Назревавшие конфликты периодически взрывались кровавыми восстаниями, гражданскими войнами, вооруженными сопротивлениями, но в конце ХVIII столетия в русле антидеспотического мышления они нашли мирную форму своего разрешения. Противодействием произволу и всевластию государства стали права, принадлежащие рядовому члену общества и ограждающие его от государственных злоупотреблений.

Осуществление прав человека оказалось возможным благодаря постижению и критике доктрины «иммунитета суверена». Их пафос был направлен на ограничение тоталитарных притязаний всякой политической власти, на утверждение сознания, что люди не являются достоянием государственной власти, что заставлять человека служить государству как органу, в который входят эксперты в области общественного порядка и благосостояния, есть «политическое извращение».

В результате права человека оказали огромное влияние на изменение характера организации и деятельности государства в целом. Благодаря пробуждению «сознания своего «я», своей личности», противопоставляя себя государству, ничтожная величина - отдельный человек - оказался наиболее сильным противовесом столь могущественной силе, каковой является государство. Принудительное ограничение посредством прав человека государственной власти, которая сама принуждает, совершило, как выразился Э. Соловьев, поистине «коперниканский переворот», «лимитировало административно-бюрократический произвол и препятствует тому, чтобы мощная централизованная власть выродилась в деспотическую и диктаторскую». Права человека призвали граждан к бдительности по отношению к своим правителям, установили границу для поведения властей в форме правовых правил, которые защищают индивида.

Становление прав человека как процесс противоборства личности с государством следует понимать в контексте с тем содержанием, что вкладывается в термин «государство». Как известно, он используется в трех основных значениях: как государственно организованное сообщество, как государственная власть и как система государственных органов.

Очевидно, что права человека зависят от фактически складывающихся отношений между личностью и государством. Они переводят в практическую плоскость один из трех принципов, в рамках которых осуществляется развитие отношений между этими субъектами. В соответствии с ними выделяются и три основные государственно-политические концепции прав человека: этатистская, либеральная и концепция сотрудничества.

Больше государства

Этатистская концепция прав человека.

Общепризнано, что этатизм представляет собой взгляд на государство как высшую ценность, в связи с чем им выдвигается требование поставить под контроль государства все институты и сферы общественной жизни (лозунг «Больше государства»).

Этатизм неоднороден по содержанию, известны авторитарный и более умеренная модель - демократический этатизм. Воззрения демократического этатизма близки концепции сотрудничества, варианты же авторитарного этатизма послужили основой для этатистской теории прав человека. Является заблуждением мнение о том, что этатизм не совместим со свободами и правами человека. Радикальное отрицание прав личности в отношениях с государством свойственно лишь деспотическим и тоталитарным его формам.

Этатизм не уничтожает прав и свобод, он ограничивает существенным образом лишь политические возможности личности, допуская в известных пределах свободу личную и экономическую. Этатизм не заинтересован в надлежащих гарантиях индивидуальных прав и безопасности человека, жестко контролирует механизмы саморегуляции гражданского общества, он не поддерживает, но и не уничтожает их. Этатизм считает государство все-таки связанным некоторыми правами и свободами подвластных, в минимальной степени, но все-таки связанным. Тоталитарные же его формы в противоположность этому вообще не признают каких-либо прав граждан по отношению к власти.

Идеальным типом государства этатизм считает полицейское государство, строящее свои отношения с гражданами на принципах контроля, разрешения, широких запретов, опеки, единства и отказа от плюрализма, в целом оно поддерживает права индивидов, особенно в тех сферах, которые не грозят устоям власти.

Законы полицейского государства сильно ограничивают свободу личности, выдвигая на первый план соображения обороны и безопасности государства, защиты интересов населения в целом. Административным органам даны широкие полномочия, им дозволено вторгаться практически во все сферы жизнедеятельности граждан. Формально существуют свобода слова и независимость средств массовой информации, но действует при этом цензура. Свобода передвижения, неприкосновенность частной жизни серьезно урезаются полномочиями административных органов применять принудительные меры в упрощенной процедуре (аресты, обыски, задержания, досмотры и т.п.). Более или менее эффективно полицейское государство борется с общеуголовной преступностью, защищая жизнь, безопасность, собственность своих граждан от посягательств частных субъектов, но злоупотребляет при этом полицейским вмешательством и не заинтересовано законодательно регулировать компетенцию должностных лиц.

