Хотелось бы, однако, обратить внимание на ряд несовершенств книги, которые, впрочем, вполне естественны, когда ставятся столь масштабные задачи.

Так, авторы утверждают, что февральская революция «носила в основном стихийный характер». Если в советское время подобные утверждения вытекали из идеологии государства, то сегодня, может быть, следовало бы более детально рассмотреть предшествовавшие революции события. Намеренное сосредоточение в столице несметного числа резервных батальонов командующим Петроградским военным округом С.С.Хабаловым, невыполнение начальником штаба Ставки М.В.Алексеевым распоряжений императора и его активность при убеждении Николая II в необходимости отречения, задержка императорского поезда известной кампанией - все это указывает на четкую организацию переворота узкой кучкой заговорщиков и ставит под сомнение его стихийность.

Еще один пример - начало Второй мировой войны. В советское время, когда Польша являлась союзницей по Варшавскому договору, а Франция числилась во враждебном нашей стране блоке НАТО, принято было изображать первую страну жертвой агрессии в первые годы войны, а вторую - коварной предательницей. Однако исторические факты, рассмотренные без пристрастий, доказывают иное: Франция как раз вовсю старалась обезопасить себя перед угрозой со стороны все усиливающейся Германии, а Польша делала прямо противоположное прежней официальной версии: проявляла агрессию по отношению ко всем своим соседям, отхватывала куски земли у Литвы (Вильно) и у Чехии (Тешинская область), демонстрировала свои аппетиты в отношении советской Украины, отказывалась от реальных шагов по созданию системы безопасности. Сегодня, когда Польша является членом военной организации НАТО и проявляет в отношении России, пожалуй, большую агрессивность, чем Франция за все послевоенные десятилетия, непонятно, нужно ли выставлять ее в качестве невинной овечки, отданной в 1939 году на заклание?