География участников семинара: Москва, Казань, Набережные Челны, Кировская автономия, Шалинский район, Краснооктябрьский район Нижегородской области, Чувашия, Республика Башкортостан, Стерлитамак Оренбургской области, Республика Марий Эл, Самара, Ижевск Республики Удмуртия, Республика Мордовия, Альметьевск, Тюмень.

Участники семинара - специалисты и методисты органов управления образованием субъектов Российской Федерации, курирующие этнокультурное образование, преподаватели высших учебных заведений, руководители общеобразовательных учреждений с этнокультурным (татарским) компонентом содержания образования, учителя татарского языка и литературы, представители национально-культурных объединений столицы, землячеств, общественных организаций, авторы учебников по татарскому языку. В работе семинара приняли активное участие председатель Совета Федеральной национально-культурной автономии татар, депутат Госдумы РФ от Республики Татарстан Ильдар Гильмутдинов, заместитель Полномочного представителя РТ в РФ Алмаз Файзуллин, начальник Центра военно-патриотического и нравственного воспитания Департамента образования, председатель Региональной татарской национально- культурной автономии Москвы Расим Акчурин.

Семинар был учрежден Департаментом образования, Юго-Восточным окружным управлением образования, Министерством образования и науки Республики Татарстан и проводился в школе №1186 имени Мусы Джалиля. Директор школы Лемма Гирфанова и коллектив школы провели большую организационную работу в подготовке этого семинара.

С приветственными словами к участникам семинара обратились первый заместитель министра образования и науки Республики Татарстан Данил Мустафин, заместитель начальника Юго-Восточного окружного управления образования Валентина Морозова. Валентина Васильевна в своем выступлении отметила, что процесс образовательно-культурного развития многих народов Москвы, приобщения подрастающего поколения к истокам родной культуры, традиций, национальных духовных ценностей, формирования культуры толерантного, мирного общения требует интенсивного обновления содержания учебно-воспитательного процесса, выработки стратегии функционирования учебного заведения, использования инновационных технологий образования и воспитания в школах с этнокультурным компонентом образования.

Этнокультурное образование - составляющая часть российского образования, обеспечивающая духовное, нравственное, интеллектуальное, поликультурное развитие человека на основе интеграции ценностей национальных, общероссийских и мировой культуры.

Лемма Исхаковна Гирфанова в своем выступлении сказала, что ее школа стала не просто учреждением, дающим высококлассное образование, но и колыбелью высокого нравственного воспитания. За эти годы школа смогла объединить прекрасных учеников и талантливых педагогов. В школе учатся дети разных национальностей, поэтому, изучая татарский язык, культуру татарского народа, обогащаются не только дети татарской национальности, но и дети других национальностей. Воспитание в детях дружбы, взаимопонимания, терпимости по отношению к людям другой национальности становится гарантом мира и процветания.

Центральная задача воспитательной системы - формирование патриотизма и гражданственности учащихся, сохранение национальной культуры, традиций, обычаев татарского народа и народов России.

В школе дети изучают татарский язык и литературу, татарскую музыку, историю татарского народа, у них есть уроки нравственности, они посещают этнографический музей, занимаются в детской академии национального искусства (хор, танцы), в воскресной школе.

В системе дополнительного образования осуществляется работа кружков, спортивных секций, занятия в них развивают у учащихся национальную идентификацию и культурологическую компетентность.

На семинаре были даны учителями открытые уроки: урок татарского языка в 9-м классе «Хотим знать о вас больше». Урок вела Л.Рахматуллина по учебнику «Татарча да яхшы бел» Р.Нигматуллиной. Урок татарского языка в 1-м классе «Обучение грамоте» дала учитель Н.Кабирова. Автор учебника Р.Хайдарова провела презентацию технологии коммуникативного обучения. Учителя И.Зарипова и Л.Саитова дали интегрированный урок «Поэзия Тукая - поэзия Пушкина» в 5-м классе, а урок музыки «Привитие любви к родному языку на уроках музыки» в 6-м классе - преподаватель Г.Басырова.