Таким образом, с одной стороны, этатистское государство гарантирует некоторый набор субъективных прав, но с другой - своими законами прямо или косвенно запрещает почти любую деятельность, не контролируемую государством, а разрешенную ставит под строгую опеку административных органов.

Этатистские отношения власти и граждан провоцируют развитие патерналистских связей и фактически свертывают права человека, предполагающие проявление активности самой личности. Патерналистское государство основывается на презумпции недоверия индивиду, который, по мнению власть предержащих, склонен злоупотреблять своей свободой, не в состоянии самостоятельно без содействия государственных органов решить, что для него хорошо, нравственно, ценно или выгодно, не умеет брать ответственность на себя и заботиться о себе. Итог подобных отношений перерождает человека, из деятеля превращая его в объект заботы.

Каждый начинает остерегаться всякой инициативы, риска, волеизъявления, неординарности. Развиваются анемичность и социальная апатия, растут иждивенчество и эскалация требований к государству, которое не успевает и объективно не может удовлетворить заявленные потребности. В результате прогрессирует взаимное недоверие, отчуждение власти и личности. В такой ситуации любые права воспринимаются как дар и забота государства о своих гражданах, как добрая воля власти, а не подтверждение неотъемлемых качеств и способностей самого человека.

Этатизму присуща позитивистская интерпретация прав человека, для него характерно преувеличение нормотворческих возможностей государства, признание ценности лишь государственного закона и выраженной в нем государственной воли, отрицание всего того, что в него не включено.

Позитивистская трактовка прав человека утверждает, что: 1) источником и гарантом прав гражданина (но не человека как такового) является государство; 2) государство октроирует права, определяет и изменяет их содержание, объем в зависимости от государственной целесообразности и общих интересов, понимаемых с позиций власти; 3) права выражаются в законах, вытекают из них, поэтому права человека - это только субъективные (юридические) права; 4) в качестве таковых права человека есть рядовая юридическая конструкция, подчиняющаяся требованиям правовой системы, т.е. юридически оформленной воле государства; они не имеют какого-либо верховенства над государственными законами, так как не существует никаких дозаконотворческих или надзаконных императивов для государства; 5) государство существует и действует не для обеспечения индивидуальных интересов, а для защиты общих интересов против интервенции частных притязаний.

Таким образом, этатистская концепция прав человека гипертрофирует роль государства в жизни человека и общества и выражается языком категорий полицейского, патерналистского и позитивистского государства.

Этатистским вариантом прав человека является советская социалистическая концепция, которая в свое время широкими прерогативами также наделяла государство, а не индивида, придавала главенствующую роль политике, а не праву, проявляла склонность к силовым методам установления отношений между властью и человеком.

«Пассивный полицейский»

Либеральная концепция прав человека.

П. Струве писал, что либерализм в его чистой форме и есть «признание неотъемлемых прав личности». Либеральная идеология поставила проблему прав человека и разрабатывала ее под углом зрения свободы и неподопечности личности, ее приоритета перед государством, договорного происхождения последнего.

Либерализм проводит линию критического отношения к государственной власти, отстаивает принципы высокой политической ответственности граждан, плюрализма и конституционализма. Он исповедует индивидуалистическую систему, дающую человеческой личности и ее правам превосходство над всем остальным, считает основой общественного порядка личную инициативу и предпринимательский дух отдельного человека. Поэтому он сводит к минимуму всякое регламентирование, которое тормозит энергию личности. И, наоборот, требует развития всех видов предприятий, если в них проявляется и обогащается личность, развиваются ее силы и способности.

Отдельная личность, утверждает либеральная мысль, не есть средство для государства или придаток государства, индивид образует основание всякой государственности. Там же, где он используется в качестве инструмента и способа для государственных целей, государство превращается в деспота, а его власть приобретает характер чистого произвола. Свободная личность и ее права - первоисточник и граница всякой власти в обществе. В таком виде либерализм отвечает на вопрос о пределах и степени допустимости государственного вмешательства в частную жизнь, совмещения свободы и власти.

Либеральное видение связывает устройство институтов государства с тем, чтобы граждане как автономные субъекты могли самостоятельно решать свои проблемы и приходить к ним на помощь лишь тогда, когда возникают конфликты и требуется защита неотъемлемых прав личности. Государство призвано обеспечивать безопасность и свободу граждан, поддерживать общественный порядок. Таким образом, либеральное государство - это «минимальное государство», «ночной сторож» или «пассивный полицейский».

