Птичек жалко...

У правительств всего мира не хватило денег, чтобы позволить своим ученым провести столь мощную программу тестирования, которая определила бы степень вредности или безвредности ГМ-еды. Да и времени для подведения черты под всеми сомнениями у науки не хватило тоже. Тогда зачем же они нам все это навязывают? А вот на этот вопрос ответ имеется: «они», то бишь ученые, не навязывают нам ничего. Наука туго знает свое дело - она исследует, пробует, изобретает. «Навязывают» те, кто пытается открытия науки употребить в практических целях. В данном случае употребить открытия генетиков пытаются правительства, озабоченные тем, как обеспечить население своих стран достаточным количеством продуктов.

В ближайшем будущем, то есть уже к 2050 году, когда население планеты составит 10 миллиардов, недостаток нормальной еды грозит перерасти в угрожающий голодом дефицит. Вот что говорит британский консультант по вопросам технологии сельского хозяйства Брюс НАЙТ:

- Сельскохозяйственная биотехнология - единственный доступный инструмент в условиях, когда количество посевных площадей в мире в силу урбанизации стремительно сокращается, а пахотные земли деградируют. Мы должны поддержать усилия ученых и не воспалять общественное мнение.

В начале марта правительство Великобритании приняло трудное решение разрешить выращивание генетически модифицированной кукурузы, так называемой версии «Chardon LL». Решение судьбоносное, по сути отменяющее блокаду моратория на сельскохозяйственное производство подобного рода растений, которую в 1998 году объявил Евросоюз. И крайне непопулярное в самой Британии. Яростным противником выращивания генетически модифицированных сельскохозяйственных растений выступают наследник британского престола принц Чарльз, общественная экологическая организация «Друзья Земли», авторитетные медики и экологи. «Враги» генетически модифицированных продуктов мотивируют свой протест тем, что для богатых и развитых стран, к числу коих относится Британия и весь Евросоюз в целом, нет особой нужды подкармливать себя мутированной едой, а стало быть, и затеваться с мутированными посевами. Население этих стран вполне прокормится и обычными продуктами и даже в состоянии позволить себе роскошь органического земледелия.

Другое дело - страны третьего мира. Органическое фермерство для них слишком дорого, и даже выращивание сельхозпродуктов традиционными методами не приносит достаточных урожаев. Так, урожайность ямса в Африке составляет всего лишь 6 тонн на один гектар, тогда как средняя урожайность этой культуры по планете составляет 14 тонн, а в Китае достигает 18. Причина столь низкой урожайности зависит от климатических условий: здешние засухи весьма продолжительны. Однако 40% урожая теряется по другой причине: из-за чрезвычайного засилья на полях сорняков, насекомых и различных вирусов. В итоге Африка вынуждена импортировать более четверти потребляемого ею зерна. Спасти континент от хронической потери урожаев смогли бы устойчивые к засухе и вредителям сельскохозяйственные культуры. А таковыми нынче являются именно генетически модифицированные.

ГМ-версии кукурузы, кормовой свеклы или рапсового масла (именно эти три культуры выращивались на протяжении последних трех лет на двухстах опытных полях в качестве эксперимента) содержат гены, делающие посевы устойчивыми к гербициду, именуемому глюфоцинат (glufosinate). Глюфоцинат является мощным средством по борьбе с сорняками, но не трогает генетически модифицированные растения. Поэтому посевы генетически модифицированной кукурузы, или кормовой свеклы, или того же ямса можно смело опылять в начальный период их роста глюфоцинатом, после чего никакой сорняк или вредитель не сможет причинить им вред. Итоги проведенных исследований впечатляющи: при посевах ГМ-семян кормовой свеклы и ГМ-семян рапсового масла засоренность сорняками снижалась на целых три четверти в сравнении с немодифицированными посевами.

Для фермеров, нацеленных на высокую урожайность, - это хорошая новость. А для природы не слишком. К примеру, насекомые и птицы, питающиеся семенами сорняков, остаются без корма. Это обстоятельство явилось одной из причин того, что британское правительство пока воздержалось рекомендовать к коммерческому использованию генетически модифицированные кормовую свеклу и рапсовое масло.

Терра инкогнита

Однако если удар для птичек и насекомых, косвенно наносимый генной инженерией, определенно доказан, то последствия оной для человека пока остаются абсолютной терра инкогнита. На сегодняшний день относительно влияния ГМ-продуктов на человеческий организм очевидно одно: никакой ясности на сей счет нет. Зато есть ряд полярно противоположных концепций.