По окончании открытых уроков был организован «круглый стол», на котором присутствующие обсуждали факторы, обеспечивающие эффективность изучения родного языка и литературы в общеобразовательных учреждениях Российской Федерации, федеральные государственные образовательные стандарты, учебные планы, программы, учебники. Речь также шла о перспективе изучения родного языка в рамках федеральных государственных образовательных стандартов. Особое внимание было уделено проблеме подготовки кадров, повышению квалификации учителей родного языка, а также методике и технологии преподавания татарского языка и литературы.

Участники семинара благодарили организаторов за теплый прием, организацию и плодотворную работу.

В МГАДА

В течение двух дней в Московской государственной академии делового администрирования состоялся семинар «Международные аспекты коммуникации предприятия», организованный Центром международного сотрудничества академии совместно с берлинским PR-агентством KaiserCommunication GmbH. Занятия провел Гунтрам Кайзер, генеральный директор PR-агентства, при поддержке профессоров МГАДА. Двадцать студентов старших курсов академии за два дня прошли 12-часовую учебную программу семинара с последующим получением совместного сертификата, выпущенного МГАДА и KaiserCommunication GmbH в подтверждение освоения результатов обучения.

Гунтрам Кайзер, имеющий многолетний опыт работы в области PR, маркетинга и межкультурных коммуникаций, не только первый руководитель, но и основатель этой компании. Будучи выпускником МГИМО, господин Кайзер прекрасно говорит по-русски. За его плечами опыт преподавания в таких известных вузах, как Санкт-Петербургский государственный университет и Международная школа бизнеса в Берлине (International Buisness Schoоl of Berlin). Он также хорошо знаком студентам международной магистратуры МГАДА, обучающимся по программе двух дипломов, которая реализуется академией совместно с Университетом менеджмента и коммуникаций Потсдам - Берлин (UMC Potsdam FH). В ходе первой учебной сессии в Германии наши студенты прослушали лекцию Гунтрама Кайзера, рассказавшего будущим магистрам об опыте работы в крупном PR-агентстве и секретах управления собственной компанией в Германии. Теперь возможность перенять знания успешного бизнесмена и бывшего дипломата получат и студенты МГАДА.

Организаторы семинара надеются, что подобный опыт станет хорошей традицией и будет доступен не только студентам, магистрам и аспирантам МГАДА, но и предпринимателям Зеленограда.

На V съезде ВПС

Майя ПИЛЬДЕС, народный учитель РФ, директор лицея №56 Санкт-Петербурга, победитель самых престижных конкурсов, делегат V съезда ВПС:

- Мы знаем, можно придумать еще великое множество великих проектов, даже с финансированием, но все умрет, если у учительского стола, в каждом классе тысяч школ Российской Федерации не будут стоять образованные, умные, интеллигентные, тактичные, высокопрофессиональные учителя. Что бы мы ни делали, какие бы мы съезды ни собирали - все эти начинания либо погибнут в классе при закрытых дверях, либо сделают нашу школу великой. Учитель - важнейшая фигура и потому требует к себе пристального внимания государства.

Что сегодня можно вкладывать в понятие «миссия учителя» и считать для него самым главным? Вот, например, мы так говорим о новых стандартах, как будто все в этом что-то понимают. Это наисложнейший вопрос. Я больше 40 лет проработала в школе, прошла все уровни от старшей вожатой до директора крупнейшего образовательного учреждения Северо-Западного региона, но ни с первого, ни со второго, ни с какого раза толком ничего не поняла. А мы хотим, чтобы каждый учитель нашей огромной страны в любом ее регионе, в городской или сельской школе пошел и запустил эти стандарты. Эта идея овладеет массами только тогда, когда всем станет понятна. И это дело прежде всего тех, кто отвечает за постоянное обучение учителя. Старый учитель и новый учитель - это действительно разные люди. Потому что настоящий учитель - это не тот, кто учит, а тот, кто еще и учится. Итак, освоение новых стандартов погибнет, если мы ясно, четко и понятно не объясним их суть нашим учителям.

