Комментарий «УГ»

Хороший пример показал Новосибирский предприниматель. Но, к сожалению, таких примеров в нашей стране буквально единицы. К тому же, думается, проблему беспризорных детей благородными поступками не решить. Даже если они перестанут быть единичными. Нужна хорошо продуманная, системная государственная забота о семье. Только укрепив семью, сделав ее благополучной - материально и духовно - мы сможем решить эту, казалось бы, невыполнимую задачу ликвидации социального сиротства.

У детской беспризорности и безнадзорности много причин. Но мы считаем, что самая главная из них - отсутствие родительской ответственности за воспитание и социализацию своих детей. И именно сам факт столь массовой безнадзорности укрепляет наше представление и о массовом снижении ответственности. Значит, с семьей нужно работать. Не только государству, но и обществу в целом: и нам, журналистам, и социальным работникам, и вам, педагогам.

Одним из первых оказался 17-летний Саша, прибывший из Иркутска. Беспризорник пустился в путешествие с попутчиком, который обещал ему сытую жизнь на Кавказе. В столице Сибири их пути разминулись. Слоняющегося по вокзалу подростка доставили в ОДН. Инспектор Игорь Дроздов выяснил, что Саша - бывший иркутский детдомовец, которого отдали в местное училище осваивать профессию резчика по дереву. Когда подросток стал прогуливать занятия, его не только выгнали из училища, но и выписали из общежития. Парень оказался на улице. Сейчас он находится в одном из новосибирских приютов.

На следующий день с вокзала в приют «Радуга» доставили 15-летнюю девочку, которая назвала только свое имя - Валя. Читать и писать беспризорная не умеет. На вопросы отвечает неадекватно. Не может вспомнить, кто она и откуда, где ее родители и как она жила последние годы. Девочка боится света и воды - не может заставить себя подойти к умывальнику, чтобы умыться. Психологи полагают, что Валя долгое время находилась в рабстве или тоталитарной секте.

Еще одна фактически беспризорная, 15-летняя Оксана, родом из села Ояш Болотнинского района Новосибирской области. Инспектору Валентине Хруповой девочка сказала, что полтора месяца назад покинула место жительства, которое ей по закону не положено. Дело в том, что несколько лет назад ее мать лишили родительских прав. На попечение внучку взяла бабушка, которая четыре года назад умерла. Вопреки закону Оксане пришлось вернуться к матери, которая проживает с пьющим мужчиной. Сама мать работает ночным сторожем, и однажды мужчина стал приставать к девочке. В последний раз домогательства чуть было не закончились изнасилованием. Оксана сбежала в Новосибирск.

Еще один путь, по которому дети попадают в социально опасные условия жизни, вскрыт в Омске. По сообщению инспектора по делам несовершеннолетних Альвины Бородушкиной, из зала ожидания доставили подростка, которого «потеряла» семья таджикских цыган-«люля», скитающихся по России. По словам ребенка, еще один брат также потерян в Челябинске. Сам мальчик своего дня рождения не знает (у «люля» это не принято), читать и писать не умеет, говорит, что отца в его большой семье нет. Зато есть отчим - гражданин Италии, сопровождающий их в странствиях. Бродячая жизнь сказалась на психике ребенка, которого поместили в психиатрическую больницу. Медики проведут антропологическую экспертизу, чтобы установить его возраст.

По всем этим случаям в органы опеки и попечительства направлены представления инспекторов ОДН о нахождении детей в социально опасных условиях. В эфире местного телеканала НТН-4 прошли видеосюжеты о беспризорниках. Откликнулся один из новосибирских частных предпринимателей, который может предоставить иркутянину Саше работу и кров.

Новосибирск