- Алексей Улзытуевич, после посещения различных образовательных учреждений республики у меня сложилось впечатление, что в педагогических коллективах нет конфликтов между администрацией и профсоюзом, чувствуется, что люди стараются договориться, найти общее решение любой проблемы.

- Конечно, бывают отдельные случаи непонимания, но в основном руководители осознают, что профсоюз нужен и вместе с ним легче решать все вопросы. В последнее время в сфере образования появилось много новшеств, которые необходимо внедрять вместе с коллективом, а значит, и с профсоюзом. К тому же климат у нас довольно суровый, и исторически сложилось так, что люди стараются помогать друг другу, чтобы выживать в непростых условиях Сибири. Но это вовсе не значит, что профсоюз при этом становится «беззубой» организацией, не способной решительно отстаивать права работников.

- Вы возглавляете республиканский профсоюз уже третье десятилетие, какой период был самым сложным?

- Последнее десятилетие прошлого века, как и для всей страны. Особенно 1995-2000 годы. Тогда учителям по семь месяцев не выплачивали зарплату. Проходили постоянные пикеты, митинги, забастовки. Именно в эти годы люди поняли, что такое профсоюзы, что без них отстаивать свои права и экономические интересы сложно. До сих пор вспоминаем, как учителя с митинга на центральной площади Улан-Удэ шли прямо к президенту республики. Охрана запускала к президенту только актив, и мы начинали вести переговоры, в первую очередь о зарплате. Это действовало, да и средства массовой информации помогали, потому что писали о таких мероприятиях. После тех событий с профсоюзами начали считаться.

- А в чем особенности и сложности нынешнего отчетного периода, последних пяти лет?

- Дело в том, что наша республика глубоко дотационная, 60% бюджета формируется за счет федеральных средств. Поэтому часто предпринимаются попытки сэкономить республиканский и муниципальные бюджеты за счет учителей. После принятия 122-го Федерального закона о разделении полномочий по уровням власти в бюджет 2005 года не заложили средства на компенсацию коммунальных расходов учителям. Мы, узнав о том, что не будут оплачиваться коммунальные услуги, не будет 25-процентной надбавки сельским учителям, написали обращения к президенту, в Народный хурал Республики Бурятия, начали активно работать с депутатами, говорили об этой ситуации в районах. Все профсоюзы бюджетников тогда выступили единым фронтом. При окончательном принятии бюджета в него все-таки включили коммунальные платежи, но не была предусмотрена полная оплата жилья для сельских учителей. Мы обратились в Верховный суд Республики Бурятия, который признал закон, принятый Народным хуралом, несоответствующим Закону РФ «Об образовании». Тогда Народный хурал вынужден был принять специальное постановление по учителям. С 2006 года наши педагоги получают за твердое топливо для дома в среднем более одиннадцати тысяч рублей в год. Стоимость дров в районах разная, но, по отзывам учителей, выделяемых денег хватает. Поэтому сельские педагоги благодарны республиканскому профсоюзу за то, что мы добились этих выплат. А 2900 учителей, проживающих в рабочих поселках, получают в среднем 2700 рублей на оплату коммунальных услуг.

В этот отчетный период удалось решить еще одну проблему. С 1994 по 2004 год в республике не выплачивались положенные деньги на методическую литературу, поэтому скопилась огромная задолженность: 109 миллионов рублей за методическую литературу и порядка 40 миллионов рублей за коммунальные услуги, которые тоже не всегда компенсировались полностью. В 2005-2006 годах благодаря активным действиям профсоюза республика полностью рассчиталась с этими долгами. На каждом заседании республиканской трехсторонней комиссии я вносил предложение погасить задолженность, и правительство было вынуждено включить в бюджет эти выплаты. В течение двух лет они шли отдельной строкой в каждом районе Бурятии. А главы районных администраций поручали распределять деньги за методическую литературу районным профорганизациям, поскольку это завоевание именно профсоюза образования.

Непросто проходил процесс индексации зарплаты на 14 процентов с 1 февраля 2008 года. Наше правительство решило повысить фонд оплаты труда только тем, кто перешел на НСОТ. Мы опять выступали на митингах, выдвигали требования. И 17 июня прошлого года правительство приняло решение повысить фонд оплаты труда всем педагогам. Но мы стали действовать дальше, потому что на муниципальном бюджете у нас находятся детские сады, спортивные школы, учреждения дополнительного образования. А там не индексировали зарплату. Снова выдвигаем требования, обращаемся в прокуратуру. По нашему обращению и в этих учреждениях повысили зарплату, причем рассчитали ее с учетом индексации с 1 февраля 2008 года.

- Алексей Улзытуевич, расскажите о вашей команде, сколько человек работает в республиканском комитете, каков их функционал?

