязан подходить к человеку с оптимистической гипотезой, пусть даже и с некоторым риском ошибиться». Дети должны чувствовать нашу веру в них, чувствовать, что мы не спешим повесить на каждого ярлык, соответствующий его поступкам и проступкам, что мы ни при каких обстоятельствах не ставим на них крест. Пусть они знают, что выбрать путь благородного человека всегда можно и что мы всегда готовы им в этом помочь. Я сейчас говорю в основном о воспитании, потому что считаю, что это первостепенная задача педагога. Нашей стране нужны, во-первых, Люди (с большой буквы «Л»), а уже во-вторых, специалисты, так как безнравственный специалист уже не может считаться полноценным специалистом. «Кто двигается вперед в знании, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед», - писал Аристотель. Необходима нравственная опора: забота о людях, доброта и отзывчивость, чтобы с душой выполнять работу и любить ее.

Как сказал Барбюс Анри: «Школа - это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать ее в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее». Именно в школе формируется характер человека, появляются жизненные установки, развиваются навыки и умения, у каждого ребенка свои согласно его способностям и возможностям. Наше внимание к каждому из них необходимо, чтобы направить на правильный путь, помочь разрешить мелкие вопросы и разобрать проблемы, кажущиеся нерешаемыми для маленького человека. Надо научить их прощать ошибки других, прощать обиды, научить их воспринимать мир, людей, не плоско, с одной лишь позиции наблюдателя, а вникать глубже в суть проблемы, искать причины и возможности устранить эти причины, которые повлекли за собой те или иные ошибки. Надо научить их бороться за себя, за свои интересы, за близких людей, за справедливость. Всему этому действительно надо учить современных детей, так как, обладая компьютерными знаниями, будучи осведомленными в музыке, кино, они понятия не имеют, как вести себя в той или иной жизненной ситуации, в них нет мудрости и силы духа, они пытаются добиться всего наглостью просто потому, что не знают, как это сделать по-другому. Они теряют ценности, даже порой не приобретя их или не распознав и не поняв их. Современные дети очень закрыты... Закрыты от родителей, от сверстников, от учителей. Они даже порой не знают себя настоящих, растворяясь в вымышленных или реально существующих «героях»... А для того чтобы в будущем стать полноценной личностью, ребенок должен раскрыться перед собой и окружающими, реализовать себя, обрести свои мечты и желания, свои идеалы.

На ком же наше государство будет держаться в будущем, если мы не начнем все вместе усердно работать над возрождением высших вечных ценностей? Что будет с душами наших детей, если мы не поможем встать им на правильный путь? Что будет с миром?

Воспитание начинается с семьи. Зачастую матери и отцы, а порой или матери, или отцы, не могут дать должного воспитания своим чадам по многим причинам: недостаток их воспитания, недостаток времени, невольная переоценка ценностей, не в пользу вечных и, как казалось, нерушимых... Причин много. В таком случае мы должны проводить работу не только с детьми, но и с их родителями. Это огромный эмоциональный труд, но если мы все вместе очень захотим воскресить в новом вечное, результаты не заставят себя ждать. Каждая крупица добра, попавшая в детскую восприимчивую душу, даст корни в столь благодатной почве и рано или поздно прорастет, набравшись сил и уверенности.

Дети современного общества зачастую несамостоятельны в своих решениях, действиях. Им кажется, что они делают что хотят... На самом же деле (и это ужасно) они просто идут за толпой, они просто делают то, что делают все, они не хотят выделяться умом, так сказать, и сообразительностью. Это немодно, во всяком случае в школе, с которой и начинается, как уже говорилось, формирование характера ребенка как взрослого. Надо учить их самостоятельности, учить решать проблемы самим и не бояться нести ответственность за свои решения, отвечать за свои поступки, желания. Научить их учиться и видеть наперед последствия, без предупреждений со стороны родителей, учителей, друзей, и тогда в будущем каждый ребенок станет самостоятельным, максимально независимым, ответственным и дальновидным человеком, способным самостоятельно мыслить и принимать решения на работе и в личной жизни.

«Кто постигает новое, лелея старое, тот может быть учителем», - писал китайский мыслитель и философ Конфуций. В это короткое изречение заложена очень важная мысль. Ведь перед учителем стоит одна из важнейших задач - объединить прошлое и будущее в настоящем. Учитель должен идти в ногу со временем, быть современным во взглядах, умениях, быть осведомленным в новых молодежных играх, кино, музыке, книгах, направлениях, то есть знать максимально много об интересах детей, чтобы быть ближе к ним, чтобы было легче понять их, вместе с ними разобраться в многообразии новинок: выбрать все самое лучшее и отвергнуть все низкое, безвкусное и бесперспективное. Оставаться собой, сохранять свои ценности и развиваться в соответствии с требованиями времени и видеть, к чему это может привести, - вот такого учителя смогут воспринимать, понимать и уважать наши дети.

