- Вот так и бывает, - горько подумал башмак. - А сколько раз я принимал на себя удары камней, защищая ее ногу! Вот царапина от огромного старого гвоздя, на который она наступила бы, если бы не я. Вот заплатка - хозяйка сама напоролась в темноте на кусок проволоки, вырвавшей кусок моей кожи... Служи, служи, а кончишь свою жизнь никому не нужным».

Так начинается сказка «Старый башмак», которую написала педагог, отличник просвещения Татьяна Лепихина.

- У вас, Татьяна Николаевна, должно быть, детство было какое-то необыкновенное? - спрашиваю я.

- Да самое обыкновенное. Выросла в городе Далматово. Мама работала в школе, преподавала историю. Она зачинатель краеведческого движения в нашем районе. Папа был экономистом на заводе. У родителей нас с младшим братом Михаилом - двое. Ругани в семье мы никогда не слышали, но воспитание было строгим. А увлечения всячески поддерживались. Захотела учиться музыке - мне купили пианино.

После школы я поступила в Шадринский педагогический институт. Была довольна. Но учиться мне пришлось... всего полгода. Из-за болезни вернулась домой, устроилась в детский сад музыкальным руководителем. Правда, за 25 лет работы закончила педучилище. Еще раз поступила в институт и снова надолго попала в больницу.

Но я упорная. В 40 лет в третий раз я поступила на дошкольный факультет Шадринского пединститута, а в 45 его закончила.

- Когда же, при каких обстоятельствах родилась первая сказка?

- Двадцать лет назад моя племянница Лена проводила у нас много времени. В три года она очень любила слушать сказки. Ей читали все. Однажды на ее просьбу почитать я ответила, что умею только рассказывать. - Расскажи про козу, - немедленно согласилась она. - Про козу я не умею рассказывать. Расскажу про зайчика.

Мы отправились в спальню, и там, в полумраке, родились мои самые первые сказки. Позже Лена как-то спросила: «Почему ты даже в садике не упоминаешь о них?» Я подумала - и стала рассказывать своим деткам.

- Татьяна Николаевна, в вашей книге «Волшебное зеркало» 23 сказки...

- Это меньше половины из придуманных. А сколько «в голове» не записанных! Однажды была на чудесной выставке картин из соломки. Сама собой пришла «золотая сказка», но я ее до сих пор вспомнить не могу. Как-то пыталась составить план, выстроить сюжетную линию, как делают настоящие писатели, - ничегошеньки не вышло.

- Мне рассказывали, что на некоторых литературных встречах вы прямо на глазах у всех сочиняете сказку на заданную тему.

- Было такое. Импровизация в 12-й курганской школе закончилась рождением сказки «Старый башмак». Если честно, непросто это, но ощущаешь себя на «взлете», когда сказка идет - упоительное чувство испытываешь. Когда я рассказываю сказку, когда вижу глаза детей, захваченные таким интересом, что они невольно подаются вперед, приоткрывают рты, какое-то непривычное чувство охватывает меня. Это и радость, и боязнь потерять доверие, и даже какое-то новое физическое состояние.

Мне говорят: «Мы много читаем детям, они смотрят сказки по телевизору, мультики. Не лишнее ли это еще и рассказывать сказки?» Но ведь можно рассказывать не только сказки. Племяшкам я рассказывала и о том, откуда идет снег, как листочек спит до весны в почке-колыбельке, как весной ему становится там тесно и он старается выглянуть. Рассказывала, как делают стекло и металл.

- Вы в своих сказках и стихах пишете о любви и доброте. А вам-то этого много в жизни досталось?

- Я купалась в любви. Когда возвращалась из больницы, меня на вокзале встречали мои любимые ребятки с воспитателями. Я лезла из кожи для того, чтобы дети влюбились в меня, такую большую и толстую. Сочиняла стихи. Показывала фокусы. Как музработник я никогда не проводила двух одинаковых занятий и по написанным методичкам.

И мне не стыдно об этом говорить, потому что о моих праздниках помнят и по сей день. Я первая ввела длинные платья для костюмированного бала, сказочных героев, мы поставили оперу. Мои дети играли на деревянных ложках. С удовольствием шли на мои уроки красоты. По крайней мере до меня в Кургане никто этого не делал.

- Вам попадало за то, что вы делали не как все?

- Бывало. Но и хвалили! У одного ребенка - детский церебральный паралич, у другого - эпилепсия, а кто-то просто неловкий. У меня на занятиях все танцуют. Как умеют, так и двигаются. Мне однажды сделали замечание: «Эти дети портят всю картину». Ну и что? Главное - ребенок счастлив! И какому нормальному человеку вообще может прийти в голову мысль, что ребенок может что-то испортить? Пусть даже и неловкий.

Я завидую счастливейшей уверенности детей в своих силах. Но когда ребенок в четыре года на вопрос: «Умеешь петь?» - молча отрицательно вертит головой, я знаю, это «поработали» мы, педагоги.

Одна моя воспитанница так старательно не туда тянула песню, что я едва удерживалась от слов: «Марина, пой правильно». И только в последний момент ее довольнющее лицо удержало меня от замечания. Или вот еще одна картинка с занятий.

- Послушайте, дети, я сейчас прочитаю стихи... Стихи и музыка вместе - получается песня. Пропели. Вам нравится? Да. А вы умеете сочинять песни? В ответ счастливое и громкое: «Да!» Не успела я сказать, как намеревалась: «Давайте продолжим эту песню...», как услышала голос воспитателя: «Сначала подумайте, а потом говорите. Вы же не поэты». Все! Приехали! Глаза у деток погасли.

Ну откуда ей знать, что там, в глубине Витюшки или Оксаны? Что кроется за постоянно отстраненным взглядом Сережи? А вдруг у кого-то в душе только-только проклюнулась первая былинка рифмоделания, а мы ее тут же придушили...

Работала я и методистом на два сельских садика. Вот там-то в полной мере ощутила, что меня уважают, ждут, во всем доверяют.

- У вас сейчас новое место работы.

- Полтора года была без работы, выкарабкивалась из болезни, но сейчас работаю на полставки в Доме творчества. Вынашиваю идею сделать гнома Читу и ходить с ним в детские сады рассказывать сказки. Когда чувствую, что нужна, то горы могу своротить.

- Я поняла, что о любимых детях, работе вы, как увлеченный человек, можете говорить без конца. Чем же вы еще занимаетесь?

- Шью на себя. На мои размеры одежду ведь не купить. Из старого платья сшила шляпу. Однажды, похудев на 40 кг, вырядилась в длинное пальто, перчатки, шляпу - мои знакомые просто обалдели: вот это да! Вышивать, вязать тоже люблю, но занимаюсь рукоделием по настроению.

- Какая вы все же счастливая!

- Не знаю... Мне не дано счастья оставить на земле свое продолжение. Но я сделала так, что всегда о ком-то болит мое сердце. Голубая мечта - детский сад на шесть групп, и я там методист с правом проводить с детьми занятия, построенные на сказках.

Далматово, Курганская область