Второе направление инициативы «Наша новая школа» требует от нас работы с талантливыми детьми. Это замечательно и нужно, но ведь там ничего не написано про неталантливых детей, на которых учитель и тратит основное время. Может быть, талантливых детей собирать в какие-то особые центры? Потому что требовать от учителя, чтобы он и к олимпиаде готовил, и элементарно научил пользоваться формулами, невозможно. Наши учителя не могут это делать, просто не могут. И не все учителя справляются с заданиями ЕГЭ. Я уверена в этом. И это тоже наши с вами учителя.

«Педагоги должны внимательно относиться к ученикам, - я цитирую президента. - Уважительно относиться к ним, должны помогать им становиться самостоятельными, творческими и уверенными в себе людьми». Но сегодняшняя школа, если быть честными, - это место конфликтов не на жизнь, а на смерть. Мы должны понимать, что учитель - это профессия массовая, все Сухомлинскими быть не могут, учитель действительно агрессивен, потому что жизнь его загнала, он не знает, что ему подчас нужно сделать, чтобы все остались довольны: и в олимпиаде победить, и без двоек научить, и класс вымыть, и стекла вставить. Так что следующий вопрос связан с предыдущим - как создать в школе комфорт. Понятно, что в красоте можно учиться красивому, в ветхости красивому не научишься. Умного воспитает только умный, интеллигентного - интеллигентный. Но, говоря о комфортных, современных условиях, мы должны говорить о комфортных бытовых и психолого-педагогических условиях. Про кризис мы сегодня говорили, но когда нам говорят: «Психологов уберите, обойдетесь», мы отвечаем: «Не обойдемся». Это все должны понимать, потому что школьный психолог - это тот человек, которому деньги платят за то, чтобы он создавал комфортные условия.

Пятое направление инициативы «Наша новая школа» связано со здоровьесбережением. Мы так много говорим о том, как должны беречь здоровье, а я думаю: когда врачи собираются в поликлиниках, они говорят, как мы должны учить детей? Это важное дело, конечно, надо так учить, давать такие домашние задания и столько, чтобы наши дети имели возможность гулять, заниматься спортом. Но под эти бесконечные разговоры о здоровьесбережении я не могу добиться, чтобы у меня в лицее в субботу, когда работает школа, работали бы и медики. Кроме того, вторую часть этой проблемы - здоровьесбережение учителя, его морального, нравственного, физического здоровья - даже не рассматривают. У профсоюзов денег нет, по соцстраху на нас денег не остается. А ведь еще не так давно, в проклятые 90-е годы, я могла отправить в год по 40-50 человек в санаторий (у меня огромный коллектив, почти 500 человек). У меня никогда не было проблемы, если путевка появлялась в ноябре или декабре. Здоровый, отдохнувший учитель научит лучше, чем наоборот.

Еще есть два острейших, на мой взгляд, момента. Мы почему-то стесняемся говорить о проблемах педагогического образования. Все говорят: «Мы откроем двери, пусть к нам войдут молодые учителя». В Герценовском педуниверситете конкурс запредельный. Я очень уважаю свой вуз, они очень хорошо меня выучили, теперь там очень гордятся тем, как они великолепно готовят своих студентов к работе в народном хозяйстве. А в школу сколько приходит? Серьезнейший вопрос - вопрос отдачи от педагогического вуза.

Я всегда спрашиваю своих коллег-педагогов: «Задавали ли вы себе вопрос: кому вы служите?» Я себе задаю этот вопрос. Мне объясняют, что, оказывается, государству я не служу. Если директор школы добился определенных результатов, жизнь свою, здоровье последнее положил на это великое дело, то служит он не государству. Пусть мне, народному учителю России, объяснят, кому же я 42-й год служу. Я-то думаю по наивности, что не просто служу государству, а служу отлично, государство, между прочим, высоко оценило мою службу. За что ему большое спасибо. Но надо все-таки поставить этот вопрос. Зачем нам нужен Год учителя, если мы ничего не добьемся? Думаю, мы добьемся.

