Постановки японского «Но» - это спектакли без женщин, декораций и эмоций. Таковы многовековые традиции, которым труппа верна до сих пор. «Но» - это искусство сдержанности. Даже зрители прячут чувства в своем сердце и не показывают их. Во время представления все сохраняют тишину. Аплодисменты разрешили только 50 лет назад. Нет занавеса. Когда актеры уходят со сцены, пьеса окончена. Никаких выступлений на бис. Актеры вкладывают всю душу в выступление, и повторять это несерьезно. Еще одна особенность «Но» - маски на лицах актеров, соответствующие основным персонажам театра. Каждая из них - настоящий раритет, поскольку в этих масках актеры театра «Но» уже 600 лет выходят на сцену. К примеру, есть маска юной девушки, сделанная еще в XV веке. Актер надевает маску за уголки над ушами. Если он слегка наклоняет ее книзу, у «девушки» появляется печальное выражение. Если приподнимает - радостное. Возглавляет труппу Сакаи Отосигэ, один из уважаемых мастеров «Но». Вместе с ним играет его сын, который вышел на сцену еще в 4 года.

Когда театр «Но» приезжал в Санкт-Петербург, Отосигэ показал постановку Валерию Гергиеву. «Движения мало, но я чувствую напряжение», - сказал русский дирижер. Учитель Сакаи сделал вывод, что в России понимают японскую душу. В Москве японский театр примет сцена Большого театра.