Давно уж прошли выборы в Государственную Думу четвертого созыва, но эхо выборов все не затихает. То коммунисты рассказывают о былых нарушениях, то «Яблоко», собрав неопровержимые доказательства, собирается в суде доказывать, как кинули интеллигентов, составлявших оппозицию. Много и таких, кто, будучи недоволен итогами, машет рукой: «Голосуй, не голосуй, все равно получишь... не того, кого хотелось бы получить в качестве народного избранника!». И тут возникает вопрос, а как мы решаем, за кого голосовать, а за кого - не стоит.

В конце ноября пришлось мне неделю прожить в Вязьме, где администрация рьяно готовилась к выборам. Не народ, а именно администрация, которой сказали: не проголосует народ за кандидата-единоросса, не видать вам своих руководящих кресел, как своих ушей. Ну администрация и старалась, как могла. Я, наивная, полагала, что выбор люди могут сделать только тогда, когда сравнят одномоментно платформы и программы всех кандидатов разом, а потому пошла в райком Профсоюза работников народного образования и науки с предложением: давайте пригласим четырех самых сильных кандидатов и попросим их перед учителями развернуть ту часть программы, что касается образования, социальной защиты педагогов, семей, детей и пенсионеров. От учителя-то ведь во многом может зависеть выбор, потому что, как выяснилось, многие люди перед выборами никак не могут решить, кто по-настоящему может стать их представителем и защитником их интересов. Председатель райкома профсоюза с моим предложением согласилась, я пошла набирать на компьютере пригласительные письма, а председатель... - в районную администрацию, советоваться, собирать педагогический народ или не собирать. Администрация сказала: не собирать, потому что нецелесообразно. Для администрации оно, конечно, нецелесообразно, а вот для учительства оно было бы в самый раз. Потому что в результате депутатом от Вяземского избирательного округа стал тот самый, за кого администрация и ратовала. Ее, администрацию, не смущало, что этот человек - москвич, что он - соратник господина Брынцалова, производящего лекарства, о которых много «хороших» слов говорят специалисты-медики, да дешевую водку, от которой спиваются смоленские села. Кроме того, человек этот был замешан в скандале с приобретением нескольких государственных спиртовых заводов, не совсем честным образом попытался приобрести смоленский завод «Источники тока». Спрашивается, а почему вязьмичи проголосовали за такого человека? Объяснить это внятно не может никто, хотя один сведущий депутат Госдумы РФ объяснил происшедшее просто: победил тот, у кого было больше денег. (У меня язык не повернулся спросить: у вас денег тоже было много, если вы избраны?!).

Думаю, не только деньги определяют итоги выборов, хотя и это аргумент весьма весомый. Например, я присутствовала на торжественном собрании в военной бригаде, что расквартирована в Ельне. Так там представитель спонсора (того самого кандидата в депутаты, который потом стал победителем) раздавал офицерам белые конвертики с «премией» за успехи в службе. Догадайтесь с трех раз, за кого проголосовала бригада? Нет, никто ее ни к чему не принуждал, военные голосовали сердцем, а еще немного желудком, который помнил вкусный ужин по случаю получения этой нехилой премии.

Если бы специалисты по выборам могли точно объяснить, почему тот или иной кандидат получает наибольшее число голосов, выборы можно было бы и не проводить. Определили того, кто милее других, взглянув в своеобразное зеркало общественного предпочтения, и назвали. Но психологией выборов у нас занимаются разве что пиарщики, которым неоправданно много платят, но которые, по сути дела, на исход выборов влияют мало. Иначе как объяснить, что те губернаторы, которые нанимают вроде бы самых лучших столичных специалистов, с треском проваливаются на выборах. Хотя в некоторых случаях опытный пиар делает чудеса. Например, в случае с лидером ЛДПР, заместителем председателя Государственной Думы, профессором, доктором наук, академиком Академии социальных наук, заслуженным юристом России, полковником Владимиром Вольфовичем Жириновским. Нарочно перечисляю все регалии Владимира Вольфовича, чтобы подчеркнуть: по формальным признакам он человек достойный, которому никакой пиар не нужен.

Я видела запись, которую сделали во время защиты Жириновским в МГУ докторской диссертации. Боже, каким умным и воспитанным он был, как вежливо спрашивал у председателя совета, можно ли ему отвечать на очередной заданный вопрос, и отвечал, выказывая недюжинные познания в обсуждаемой теме. И все были разочарованы тихим Жириновским, потому что ждали и тут спектакля. Но тогда спектакль Владимиру Вольфовичу не был нужен, за него - скандалиста - в тот раз не проголосовал бы интеллигентный докторский совет.