- Аппарат рескома профсоюза состоит из семи человек. Кроме председателя, это главный бухгалтер Наталья Николаевна Чиковинская, правовой инспектор труда Евгений Викторович Крашенинников. Есть у нас главный технический инспектор труда Сергей Владимирович Болтаев, который в общей сложности работает в профсоюзе 17 лет. Было время, когда он переходил на другую работу, а потом снова вернулся к нам в реском. Так вот с его возвращением количество несчастных случаев в образовательных учреждениях резко пошло на убыль. Это ли не доказательство хорошей работы? Лариса Дамбаевна Жанаева - главный специалист по организационной работе, практически моя правая рука. Она пришла к нам из Бурятского госуниверситета, где работала на кафедре педагогики и параллельно занималась профсоюзной деятельностью. Есть специалист по информационной работе - Елена Васильевна Дондукова. Ксения Александровна Гладышева - делопроизводитель и секретарь.

В помощь первичным организациям реском выпускает много методической литературы, например пособия «Организация профсоюзной деятельности», «Методические рекомендации по заключению трудового договора с учителем» и другие. Раз в квартал выходит республиканская газета профсоюза образования.

- Работа профсоюзных организаций в разных регионах похожа, потому что они решают единые задачи, и все же, наверное, в Бурятии возникают какие-то специфические, местные проблемы?

- Можно вспомнить много случаев, когда нам приходилось вмешиваться, чтобы добиться соблюдения законов. Население Бурятии, особенно в дальних сельских районах, плохо знает свои права. Никогда против власти слова не скажет. Так вот, в отдельных поселках, где преобладают буряты, местные власти для проведения различных мероприятий принимали решение удержать однодневную зарплату у бюджетников. Например, речь могла идти о поездке передовиков района и чиновников на дни экономики и культуры в Улан-Удэ. Начальник районного управления образования мог вызвать директоров школ и заставить их провести разъяснительную работу в коллективах: нужно, дескать, проявить «патриотизм» и пожертвовать однодневный заработок на эти «благородные» цели. В некоторых районах собирали деньги на республиканские сельские игры. Чтобы организовать размещение и угощение гостей, некоторые представители местной власти претендовали и на двухдневную зарплату. Такие случаи происходили в 2004-2006 годах. Учителя жаловались нам потихоньку. Мы обратились к президенту республики по поводу таких фактов, начали говорить о них на заседаниях трехсторонней комиссии, предложили подключить прокуратуру... В итоге нарушения прекратились очень быстро.

У нас есть хорошая практика: два раза в год мы выносим на коллегию Министерства образования вопросы по профсоюзной тематике. Там присутствуют начальники районных управлений образования, руководители республиканских образовательных учреждений.

Совместно мы обсуждаем проблемы, связанные с реализацией двухстороннего соглашения министерства и профсоюза. Например, выносим на коллегию вопросы охраны труда, соблюдения трудового законодательства, потом в одном из районов собираем всех директоров и председателей профсоюзных организаций, докладываем, какие мы выявили недостатки, и получается хороший резонанс. Таким образом мы, например, за отчетный период решили проблему с оплатой медосмотров. По закону средства на проведение медосмотров, которые учителя обязаны проходить ежегодно, должны выделять работодатели или учредители образовательного учреждения. Но часто учителей принуждали проходить медосмотры за собственные деньги по принципу: хочешь работать - пройдешь. Этот вопрос мы тоже вынесли на коллегию и решили положительно. В районные бюджеты стали закладывать средства на эти цели.

- Сейчас в образовании идут процессы оптимизации штатов, реструктуризации сети учреждений. В республике много сельских школ, как эти процессы отражаются на жизни профсоюза?

- Сокращение штатов, безусловно, влияет на численность членов профсоюза. За последнее время она уменьшилась с 53 тысяч до 50 тысяч 500 человек. Этот процесс продолжается. Но процентный охват нам удалось сохранить. Обнадеживает то, что рождаемость растет. Мест в детских садах уже не хватает, в республике 12 тысяч детей не устроены в дошкольные учреждения. Малышей ставят на очередь в садик буквально на следующий день после рождения. А значит, через несколько лет эти дети придут в школы. Об этом факте не стоит забывать тем, кто регулирует процессы оптимизации в образовании.

- Алексей Улзытуевич, вы собираетесь баллотироваться на новый срок. Чему будете уделять внимание в первую очередь, если вас вновь изберут на должность председателя рескома профсоюза?

- Если я буду избран на новый срок, то мы обратим внимание на инновационные формы социальной поддержки учительства. Будем создавать кредитный союз. Подготовительная работа уже ведется, наш главный бухгалтер Наталья Чиковинская съездила на курсы по этой тематике в Москву, в учебно-методический центр «Гармония» ЦК профсоюза.

Есть у нас и такая проблема: в республике 43 профтехучилища. Раньше они входили в отраслевые профсоюзы, но в 90-е годы профсоюзные организации там зачахли. Сейчас идет большая реорганизация учреждений среднего и начального профессионального образования. Мы хотим создать в них свои профорганизации, ведь там работают учителя, проблемы у них одинаковые. В трех училищах нам уже удалось создать свои профорганизации, планируем работать в этом направлении и дальше.

В плане обучения профактива, рядовых членов профсоюза мы будем развивать кружковую работу, у нас она пока на начальной стадии. Большая работа предстоит по внедрению современных средств коммуникации. Из 23 районных организаций только пятнадцать имеют Интернет. У нас есть хорошие интернет-курсы в Восточно-Сибирском государственном технологическом университете, там мы планируем обучать наших председателей работе на компьютере.