В завершение хочу выразить главную мысль моего эссе словами Николая Чернышевского и Антона Макаренко: «...заботьтесь же прежде всего о том, чтобы ваш воспитанник стал человеком в истинном смысле слова» и не забывайте, что «только живой пример воспитывает ребенка, а не слова, пусть самые хорошие, но не подкрепленные делом».

Екатерина ЯНКОВСКАЯ, лауреат в номинации «Активная жизненная позиция», педагог дополнительного образования школы №128:

- Кто же такие педагоги московских школ? Размышления у всех разные: кто-то считает, что учитель - это тот, кто передает информацию, кто-то - что это злодей, думающий только о том, как бы поставить двойку. Каждый вправе думать так, как считает нужным. Моя же уверенность в том, что учитель - это волшебник, непоколебима. Всем приходится несладко, а особенно волшебникам больших королевств. У них так много дел и так мало времени. Порой кажется, что в сутки стоило бы добавить еще пару-тройку совсем не лишних часов.

Огромный, бурлящий, безумный... большой город. Но как не заблудиться? Как не сбиться с пути?

Волшебники, их много, они стараются, они готовы помочь другим. Я одна из них, и это прекрасно - ощущать себя частью чего-то большего. Частью того, что может изменить мир к лучшему.

Большой город прекрасен, яркие огни, красивые здания, зеленые парки. Маленькому человечку очень легко и трудно в нем, ведь он таит много возможностей и опасностей. За каждым углом кроются тайны и приключения, но разглядеть их может не каждый, для этого нужно чуточку больше верить и чуточку больше знать, как волшебникам.

У волшебников много дел, ведь их город - столица, это обязывает, ведь нужно многое успеть и о многом рассказать.

В нашем прекрасном городе есть Кремль, Воробьевы горы, храм Христа Спасителя и еще множество удивительных мест, которые каждый волшебник хочет показать своим маленьким человечкам.

Каждое утро волшебники начинают с добрых дел: они открывают ворота своих прекрасных замков и радостными улыбками встречают всех маленьких человечков, идущих к ним, готовы поделиться с ними всем тем, что знают и умеют, научить их огромному количеству волшебных вещей.

Так все-таки кто они, педагоги московских школ? Это те люди, которые готовы мир каждого ребенка в своем большом городе сделать капельку ярче, теплее и добрее.

Алексей ФИЛИППОВ, абсолютный победитель конкурса, учитель истории и обществознания школы №232, аспирант МПГУ:

- Как трудно, придя в профессию, сразу понять, правильный ты выбрал путь или нет, будет ли это делом всей твоей жизни или только проходным этапом в карьерной биографии. Легкая эйфория, сопутствующая любому трудовому началу, которое, как правило, означает еще и основание взрослой самостоятельной жизни, может быстро смениться серой будничной «обывательщиной», противным до омерзения состоянием ожидания кабацкой пятницы или турецко-египетского двухнедельного «оллинклюзивного» отдыха.

Как легко, войдя первый раз в класс, почувствовав первую горечь естественных промахов и неудач, оставить свою профессию и со словами: «Это не мое» удалиться на иное поприще. Многие так и делают. И вовсе не значит, что все, кто в свое время ушел из школы, не стали хорошими педагогами. Просто, как мне кажется, у некоторых не хватило терпения, или их розово-мечтательные перспективы разбились о молчаливо-злобную стену ученической реакции. И я, поначалу окрыленный, передвигающийся с работы домой исключительно по воздуху, постепенно стал тяжелеть, наливаться холодом ученического равнодушия, грубеть от наглых детских выходок, страдать от суетливого невнимания моих подопечных. Ох, как же мне хотелось все бросить и уйти!

Каждый раз, когда печальные мысли одолевали меня, когда по дороге на работу я натягивал душевные струны и отлаживал нервные механизмы, когда хотелось выйти не на своей станции и вернуться домой, я задавался вопросом: а что еще умею делать? И сразу становилось ясно, что мне некуда идти, кроме школы. С течением времени вопрос несколько изменился: а кем еще я хочу работать? И ответ складывался сам собой из детских улыбок и лукаво-доверчивых глаз.

В современной школе работать достаточно трудно. И дело тут не только в том мире, который нас окружает, и в том времени, которое нас наполняет. Сама профессия педагога предполагает определенную специфику, которая часто привлекает, но еще чаще отпугивает. Любая работа с людьми сложна, а работа с детьми особенно. На учителе лежит не только ответственность за полученные (или неполученные) знания, но и за несделанное вовремя замечание, за сказанное грубое обидное слово, за пропущенный мимо ушей, мимо глаз, мимо души своей талант. И это на самом деле меня пугает. А вдруг я за множеством бумаг, за отчетами и дневниками, за дежурством, уборкой, выполнением планов и проверкой тетрадей прогляжу Гоголя, Менделеева или Паскаля?