Мария ФИЛИППЕНКО, учитель латыни и немецкого языка гимназии №1567, учитель года Москвы:

- Это ужасно интересная тема, я много думала, во мне все время борются за и против, потому что теоретически с точки зрения прогресса, казалось бы, эта инициатива правильная. Во время прозрачности, открытости все должны все видеть, родители имеют право знать, что делают с их ребенком, но, с другой стороны, что-то в этом есть аморальное. Мне, как учителю, было бы крайне неуютно, если бы на моем уроке стояла камера, направленная на меня. Это чувство возникает вовсе не потому, что мы боимся, что нас обвинят в непрофессионализме. В учительской среде есть такое понятие, как таинство урока, именно поэтому даже высокопрофессиональные учителя не любят открытые уроки, а это учителя, которым нечего бояться. Они не любят, когда приходят комиссии, когда приходит кто-то, потому что есть этот священный контакт с детьми, это пространство, и когда в него проникает кто-то посторонний, даже если это родители или камера, контакт нарушается. Один пример, у нас в школе работает гениальный учитель литературы Соболев. Я как-то ему предложила: «Лев Осипович, а давайте мы запишем все ваши лекции на диктофон или на камеру, потом опубликуем, выпустим сборник лекций Соболева». Он сказал: «Нет, Маша, а как же таинство урока? Я не согласен».

Я не думаю, что в тех школах, где бьют и унижают детей, поставят видеокамеры. Если камеры будут ставить, то в так называемых хороших школах, где есть на это деньги, где сознательный директор их поставит. Поэтому я боюсь, что это не поможет, а главное, что, если плохой учитель захочет, то все равно найдет способ даже перед камерой как-то унизить ребенка. Если родители хотят узнать, как учится их ребенок, то сделать это очень просто, нужно приходить на уроки, приходить после уроков, больше общаться со своим ребенком. Все элементарно просто: нужно установить доверие с собственным ребенком. Ребенок все как на духу расскажет: кто его бьет, кто интересно ведет уроки.

Нужно просто лично быть заинтересованным в том, как твой ребенок учится, и у нас в школе, у меня есть такие родители, с которыми я прекрасно знакома, которые мне даже домой звонят, мы мэйлами обмениваемся, они мне что-то предлагают, о чем-то спрашивают. Это крайне просто на самом деле. Нужно ходить на родительские собрания, на дни открытых дверей, после уроков разговаривать с директором, разговаривать со своим ребенком, не нужны никакие диктофоны, жучки, Интернет. Но все ищут легких путей, всем лень или нет времени прийти на урок поговорить с учителем, поговорить со своим ребенком. Все хотят так, чтобы нажать кнопочку в Интернете - и тебе все показали, ты был бы в курсе, у тебя создавалось бы впечатление. Все хотят теплоты, энергетики от учителя, но при этом давайте тогда говорить о каком-то доверии и уважении к учителю как к личности.

Сегодня родители взяли на вооружение метод тотальных жалоб. Сколько родителей этим злоупотребляют... К сожалению, у нас же люди меры не знают, у нас же все обожают жаловаться направо и налево. К сожалению, я не знаю статистики, но кто-то справедливо пользуется этим правом написать жалобу, и их мало, гораздо больше людей злоупотребляют этим, иногда сводят счеты со школой и учителями.

Открытость или закрытость школы - показатель качества ее работы, как и любого общества. Самое тоталитарное несправедливое общество всегда будет очень закрытым. Так же и школа: если школе нечего скрывать, она, наоборот, готова поделиться своей энергией, своими технологиями, своими достижениями, успехами, она всегда открыта.

Ефим РАЧЕВСКИЙ, директор Центра образования «Царицыно»:

- Когда я вижу священника, у меня первое желание - пригласить его выпить, потому что они все люди глубокой культуры, имеют способности к колоссальному, умному и талантливому диалогу. Я, правда, сомневаюсь, хватит ли их на все 54 тысячи российских школ, но если бы батюшка там появился, то это было бы чудом дополнения к мероприятиям по безопасности.