Либеральная концепция прав человека представляется как гарантия различных аспектов свободы. Считается, что права имеют внегосударственное происхождение. Государство не создает и не дарует права человеку, поскольку нельзя даровать то, что уже принадлежит каждому при рождении. Правами являются возможности индивида, осуществляемые благодаря его собственным усилиям, а государство обязано подключаться к их защите лишь в случае посягательств на них. Права человека выступают критерием оценки правового типа организации и деятельности всех ветвей государственной власти. Они возникают в гражданском обществе и порождают либеральное государство, соблюдающее эти права. На такой основе формируется и идея правового государства, т.е. государства, подчиненного праву, ядром которого становятся основные права и свободы личности.

Концепция сотрудничества

Она сложилась в результате практического апробирования этатистских и либеральных средств в урегулировании отношений индивида и коллективного гражданина (государства), проявившего себя как с положительной, так и с негативной сторон. Модернизация, ускорившая темпы жизни, установившая многообразие стилей, усилившая зависимость человека от технической среды, нарушившая духовное и социоприродное равновесие, поставила новые проблемы, решение которых оказалось не под силу личному почину, на который делал ставку либерализм. Пришло понимание того, что, если государство сильное, оно подавляет нас, если же слабое - мы погибаем (Поль Валери).

Началось очередное изменение взглядов на государство, крепла уверенность в необходимости объединения и солидарности, росло доверие к пользе государственного вмешательства в экономическую и социальную сферу, культуру и экологию. Общество потребовало, чтобы государство взяло на себя изрядную часть функций по оказанию услуг своим гражданам. И результат показал, что чем больше государство «работает» на индивида, тем больше возрастает степень государственного вмешательства и, следовательно, растет зависимость граждан от него, соответственно чаще происходят их столкновения с представителями государственной администрации. Все это по-новому поставило вопрос об основах отношений личности и государства.

Практически все влиятельные идеологии (неолиберализм, демократический этатизм, неоконсерватизм, социал-демократия, феминисты, «зеленые» др.) переосмыслили свои позиции по данному вопросу и при этом оказались едиными в главном: несмотря на множество нюансов и деталей они полагают, что отношения между индивидом, который в постиндустриальном обществе должен быть социально ответственным, и государством, которое заинтересовано в политической и экономической стабильности страны, могут строиться лишь на базе прав человека.

Так, неолиберализм (социальный либерализм) выступил за консенсус управляющих и управляемых, за государственное вмешательство в естественное саморегулирование гражданского общества, за перераспределение национального дохода в пользу социально слабых. Демократический этатизм признал плюрализм интересов и плюралистические формы осуществления государственной власти. Социал-демократическая идеология связала идеальное общественное устройство с принципами свободы и солидарности, социального партнерства государства и личности. Неоконсерватизм основную ответственность за поддержание стабильности в обществе возложил на самого индивида, который должен рассчитывать в первую очередь на собственные силы и локальную солидарность сограждан.

Таким образом, отношения между индивидом и государством были дополнены, кроме принципов свободы (либерального), равенства (социалистического) и государственности (этатистского), новыми ориентирами - государственного содействия, сотрудничества и гармонии. В результате стало определяться общее, синтетическое видение прав человека - концепция сотрудничества, стержнем которой стали идеи сближения государства и личности, увязывания индивидуальных прав с правами коллективов, государства и общества.

Предполагается, что индивид должен быть разумно огражден от государственного вмешательства в частную жизнь, но при этом не должны страдать нравственные и иные устои общества. Государство обязано создавать «экономические, общественные и правовые предпосылки самоосуществления индивида, но что касается самоосуществления последнего в качестве человека, то это предмет его собственной заботы и его личного усилия». Ограничение власти государства правами человека не должно вести к предельному умалению его роли. В правах человека должен быть установлен тот баланс, который, с одной стороны, открывает личности возможности беспрепятственно развивать свои способности и проявлять творческий потенциал, а с другой - признавать и уважать общегосударственные цели, то, что объединяет всех, поскольку личность и государство - «соподчиненные самоцели».

Конкретные механизмы воплощения концепции сотрудничества в жизнь были найдены в парадигме правового, демократического, социального и экогуманистического государства.

