Сборник работ участников конкурса «Права человека в современном мире», 2003 год в рамках проекта ООН «Содействие развитию образования в области прав человека в России».

Три экземпляра этой газеты были развешаны в нашей школе. Первый провисел лишь 40 минут. На следующий день исчез и второй. А последний продержался три дня, потому что был в гардеробной и его не скоро обнаружили.

Школьная администрация не оставила эти публикации без внимания. Урок русского языка на следующий день начался необычно. Наша классная раскрыла журнал и достала из него листочки со знакомым заголовком: «Школа - территория закона». «Это плохая газета!» - объявила она. Ее надо закрыть.

Я объяснила, что наша газета защищает права детей. Тогда классная пошла в наступление. «Все ваши статьи - вранье! Вот, например, статья о том, как учитель ударил ученика. Такого ведь просто не может быть!»

«А статья о нашем охраннике - тоже вранье?» - поинтересовалась я. Историю с охранником знала вся школа, и отрицать ее было сложно. Но классная не растерялась: «Вы сами виноваты, что плохо вели себя на перемене. По правилам бегать надо выходить на улицу...» А на улице стоял ноябрь месяц. У гардероба - толпа «отучившихся» с номерками, седьмой урок все-таки... «А охранник ничего не нарушал, он просто наводил порядок в школе».

Когда я предложила провести расследование, педагог заявила: «Я работаю двадцать лет и ни разу не слышала ни о каком расследовании!

А взяли мы это вот откуда: Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», статья 9: «Обучающиеся, воспитанники образовательных учреждений... вправе самостоятельно или через своих выборных представителей ходатайствовать перед администрацией указанных учреждений о проведении с участием выборных представителей обучающихся, воспитанников дисциплинарного расследования деятельности работников образовательных учреждений, нарушающих и ущемляющих права ребенка».

Мои одноклассники во время урока русского языка были просто счастливы. Некоторые успели списать домашнее задание, а остальные с большим вниманием слушали. Самое интересное, что те, кто участвовал в создании газеты, сидели и молчали, как будто их это не касается. Испугались, что ли? Не только наша классная, но и другие педагоги приняли газету в штыки. И мою позицию - тоже.

Нашу газету прочитали и в интернете. Первый отклик на новый выпуск пришел из Эстонии. Нам написал Евгений Криштафович, президент Союза ученических самоуправлений «Открытая Республика»: «Посмотрел я новый номер вашей газеты и пришел в ужас: как такое может твориться в школах? Пьяные охранники, учителя, оскорбляющие учеников... Что за беспредел?! Только я одного не понял, почему вместо номеров школ указано «х»?». Евгений считал, что нужно называть и номера школ, и фамилии учителей, которые нарушают права детей. Только так можно бороться с произволом! А я удивлялась: как не похоже отреагировали на газету разные люди!

Конфликт разрастается

Еще через день я узнала, что охранник... уволен. На этом все могло бы и закончиться, но не тут-то было.

Классная ставит вопрос о газете «Школа - территория закона» на родительском собрании. Тем, кто пришел, «разъяснили», что все случаи - сплошная выдумка. Родителям, чьи дети входили в Юниорский союз «Дорога», посоветовали занять их более нужной и полезной деятельностью. Например, учебой. Моих родителей на том собрании, к сожалению, не было. Похоже, все остальные решили, что наша организация ничего хорошего не дает, а только портит детей. Родителям тех ребят, которых не было на собрании, классная специально перезвонила домой с тем же предложением - «забрать» своих детей из союза.

После этой убийственной кампании из нашей организации вышел один из ее участников, а мама еще одного человека стала относиться к союзу очень подозрительно. Юниорский союз «Дорога» не оставил эту ситуацию без внимания. Мы решили выпустить телесюжет, в котором я дала интервью о случае с охранником и об исчезновении газеты со школьных стен. В журналистском тексте, который подготовил наш пресс-центр, упоминалось и о проработке, устроенной учителем. Сюжет вышел в новостях городской телекомпании «Петронет».

На следующий день классный руководитель просит меня остаться после уроков и прокомментировать сюжет. Я пыталась в который раз объяснить, зачем нужна газета, но меня так и не поняли.

Я стала замечать, что отношение учителей к Юниорскому союзу «Дорога» очень изменилось. Раньше классная гордилась тем, что в ее классе учатся участники такой хорошей организации. Они проводят концерты для ветеранов, поздравляют одиноких пенсионеров с Новым годом и играют со школьниками в разные игры. Молодцы! Теперь же она считает союз чуть ли не шайкой, в которой детей заставляют заниматься тем, до чего они сами никогда бы не додумались.

Я знаю, что большинству учителей газета не нравится. Но все равно вывешиваю ее в школе. Знаю: родители решили, что их дети будут ходить в театр всем классом по вечерам, тем более что это по программе. А я не хожу, хотя в прошлом году не пропустила ни одного спектакля.