Лично мне пришлось дважды брать у Владимира Вольфовича интервью, причем темой одного из них было обсуждение того, кого можно считать интеллигентом, а кого ни в коем случае. Так вот Жириновский решительно подтвердил, что он интеллигент, а на мой вопрос, почему, беседуя со мной, он так мил, воспитан и тих, а на людях - откровенный хам, Владимир Вольфович, нежно взяв меня за руку, сказал буквально следующее: «Милая моя, если я буду со всеми таким, как с вами, то кто за меня проголосует?!». Знаю людей, которые были неприятно поражены тем Жириновским, что предстал в программе «Розыгрыш»: он был исполнен сочувствия к больной женщине, помогал ей встать с постели, подавал тапочки, разговаривал тихо и уважительно. За такого и впрямь мало кто проголосовал, ведь мы знаем немало случаев, когда профессор супротив бандита на выборах проигрывает. Жириновский не бандит, он человек, выстраивающий с помощью пиара (по слухам, не отечественного, а специально заказанного за рубежом) образ, соответствующий чьим-то представлениям о том, каким должен быть герой нашего времени, образ, с помощью которого кто-то мстит таким образом за былые нанесенные ему оскорбления, оставшиеся неотомщенными, или таким образом показывает большой кукиш тем, кто лишает людей необходимых прав, делает их бедными и униженными. Может быть, за все это и надо рассчитаться с обидчиками, вот только господин Жириновский для этого совсем не подходящая фигура. Хотя бы потому, что хамит он не представителям власти, не олигархам, не сильным мира сего, а, напротив, тем потенциальным избирателям, которых, по идее, должен бы привлекать и агитировать голосовать за него на думских выборах. Кстати, замечу, что никогда Жириновский не идет по одномандатному округу, его образ не предназначен для пристального рассмотрения на расстоянии вытянутой руки. Только на расстоянии, только на телеэкране, только в эфире можно наблюдать за лидером ЛДПР, тогда не видно то, что можно увидеть вблизи и серьезно разочароваться в политике, который смел в личном хамстве, но весьма скромен и настроен на поддержку того, чего хотят власть имущие.

Немаловажный вопрос: кто может защитить от хамства и оскорблений, которые наносит народный избранник тем, кто в выборах участвует? И тут важно рассмотреть тот конкретный пример с господином Жириновским, о котором нам пишет учительница-пенсионерка из города Духовщины. Перед выборами в нынешнюю Госдуму Владимир Вольфович совершал вояжи по стране и однажды заехал в этот город в Смоленской области. На его встречу в местный Дом культуры народ валил таким валом, какого не было, даже если бы в город приехал Филипп Киркоров. На Киркорова билеты нужно было бы покупать и за немалую цену, а тут предполагалось представление, да еще и бесплатное. Словом, народ жаждал зрелищ, и он их получил.

Сначала на сцене появились многочисленные охранники лидера, внимательно осмотревшие зал. После того как не было обнаружено ни террористов, ни взрывчатых веществ, на сцену с опозданием на 40 минут против назначенного времени вышел Сам. Говорил он долго, всю вину за сложное положение в стране возлагая на коммунистов. Зал, который традиционно был «красным», реагировал эмоционально, телохранители спустились в зал и время от времени удаляли «смутьянов», а Жириновский кричал все громче и обиднее. Обидными главным образом были ответы на вопросы, которые интересовали людей: почему он говорит отрицательно о других партиях и ничего о деятельности своей фракции, о программе ЛДПР, почему лично он и его фракция проголосовали за привилегии Ельцину, которые обходятся стране в 40 миллионов рублей в год, и так далее. В ответ Жириновский, как написала учительница в своем письме, кричал: «Стоять! Смирно! Мерзавцы! Сволочи! Дураки!». При этом никто в зале не встал, не вышел в знак протеста, все сидели и терпели. Кроме бывшей учительницы-пенсионерки, которая сидела во втором ряду и понимала, что все сказанное выплюнуто в лицо и ей. Человек она уважаемый, долгое время была педагогом, директором школы, директором Дома пионеров, секретарем райисполкома, многие годы избиралась депутатом райсовета, ну разве она могла позволить, чтобы в ее присутствии оскорбляли тех людей, с которыми она вот уже не одно десятилетие проживает в одном городе. И она не стерпела, встала и спросила: «Что вы так нервничаете, зачем кричите, за что оскорбляете народ?». Жириновский в ответ закричал уже персонально учительнице: «Сядь, дура, стерва, куриные мозги, наркоманка, свинарка. Вопросы она задает». (Из письма. - В.М.). Зал замер, учительница чуть не потеряла сознание, она выглядела так, что телохранитель Жириновского подошел к ней и попросил успокоиться, потому что боялся - вдруг пенсионерка отдаст концы прямо на собрании. Вот тогда будет скандал, который ни в какие рамки пиара не вписывается.