Я вспоминаю, когда учился в школе, там было два учителя истории. Это были 60-е годы, 20-й съезд, антисталинская программа одна и та же была и у того, и у другого. Но дети, которые учились у Ильи Михайловича, ходили явными приверженцами решения 20-го съезда, ярыми антисталинистами, а дети, которые учились у Татьяны Степановны, наоборот, были сталинистами. Программа одна, но трактовки совершенно разные. Поэтому, на мой взгляд, чрезвычайно важно, кто придет к детям. Я предполагаю, что высочайшие образцы нравственности и культуры мог бы дать нам такой явный атеист - к сожалению, покойный Виталий Гинзбург. Конечно же, более того, основы нравственности и культуры можно получить на хорошем уроке математики у хорошего учителя математики. Можно проводить безумное количество классных часов, в основе которых будут этика и все остальное, а после этих классных часов дети будут выходить и делать мерзости. А можно все это делать на уроках труда.

Боюсь только, как бы, вооружившись этой программой, положением об апробации нового курса, учебниками, текстами (в одном из последних номеров «Учительской газеты-Москва» есть очень хорошая статья нашего патриарха), к детям не пришел дурак. Вот чего я опасаюсь больше всего. Второе опасение у меня: как бы все не превратилось в начетничество. «Какая у тебя оценка, - спрашивает Петя Васю, - по непротивлению злу, насилию? Подставляешь ли ты левую щеку?» Этого быть не должно.

Это все чепуха, что детей разделяют по конфессиям, потому что умные православные священники понимают и объясняют, что в Коране, оказывается, нет никакого призыва к насилию. Мы знаем кучу примеров, когда во время Второй мировой войны католики спасали иудеев и наоборот. Это все нормально.

Надо еще вспомнить, что в 5-м классе дети изучают античную мифологию. Я думаю, что хорошо наложится одно на другое. Нет более увлекательного чтения, чем чтение библии, это единый источник для почти всех конфессий. Посмотрите, как много сегодня интеллектуалов ринулось в буддизм. Самое главное - кто придет к детям, самое главное, как будут разговаривать с родителями.

Я полагаю, что надо ко всему отнестись очень спокойно, у нас нельзя ввести курс общечеловеческих ценностей по той причине, что церковь, не важно, в какой конфессии, 80 лет у нас была в загоне. Сколько было разрушено синагог, костелов, под запретом были буддистские дацаны! Наверное, конфессиональное разделение - глоток свободы. Я думаю, практика сломает все представления тех, кто проектировал этот проект. В любом случае проклюнется то, что общечеловеческие ценности однозначно сегодня актуальны, а не деление мира на то, на это и так далее. Если не будет жесткого администрирования в этом начинании, если не будет безумных отчетов, что у нас все хорошо, от муниципального начальника - региональному, от регионального начальника - федеральному начальнику и так далее, если все будет идти по мягкому варианту, слава богу, кто-то чего-то будет больше знать.

Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по образованию и науке, директор негосударственной школы «Наследник»:

- У нас есть Конституция РФ, которая гарантирует бесплатное общее образование нашим детям. Дальше гарантия этих прав транслируется в виде обязательного стандарта общего образования, в котором есть реально перечень тех предметных областей, что обязательны для изучения в любом аккредитованном общеобразовательном учреждении, находящемся на территории России. То, что я сейчас слышу о тотальном введении платного образования в государственных школах, начинает либо полностью противоречить этой позиции, либо говорит о том, что гарантии государства фактически уменьшаются в три раза по отношению к правительственному учебному плану, потому что, когда мы говорим о том, что из 8 уроков в течение дня только 3 гарантирует государство, это означает для меня, как члена Общественной палаты РФ, что государство резко снижает уровень гарантий своим гражданам, своим семьям.

Что касается платности и бесплатности образования, то образование никогда ни для одной семьи у нас не было бесплатным, потому что бюджет образования формируется из налогов, которые платят наши родители, наши семьи, те предприятия, на которых они работают. Это не деньги, появившиеся ниоткуда, это деньги, которые фактически заработали наши граждане, заплатили налоги, из этих средств и формируется бюджет образования. Поэтому возникает серьезный вопрос о том, что либо муниципалитеты начинают снижать свою ответственность в области образования перед гражданами, либо это введение платного образования в государственных школах - недопродуманная идея, которая не соотносится с той логикой действий Министерства образования и науки РФ по разработке обязательных стандартов.