Председатель Фонда госпиталя Брэкспира Рональд УАЙТ является откровенным противником ГМ-продуктов:

- Я в ужасе от того, что британское правительство дало «зеленый» свет выращиванию генетически модифицированной кукурузы. Целостной картины компонентов, используемых в процессе модификации, у науки пока нет. Нет и полного понимания биохимии человеческого организма. К тому же утверждения о том, что ГМ-посевы «не заразны», выглядят просто дикими. Пыльца будет разноситься по всем континентам ветром и насекомыми. Даже если выяснится, что ГМ-продукты не причиняют вреда здоровым людям, существует множество тех, чья иммунная система уже была поставлена под удар пестицидами и прочими химикалиями. Примерно 60% структуры ДНК растений напоминают структуру ДНК человека. Поэтому как можно быть уверенным в том, что те гербициды, которые способны уничтожать немодифицированные растения, не нанесут вреда и нам?

Эксперт по вопросам генетики, директор Оксфордского международного биомедицинского центра Чарльз ПАСТЕРНАК, относящийся к лагерю сторонников ГМ, считает подобные опасения необоснованными:

- Забудьте все эти мифы о франкенштейновских продуктах. Лучше заглянем в элементарную биохимию. Разница между ГМ-кукурузой и обычной заключается в том, что первый вариант содержит дополнительный ген, иначе говоря, частичку «чужеземного» ДНК. Он также содержит протеин, созданный в соответствии с этим геном. ДНК и протеины являются большими молекулами. Когда мы их едим, они распадаются в кишечнике на составляющие компоненты и лишь потом всасываются в кровь. Существует всего 4 различных компонента, именуемых нуклеидами в ДНК, и 20 компонентов - аминокислоты в протеинах. Эти 4 нуклеида ДНК и 20 аминокислот протеинов одинаковы во всех организмах: в растениях, микробах, животных и человеке. Едим ли мы бананы или камелии, печень летучей мыши или почки кита, все те же самые 4 нуклеида и абсолютно те же 20 аминокислот попадут в итоге в нашу кровь.

Впрочем, светила науки голосуют не только «за» или «против». Есть еще и воздержавшиеся. Те, кто призывает не торопиться с выводами. Доктор Чессон из исследовательского института Роутт в шотландском Абердине, занимавшийся в прошлом тестированием ГМ-продуктов, признался, что модифицирование растений может привести к абсолютно неожиданным изменениям в их метаболизме. А именно: в составе растений появятся новые, потенциально опасные химикаты. Однако существующими сегодня методами тестирования химикаты невозможно обнаружить, так как эти методы не рассчитаны на мониторинг неизвестных субстанций.

Клеймить мутантов

этикетками!

По данным социологических исследований, 80% опрошенных британцев против использования продуктов-мутантов. Появление оных на прилавках магазинов на Альбионе восприняли не просто без энтузиазма, но с очевидным возмущением. Если потребитель мутированную продукцию приобретать не желает, то свободное общество оставляет за ним право выбора. Возникает вопрос, а как отделить еду «настоящую» от генетически модифицированной?

На сей счет существует четкое и неукоснительное требование Европейского Союза, предписывающее клеймить мутантов этикетками. И это требование выполняется: на продуктах есть разоблачительные ярлыки. Правда, текст на них столь мелкий, что покупатель со слабым зрением прочесть о наличии «яда» не в состоянии. Более лояльные к покупателю магазины отвели для ГМ-товаров отдельные полки. Но подобная услужливость - большая редкость, так как эти продукты скорее испортятся, нежели их купят.

Особенно трудной оказалась акция по изобличению модифицированных продуктов в точках «общепита». Британские ресторанщики пришли в ужас, когда им предъявили требование обозначить в меню блюда, содержащие ГМ - продукты. Они в один голос заявили, что товар к ним поступает из разных источников, зачастую от посредников, а потому докопаться до родословной своей продукции они не в состоянии. Впрочем, солидные британские рестораны практически сразу же отказались от «мутантов», чтобы не дразнить своего дорогого клиента.

Запретили продавать генетически модифицированную еду и в буфетах английских школ. Рисковать здоровьем подрастающего поколения, особенно с учетом того обстоятельства, что около 40% детей и подростков в Британии страдают различными формами аллергческих заболеваний, а каждому третьему школьнику в возрастной группе 13-14 лет поставлен диагноз астмы, было бы крайне немудро.

В целом же о настроениях, царящих в Британии по отношению к генетически модифицированным продуктам, красноречивее всего говорит тот факт, что президент британского Национального союза фермеров обратился к правительству с просьбой хранить в секрете адреса тех хозяйств, где будет выращиваться модифицированная кукуруза.

Зачем же, спрашивается, так бояться? Ведь вина ГМ-продуктов не доказана, а все опасения высказываются в сослагательном наклонении. Так-то оно так, но возникает законный вопрос: а можно ли распространять презумпцию невиновности на то, от чего напрямую зависит здоровье людей? И не вправе ли мы требовать гарантий, что тот кусок хлеба, на который мы зарабатываем, безвреден?

Лондон