Когда входишь в класс, очень трудно понять, что перед тобой не тридцать (двадцать семь, двадцать пять) условно воспитываемых единиц, а живые, неповторимо-разнообразные люди. У каждого есть душа, у кого-то она может болеть. Каждый о чем-то думает, что-то переживает, на что-то надеется. Вот один из них смеется: он слышал перед уроком что-то смешное, и до сих пор его чувства улыбаются этой шутке и новому дню. Другой никак не может расстаться с наушником, ведь в нем играет его самая любимая на данный момент песня, с которой ну никак не хочется разлучаться из-за какого-то урока. У одной девочки глаза на мокром месте - прочитала какое-то недоброе SMS-сообщение от своего воздыхателя, а другая, наоборот, радостная до невозможности - ей признались в любви. Два друга затеяли в перерыве между уроками спор на спортивную тему, их мужская самость просто бунтует против того факта, что им придется оставить свой разговор незавершенным из-за моей дурацкой истории. А мне надо вести урок, несмотря на всю эту гамму чувств, которая обуревает предстоящий предо мной коллектив, и, наоборот, как раз учитывая все эти душевные настроения. Но как это сделать? Как можно одновременно рассказать материал, обратить на себя внимание, помочь кому-то справиться со своими эмоциями и выставить колонку оценок? А тут тебе еще нагрубят, или затеется драка.

Очень трудно сразу и адекватно ответить на наглую и дерзкую выходку. Иногда, признаюсь честно, хочется вдарить, и вдарить так, чтобы искры из глаз, а на хамство такими словами ответить, чтобы даже папа дома удивился. Но на это у меня нет права - ни морального, ни юридического. В глубине души понимаешь, что это не выход, но по-человечески слабая природа ищет самое простое и беспомощное решение, воплощение которого приходится сдерживать сильной педагогической волей. Бывает, что дело происходит само, я даже не успеваю подумать о его правильности или эффективности, мысль не поспевает за поступком, результат проделанных операций становится неожиданностью для самого себя. Педагогическая интуиция - загадочная область иррациональных идей и поступков, без которой немыслимо учительское бытие.

Когда я встречаюсь со своими друзьями-педагогами, наш разговор сразу начинается с обмена опытом. Рассказы о трудных, иногда кинематографических случаях перемежаются с вздохами грусти и криками радости в зависимости от успешности разрешения проблемы. И когда я завершаю историю со счастливым для себя концом, в которой мне что-то удалось, я чувствую такую радость, такую эмоциональную насыщенность, что хочется поведать об этом не только своим друзьям, но и всем людям.

Сейчас я точно уверен, что моя профессия - преподаватель. Естественно, жизнь расставляет свои акценты, ведь человек только предполагает, а располагает, как известно, Бог. Много раз можно ошибиться, просчитаться, но если нет права на ошибку, тогда никакого дела сделать нельзя. Ценой педагогической ошибки может стать чья-то поломанная (или неисправленная) жизнь. И это всегда необходимо осознавать. Бессмысленно ругать детей за то, что они такие, какие они есть, а не такие, как нам хочется, - все это я уже прошел и понял, что подобные соображения не несут ничего конструктивного. Наши ученики такие, и других у нас нет.

Для меня, как для молодого педагога, который только-только начинает разбираться во всех тонкостях своей работы, очень много непонятного, трудного, сложного. Но я на это смотрю из перспективы своего возраста, с сопутствующим молодости оптимизмом. На мой взгляд, не нужно давить на детей со строгостью тюремного надзирателя или бегать за ними с суетливостью заботливой няни. Надо не сделать личность, а помочь ею стать, и тогда наша школа будет выпускать не просто «членов общества», но самых настоящих людей.

Людмила ГАГАРИНА, лауреат в номинации «Психологический подход в образовании», учитель английского языка школы №661:

- Миллион лет назад, сидя у костра, старый охотник учил подростка, как мастерить копье, как загонять зверя в ловушку. Две тысячи лет назад Учитель пришел к людям, чтобы научить их Любви, Добру, Вере, и Мир во многом изменился. В ХХ веке Учитель отказался от свободы и добровольно шагнул со своими учениками в газовую камеру в Треблинке.

Что же это за профессия - «учитель»? И надо ли на него действительно учиться или же способность обучать других заложена в человеке изначально?

А ведь действительно, иногда можно услышать фразу: «Он прирожденный учитель!» или «Она учитель от Бога». Так что же, учителем дано стать не каждому? Думаю, что на этот вопрос вряд ли можно ответить однозначно. Что считают самым ценным в этой профессии? Безусловно, опыт, знания, которые приобретаются за годы преподавания, и будь человек даже очень талантлив, без этих составляющих ему будет очень сложно на первых порах в этой профессии. Но будет ли первоклассным учителем человек, ко