Закон сегодня позволяет государственной школе привлекать внебюджетные средства, но, как правило, школа использует это на оказание образовательных услуг выше стандарта. Она и должна использовать эти средства для того, чтобы делать больше для своих учащихся, нежели сегодня может обеспечить государство. Допустим, какая-то школа решила сделать у себя студию компьютерной анимации. Это не входит в базисный учебный план, но у нас уже во всех школах есть информатика, она преподается как предметная область, чтобы сделать информатику интересной, показать ее применение, было бы хорошо, чтобы дети, например, знали основы мультипликации. Я думаю, что сегодня у школы пока, вероятно, еще нет возможностей для этого, а вот граждане могут, желая сделать это для своих семей, объединить свои средства, вместе с советом школы, с управляющим советом решить эту задачу. Родители могут помогать школе в дополнительном образовании, в углублении предметов. Например, пригласить профессора какого-то технического университета для углубленного изучения физики либо ввести преподавание такого факультатива, как астрономия, кружка астрономии, которая не входит сегодня в базовый стандарт школьного образования. Просто важно не делать все огульно, одинаково сразу для всех. Если родители выбирают школу, которую они считают лучшей, ведут туда своих детей, наверное, эта школа достойна иметь большее финансирование. Модель поддержки школы родителями уже отработана в негосударственных аккредитованных образовательных учреждениях в России, где родитель платит точно по договору, где есть приложения к договору, в которых точно определены предметы, программы, количество часов в неделю. Могу сказать, что есть уже и судебная практика, когда родители обращались в суды, если негосударственное образовательное учреждение не выполняло заявленные программы и весь механизм работы. В условиях, когда государственные образовательные учреждения становятся автономными, и общество должно регулировать этот процесс. Возникает ситуация, когда родители начинают в государственной школе за что-то платить и почему-то считают, что в этих условиях у них появляется право требовать. Я считаю, что и сегодня у родителей есть полное моральное право требовать качественную услугу, потому что бюджет образования формируется из налогов наших граждан. Для меня нет серьезного разделения на государственное или негосударственное образовательное учреждение. Для меня есть разделение: аккредитованное образовательное учреждение и неаккредитованное образовательное учреждение. Если образовательное учреждение аккредитовано, то оно точно гарантирует и имеет все возможности, обеспечивает тот базовый стандарт, о котором мы говорим.

Когда-то мы оканчивали школу, а поступали в вузы порядка 20-25 процентов выпускников школ. Сейчас ситуация такова, что все выпускники школ поступают в высшие учебные заведения. Высшие учебные заведения говорят о некоем снижении качества образования выпускников школ. Но это же очевидно: если 20 лет назад они брали только лучшую часть выпускников школ, то сегодня берут всех выпускников, в результате, естественно, снижается средний уровень. Любую реформу можно повернуть и в одну сторону, и в другую. Важно, чтобы сейчас состоялось действительно серьезное общественное обсуждение, была принята та модель, которая действительно отвечает интересам родителей, интересам детей.

В Финляндии, например, очень высока ответственность родителей за качество образования их детей, что полностью отсутствует в российских школах. Все опросы показывают, что активная часть наших родителей находится в области 10-12 процентов. Нам очень важно, чтобы родительская общественность заняла более активную позицию в момент обсуждения и в момент реализации как текущей ситуации в школе, так и каких-то изменений. Нам легче критиковать, нежели принимать на себя ответственность. В Финляндии ответственность есть по закону, и очень большая: и финансовая, и административная. Получается, что школа, микрорайон в целом, власти микрорайона и родительская общественность работают очень серьезно. Директор школы Финляндии мне говорил о том, что ребенок не может прийти с невыученным уроком, потому что это сразу станет известно руководителю муниципального объединения, будет стыдно, ведь ему об этом скажут все. Но у нас нет такой системы ответственности, мы даже не пытаемся ее создать. Мы говорим, что учитель отвечает сейчас за все, а нам нужно говорить об ответственности всех участников образовательного процесса, включая самих детей.