В правовом государстве законы провозглашают и защищают права индивидов и их объединений (правовые законы). В таком государстве законы общеобязательны и связывают всех субъектов правового общения требованиями уважения и соблюдения прав человека. Единая правозаконность касается деятельности не только агентов власти, но и всех участников гражданского общества. Взаимная ответственность государства и личности проявляется в законодательном ограничении полномочий государственных структур, принятии государством на себя обязательств по обеспечению прав, установлении мер юридической ответственности для представителей государства и государства в целом за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, которые причинили ущерб правам человека. Поддержание правопорядка основывается на функционировании правила: «Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого», но в сочетании с коллективистскими соображениями - привлечения к ответственности каждого, кто нарушает права других людей.

Демократическое государство создает политико-юридическое пространство, необходимое для осуществления прав и свобод личности. Демократии принадлежит важная роль в повышении авторитета властей и тем самым в расширении ее возможностей.

Право на демократию постепенно становится универсальным правом. Оно означает, что по отношению к государству индивид имеет право на участие в формировании и осуществлении власти, в использовании активного и пассивного избирательного права для учреждения органов государства и постов высших должностных лиц. Индивид может занять ту или иную государственную должность (при наличии ряда условий и объективных характеристик).

В демократическом государстве граждане способны влиять на принятие государственных решений по вопросам внутренней и внешней политики путем участия в референдумах, через СМИ, обсуждения и консультации, посредством митингов, демонстраций, шествий и т.д. Партии, профсоюзы, лобби, другие общественные группы имеют возможность давить на власть, преследуя свои интересы. Свобода слова и выражения собственного мнения легальными способами - необходимые атрибуты демократического правления. В демократическом государстве возможен и осуществляется контроль за деятельностью властных структур средствами гражданского общества: обжалованием действий и решений государственных служащих в суде, в вышестоящих административных органах, их критикой посредством СМИ и общественных акций. Лояльно воспринимается деятельность неправительственных правозащитных организаций. Демократическое государство не исключает право на гражданское неповиновение, если правительство становится на путь попрания прав.

Демократическое государство тесно сотрудничает с гражданским обществом, которое на современном этапе хотя и приобрело некоторые негативные черты (стало более безличным, массовидным, формализованным и т.п.), не перестало быть сферой социальной и политической самодеятельности индивидов и их групп, с атрибутами плюрализма, консенсуса базовых ценностей, механизмов мирного разрешения конфликтов, партнерства с властью и т.п.

Социальное государство связано с поддержкой и развитием прав второго поколения. Перед ним, во-первых, стоит задача создать условия или обеспечить достойный уровень жизненного существования человека. Во-вторых, откликаясь на потребности социализированного и коллективизированного общества, оно принимает индивидуальные права в их сочетании с общественными интересами и коллективными правами различных групп людей. В-третьих, социальное государство защищает права человека посредством соединения государственного регулирования с саморегулированием гражданского общества.

Социальное государство самообязывается помогать тем, кто не способен к труду, а также тем, которые в силу разных обстоятельств не в состоянии обеспечить себя прожиточным минимумом (удовлетворительным, достойным). Деятельность социального государства связана с перераспределением имеющихся в обществе благ в соответствии с принципами социальной справедливости. Для этого государство направленной политикой стимулирует предпринимательство и экономический рост, финансирует программы образования, здравоохранения, поддержки науки и культуры, создает благоприятные условия для развития творческих способностей человека.

Глобальные угрозы человечеству, переход к информационному обществу ориентируют государственную стратегию в сфере прав человека на решение социоприродных задач - охраны и сохранения природной среды обитания, обеспечения выживаемости населения на территории своей страны и в планетарном объеме. С учетом этого роль государства в аспекте правочеловеческой защиты звучит много масштабнее, и оно приобретает облик «экогуманистического государства, соответствующего эпохе ноосферы».

Право на выживание, развитие, безопасность и прогресс как индивидуальное и коллективное право предполагает со стороны государства реализацию надлежащей демографической стратегии, уравновешивающей численность и плотность населения. Деятельность государства должна определяться в соответствии с пределами устойчивости экосистем. Она должна быть направлена на искоренение нищеты, уменьшение имущественного неравенства и неравенства уровней жизни людей внутри страны и между странами, изменение структуры потребностей людей в сторону рационального и здорового образа жизни, устранение всех форм насилия над человеком и природой, прежде всего войн, террора и экоцида, поскольку мир, развитие и охрана природы взаимозависимы и неразделимы.

Людмила ГЛУХАРЕВА, кандидат юридических наук