Классная все никак не может смириться с тем, что я мало времени провожу с классом. Недавно она даже звонила моим родителям, пытаясь доказать, что я - односторонне развитый человек. К счастью, не убедила.

Сейчас, когда после скандала прошел год, директор «пускает» нашу газету в школу только после самоличного прочтения. Досконально изучая каждый выпуск газеты «Школа - территория закона», он еще ни разу не наложил на нее свой запрет. «Этот выпуск ничего, мне понравился. Можешь идти вывешивать» - эту фразу я слышу каждый раз, когда приношу номер «на оценку».

Получается, что в школе - цензура? И такое право человека, как свобода слова, не работает?

Кому нужны «эти права»?!

Первое время многие мои одноклассники, по примеру учителей, твердили: «Какая у вас плохая газета...». А позже те, кого коснулась проблема нарушения их прав (например, выгнали с урока или оскорбили), стали спрашивать у меня совета.

Например, один отличник долго обсуждал каждый новый номер газеты и советовал не портить отношения с учителями: «Дались тебе эти права! Лучше так: поругаешься с учителем, потом извинишься, и оба все забудете! В следующем году экзамены сдавать, не забывай об этом. А педагоги - люди злопамятные».

Но когда в начале мая учитель физкультуры заявила, что пять человек от нашего класса обязаны после уроков принять участие в соревнованиях между восьмыми и девятыми классами, в список попал и этот отличник. А он хотел провести это время на дне рождения друга. Он подошел и спросил, что делать, так как учитель ничего не хочет слушать и угрожает двойкой.

Тогда мы зашли в учительскую и попросили учебный план. Соревнований в нем, естественно, не оказалось. А потом просто подошли к учителю и объяснили ей это, показав статью 50 Закона «Об образовании»:

«Обучающиеся, воспитанники гражданских образовательных учреждений имеют право на свободное посещение мероприятий, не предусмотренных учебным планом».

К счастью, после начала работы над выпуском газеты в союзе нам выдали выписки из основных законов о правах ребенка. И эти выписки я каждый день ношу в школу - вдруг что-нибудь случится... Учительница поворчала и разрешила не идти. Узнав об этом, остальные члены команды тоже отказались участвовать в соревнованиях. Пришлось педагогу набирать команду из параллельного класса.

Получается, сами ребята готовы «шевелиться» тогда, когда нарушили именно их права. Только в этом случае ученик будет что-то делать: спорить или обращаться за помощью. Но чаще всего ребята предпочитают промолчать, а за углом школы начинают ругать педагога.

Почему так происходит? Школьники или не знают своих прав и не умеют их отстаивать, или просто боятся мести учителей. Какая из этих причин более актуальна, я не знаю. Наверное, важны обе.

Сегодня учителя еще не умеют поддерживать дисциплину в классе с помощью методов, отражающих уважение человеческого достоинства ребенка. Пока они умеют только применять меры физического и психического насилия. Учителям выгодно, что дети не знают своих прав. Педагоги считают, что ребенок, знающий свои права, - угроза их репутации. Конечно, если учитель ударил ученика указкой, а потом рассказ об этом случае появляется в газете или даже на телевидении, это очень неприятно. Хотя в нашей газете и не указываются фамилии учителей и учеников, новости по школе разносятся быстро.

Многие учителя до сих пор не могут понять, зачем детям права. Они учились в то время, когда у учеников было только два права: хорошо учиться и слушаться старших. Обязанности были те же: учиться и слушаться. Сейчас они преподают по тем же принципам и рассуждают примерно так: «Ну вы совсем обнаглели! Мы тут вас учим, портим свои нервы, а вы вместо благодарности начинаете права качать!» И совсем забывают, что они должны не только учить, но и воспитывать.

Не зря считается, что школа - это модель общества. А как можно создать в нашей стране правовое государство, если мы даже школу не можем сделать правовой?

Позиция родителей также достойна упоминания. Я спрашивала у родителей моих знакомых, хотят ли они, чтобы в школе уважали и соблюдали права их детей. Ответы получились очень интересные: все взрослые хотят видеть школу правовой, но никто не желает, чтобы его ребенок помогал учебному заведению меняться. «Ему в этой школе еще пять лет учиться, зачем портить отношения с учителями? Изменится школа - отлично, но самому нарываться на конфликты с педагогами нельзя».

Вот и получается, что пока права человека в школе существуют только на бумаге. И если общество не задумается над этой проблемой сейчас, на исправление последствий правовой неграмотности населения уйдет очень много сил, времени и денег. Как же должна измениться школа? Я думаю, что отношения «учитель - ученик» должны стать партнерскими. Ведь педагоги и школьники «работают» в одной организации и, по сути, являются коллегами.

Валентина ХРАПОВА, ученица 11-го класса, Петрозаводск