Лидер ЛДПР из Духовщины уехал, а учительница осталась один на один с городом и оскорблениями, которые ей нанесли. Город ей сочувствовал, удивлялся, как такое могло себе позволить «государственное лицо», и высказывался в том духе, что это самое лицо депутатом быть не может, не должно. На этой волне учительница отправила письмо в Центральную избирательную комиссию с требованием снять Жириновского с предвыборной дистанции. ЦИК отреагировал оперативно: переслал письмо в областную избирательную комиссию. Та дала ответ, суть которого - с проблемой познакомились, ничего сделать не можем. А одно ну очень ответственное предвыборное лицо в приватной беседе посетовало: «С кем связываешься?» - и посоветовало обо всем забыть, поскольку в результате можно потерять не только здоровье, но и жизнь.

Конечно, можно было разобраться с обидчиком и через суд. Однако районный суд иск о чести и достоинстве не принял. Официально объяснил, что подавать его нужно в суд по месту жительства ответчика, то есть в московский. В одном из районных столичных судов иск согласились принять, но предупредили: хотя есть видеозапись происшедшего, сделанная местными тележурналистами, истице придется привозить в Москву свидетелей, а для пенсионерки, получающей в месяц 2000 рублей и имеющей мужа-инвалида, сие оказалось делом явно неподъемным. Она написала письмо в Верховный суд РФ с просьбой опросить свидетелей на месте, в Духовщине, но Верховный суд не ответил. Мне же в канцелярии суда сказали, что такого письма не было. В упор не увидела письма, судя по всему, и Генеральная прокуратура РФ, в которую оно было отослано с просьбой о надзоре. Интересна судьба еще одного письма - в Госдуму РФ, где ответчик проработал долгие годы депутатом. Оно, адресованное спикеру Геннадию Селезневу, было получено, прочитано, расписано председателю думской Комиссии по этике Г.Стрельченко и... благополучно отправлено в архив. Ответ учительнице никто и не подумал отправлять. Селезнев в новом составе Думы уже не спикер, Стрельченко в депутаты вообще не попала. Комиссии по этике в Думе теперь нет, есть Комиссия по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики, возглавляемая Геннадием Райковым. Ответственный работник аппарата комиссии Николай Александрович Шаляпин пообещал внимательно разобраться с делом об оскорблении учительницы. Правда, энтузиазма в голосе я не услышала. В самом деле, как разобраться, если нет шансов вытянуть господина Жириновского на заседание комиссии и попенять за сделанное, вернее, сказанное. Выходит, с какой стороны ни подъедешь, неуязвим господин депутат. У ЦИКа нет возможности снять кандидата с дистанции (не говорю уже об областной комиссии), у районного суда нет оснований (или смелости?) для принятия иска, Верховный суд не может рассматривать дело, потому что оно не рассмотрено судами других инстанций, к тому же есть у господина Жириновского пресловутая депутатская неприкосновенность, и Госдума РФ робеет перед Владимиром Вольфовичем настолько, что не решается настоятельно пригласить его на заседание Комиссии по вопросам этики. Выходит, и впрямь нет управы на человека, который оскорбляет граждан. Как нет и закона, который бы предусматривал правила для отзыва депутата: который год предлагает фракция КП РФ такой законопроект, но депутаты отвергают его. В самом деле, разве проголосует за такой закон Владимир Вольфович, который и на язык невоздержан, и руки распускает; не враг он самому себе, а потому всегда будет против такого закона.

А Духовщина все еще продолжает обсуждать происшедшее и ждет, какие шаги предпримет оскорбленная учительница-пенсионерка. Пока она снова отправила свои письма по тем же инстанциям, снова, но уже по почте, послала иск в Духовщинский суд, изучает возможность обращения в Страсбургский суд, который слывет защитником прав человека, независимо от места его проживания. Но, говорят, для всего этого нужны немалые деньги, с пенсией несравнимые. Правда, есть еще корова, но продавать ее нельзя - кормилица.

Духовщина получила хороший урок: теперь у господина Жириновского нет шансов получить здесь хоть какие-то голоса на будущих выборах. Но Россия велика... Так что на вопрос учительницы, как такие люди становятся депутатами, есть один ответ: дело в том, что мы сами их выбираем.

Москва - Духовщина - Москва